Перейти к содержанию
Новости

Дорогой Гость!

Добро пожаловать на Форум Телезритель. Как и в большинстве интернет-сообществ, для получения возможности оставлять свои комментарии или задать вопрос другим пользователям на актуальные темы, Вам необходимо войти под своей учётной записью или пройти быструю процедуру регистрации.


Антивор

ОТРажение

Рекомендуемые сообщения

Антивор

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение недели 25.09.2016 1x1.gif

Правительство готовит новые экономические реформы

Еще полгода назад эксперты предупреждали: после выборов начнутся экономические реформы. Почему "после"? Потому что реформы эти подразумевают не самые популярные меры, а решиться на них власти могут только в "электорально спокойный период" - такое у политологов замечательное выражение. 

И действительно, не прошло и дня после голосования, как Минфин разродился целым талмудом идей. Все в основном вокруг налогов и их перераспределения. 

Чтобы вы понимали, насколько государству сейчас нужны деньги, вот такой штрих. В эту среду Дмитрию Медведеву пришлось встретиться с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным, которого он же сам и уволил пять лет назад. Помните ту фразу Медведева о том, что его слова отливаются в граните. Это было в сентябре 2011-го на совещании, после которого тогдашний президент отправил в отставку тогдашнего министра. И вот сейчас, спустя пять лет, они снова встретились. 

"Дмитрий Анатольевич, по поручению президента Центр стратегических разработок работает над стратегией развития России с 2018-го по 2024-й год, создана рабочая группа, в которую вошли ведущие эксперты страны", - доложил Алексей Кудрин, председатель совета Центра стратегических разработок

Конкретные предложения команда Алексея Кудрина еще только готовит. А что предлагает Антон Силуанов - нынешний министр финансов? Если не вдаваться в нюансы, есть три идеи: сократить расходы, повысить налоги или "раскулачить" Москву, Петербург и нефтегазовые регионы. 

Но обо всем по порядку. Во вторник стало известно: Минфин предлагает повысить НДС и нагрузку на зарплаты. 
Реформу страховых взносов хотят провести уже со следующего года. А именно - ввести единую ставку. Сейчас, если ваша годовая зарплата не превышает сумму в 796 тысяч рублей, в Пенсионный фонд с нее уходят 22%. А если вы получаете больше этой суммы, то только 10%. Так вот, с будущего года Минфин хочет собирать страховые взносы по единой ставке. 

Но есть и альтернатива. Повысить НДС до 20% вместо нынешних 18%. Каждая из этих мер предполагает серьезную нагрузку на бизнес. Да и населения эти меры касаются не в последнюю очередь. 

"Изменение взимания страховых взносов произойдет все-таки в 2017 году. Потому что в фондах - Пенсионном, соцстрахования, ОМС - средств постоянно не хватает. Унификация льготных ставок плохо отразится на населении, тем более, что это касается продовольственных товаров, промтоваров, товаров для детей", - убеждена Людмила Пронина, доктор экономических наук, профессор РАНХиГС.

И еще один очевидный способ пополнить бюджет - ввести прогрессивную шкалу подоходного налога. Условно говоря, когда богатые платят в казну больше, чем бедные. Другой вопрос, где эта грань между роскошью и нищетой. Как бы то ни было, во вторник спикер Госдумы шестого созыва Сергей Нарышкин допустил отказ от плоской шкалы. По его словам, после введения единых 13% собираемость подоходного налога улучшилось. Так что пора вводить новую систему. 

И третий способ найти деньги: если не у богатых граждан, то у богатых регионов. 

Как сообщил "Коммерсант", правительство готовит документ, в котором прописано, что наиболее обеспеченные регионы будут делиться частью своих доходов с наименее обеспеченными. Все это ради сокращения драматического разрыва в уровне жизни между субъектами РФ. Вы понимаете, о каких-таких богатых регионах мы говорим: это Москва, Санкт-Петербург, Ханты-Мансийская автономная область, Тюменская область и Сахалин. 

В четверг на заседании Совета безопасности президент отметил, что доходы этих пяти регионов больше, чем в 40 раз превышают доходы пяти самых бедных. Так что пора делиться. Вот как прокомментировала эту идею профессор Наталья Зубаревич: 

"Семь богатеньких буратин, самая богатенькая Москва. С живым интересом посмотрю, как будет бодаться Минфин со всеми административными ресурсами мэра Москвы. Это будет интересная Куликовская битва", - говорит Наталья Зубаревич, директор региональных программ Независимого института социальной политики, профессор

Это было четверг, а вот в пятницу действительно разыгралась словесная битва. На первом Московском финансовом форуме мэр столицы Сергей Собянин назвал данное  предложение Минфина политическим шагом по принципу "отобрать и поделить". 

"Я боюсь, что это как мертвому припарка, потому что, если будет продолжаться такая же динамика расходов, эти 100 миллиардов будут проглочены, и никто их не заметит. При этом 2,5 триллионов рублей долга! Это больше политический шаг, чем экономический. Чтобы сбалансировать бюджеты субъектов, надо резко, значительно сокращать расходы и мобилизовать доходы. Речь идет не о 100 миллиардах, речь идет о 2-3 триллионах рублей. Совсем другой порядок. Всегда позитивно, приветствуется "взять и поделить", но, как мы знаем из истории страны, это ни к чему хорошему не приводит", - заявил мэр Москвы. На что министр финансов Антон Силуанов ответил: "Поглядим!". 

И еще одна налоговая новость этой недели - уже хорошая. Она касается самозанятых граждан. 

В ближайшее время на три года их вообще освободят от уплаты налогов - только у них должен быть патент. Об этом в среду заявил Владимир Путин. Речь идет, например, о нянях, репетиторах, о мастерах. Специальностей тут много. И вот сейчас, по поручению президента, Минэкономразвития готовит законопроект, который поможет самозанятым "выйти из тени". Правительство планирует рассмотреть документ в конце года. Правда, вице-премьер Ольга Голодец выступает против. 

"Если нам освободить кого-то от взносов, то получится такая ситуация, что, например, нянечка в детском саду или воспитатель в детском саду должны платить все налоги и взносы. Она обслуживает 25 детей. А если тот же воспитатель работает в частном доме у частного лица, то за него страховой взнос за медицину, Пенсионный фонд будет платить кто-то другой", - говоритОльга Голодец, заместитель председателя правительства РФ

Ольга Голодец считает, что отмена налога для самозанятых может привести к оттоку кадров из бюджетных учреждений. И, возможно, она права. 

На этой неделе в программе "Отражение" мы проводили анонимный опрос российских учителей, выясняли сколько они получают "на руки". Потом сравнили эти цифры с официальной статистикой и очень удивились: по данным Росстата, средняя зарплата учителя в России составляет 36 828 рублей. По данным опроса ОТР - 15 750 рублей. 

Самые низкие зарплаты учителей в России зафиксированы в следующих регионах: 

Алтайский край 

Данные Росстата - 18 813 рублей. 
Данные опроса ОТР - 11 000-13 000 рублей. 

Республика Дагестан 

Данные Росстата - 20 201  рублей. 
Данные опроса ОТР  - 12 000-18 000 рублей. 


Костромская область 

Данные Росстата - 21 334  рублей. 
Данные опроса ОТР - 10 000 рублей. 

Ростовская область 

Данные Росстата - 29 029  рублей. 
Данные опроса ОТР - 4 000  рублей. 

Это самые низкие зарплаты педагогов. И обратите внимание на Ростовскую область.  Мало того, что официальная статистика и реальность отличаются в восемь раз, так еще и размер оклада каков - четыре тысячи рублей! Именно столько получает учитель физики в одной из городских школ Ростовской области. Ни в чем себе не отказывайте... 

Самые высокие зарплаты учителей в России - в следующих регионах: 

Кемеровская область 

Данные Росстата - 32 114  рублей. 
Данные опроса ОТР - до 30 000 рублей. 

Справедливости ради, были реальные цифры, которые почти совпали с официальными - как, например, в Кемеровской области. 

Ведущий:  Константин Чуриков, 

ОТР Видео:

1x1.gif

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение недели 25.09.2016 1x1.gif 19:00 Полный выпуск

ОТРажение недели Видео:

Парадоксы демократии. Как одна партия получает большинство голосов от меньшей части избирателей. Итоги выборов в Государственную Думу. И "таинство" голосования на местах - искусство вброса и подкупа.

Грядущие экономические реформы. Денег нет, но где-то же они, наверное, есть? В правительстве звучат самые разные предложения пополнить бюджет - от повышения налогов до раскулачивания богатых регионов.Проблемы в экономике настолько серьезные, что Дмитрию Медведеву пришлось встретиться с Алексеем Кудриным, которого он сам же и уволил пять лет назад.

Невыполнимая госпрограмма. Фонд реформирования ЖКХ отчитался: в этом году почти половина жильцов аварийных домов так и не дождались расселения. Мы изучили ситуацию в нескольких городах. 

Главные международные события недели. Откровения американского вице-президента Джозефа Байдена. Он сказал, что пять стран Европы хотят снять санкции против России. В нашем МИДе его поправили: не пять, а большинство...

И срыв перемирия в Сирии. Почему не удалось соблюсти российско-американские соглашения?

Ведущий: Константин Чуриков, 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение Тема дня 03.08.2017 1x1.gif 

ВИДЕО:  Темы Дня с Сергеем Лесковым   03.08.2017

Сергей Лесков: Игорь Додон и Дональд Трамп – президенты без полномочий. Они не могут прорваться сквозь частокол политических условностей

Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

Петр Кузнецов: Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Сергей.

Сергей Лесков: Мы иногда начинаем с вопросов, а иногда заканчиваем вопросами.

Ольга Арсланова: Как хотите?

Петр Кузнецов: Вообще мы начинаем с того, что вы проходитесь по коридорам.

Сергей Лесков: Я и сейчас ходил по коридорам, да?

Ольга Арсланова: В этот раз у вас не очень хорошо получилось.

Петр Кузнецов: "Мнение о визите президента в Благовещенск", - вот только что, свежайшая СМС-ка.

Сергей Лесков: Главное, конечно, впечатление – это большая мобильность нашего президента. Мне кажется, трудно найти руководителя государства, который мог сравниться с Путиным по части общего километража на год работы. Это что-то невероятное. Благовещенск очень далеко находится от Москвы. Он только что был в Финляндии. Теперь вон уже где. Отличная форма. Но я не думаю, что что-либо из сказанного им или увиденного в Благовещенске может стать сенсацией, перевернет плавное и неспешное течение нашей экономики. Но если говорить о каких-то самых важных событиях, мы много говорим о внешней экономике, об экономическом кризисе, о каких-то движениях внутри политической элиты. На самом деле, может быть, мы преувеличиваем значение этих вещей. Я все-таки считаю, что есть какие-то вещи, которые выпадают из потока событий сегодняшнего, а по существу они формируют облик будущего. Одно из таких событий – это возвращение в школу астрономии. Я не знаю, вы учили астрономию? Был у вас такой предмет?

Ольга Арсланова: Да, был, конечно.

Сергей Лесков: Я не знаю, сколько лет, но в последние годы она была исключена из единого образовательного стандарта, и если ее и преподавали, то это была добрая воля учителя физики. Когда я был школьником, у нас была обязательно астрономия…

Петр Кузнецов: У нас в 9 классе можно было экзамен сдавать.

Сергей Лесков: Ну, слава богу. Но, по крайней мере, она длительное время, по-моему, лет 15, если не больше, может быть, даже и 20, была исключена из обязательной программы. Это была как бы добрая воля каких-то учителей-энтузиастов, которые понимали, что…

Петр Кузнецов: Факультатив.

Сергей Лесков: Вот видите. Факультатив – это совсем другое дело. Которые понимали, что современный человек не может жить без представлений об устройстве Вселенной, Солнечной системы. Я скажу несколько слов по этому поводу. Мы часто критикуем не только министров, но и министра образования и науки Ольгу Васильеву. И мне кажется, что она дает немало оснований для этой критики. Но этот ее шаг, о котором она предупредила заранее, еще в прошлом году, едва став министром образования, в общем, носит, конечно, совершенно позитивный характер. И поколение российских школьников должны сказать ей спасибо за это.

Дело вот, в чем. Вообще облик, мировоззрение современного человека стал формироваться в эпоху Возрождения – примерно в XIV веке. Но ведь тогда же возникла и современная наука.  Это не случайное совпадение. Имена гениев науки… Спросишь любого человека. Это Коперник, Галилей, Ньютон. Все они были астрономами прежде всего. И каждый из них внес, начав с астрономии, громадную лепту в развитии науки в каких-то других областях. Тот же Галилей, например – это родоначальник эксперимента. До него вообще экспериментаторов в мире не было. Это первый экспериментатор. Ньютон – это первый ученый, который создал единый всеобъемлющий даже не закон, а некое научное мировоззрение. Коперник же символизирует переход от веры к знаниям и возможность существования. Ведь он был священнослужителем. И сейчас дано указание разработать учебник. Собственно, он уже даже написан. И там будет 8 разделов. Это и основы практической астрономии, законы движения небесных тел, строение Солнечной системы, методы астрономических исследований, звезды, Галактика, Млечный путь и даже умение определять самое главное созвездие в нашем Северном полушарии. Вы засыпаете.

Ольга Арсланова: Нет, нет.

Сергей Лесков: Вот если бы вы пришли в планетарий (а вы, наверное, не были)…

Ольга Арсланова: Я была недавно в планетарии.

Сергей Лесков: Были, да?

Ольга Арсланова: Конечно.

Сергей Лесков: Я должен сказать, что вообще нету ничего прекраснее и ничего более захватывающего, чем предмет астрономии и космологии. Космология – это более что-то шикарное. Мне посчастливилось знать профессора МГУ академика Черепащука, который много лет является директором астрономического института при МГУ. Знаете, когда он начинает рассказывать об астрономии, о черных дырах, о темной материи, о темной энергии, это что-то невероятное. Ни один поэт не может так захватить аудиторию, как это делает академик Черепащук, рассказывая об астрономии. Я вам очень рекомендую.

Ольга Арсланова: Сергей, при этом смотрите, что пишет зритель: "Это дело хорошее. Но лишний час в неделю – это значит не по 6-7 уроков будет, а по 8". И шахматы, да, нам пообещали?

Сергей Лесков: Про шахматы я ничего не знаю.

Петр Кузнецов: Это же должно быть вместо чего-то.

Ольга Арсланова: Еще девятый урок. А нагрузка и так велика.

Петр Кузнецов: Не вместо ли основ православия?

Сергей Лесков: Было бы неплохо. Основы православия вполне могут войти в тело исторических дисциплин. Не знаю. Я в школе учился… если сказать хорошо – ничего не сказать.

Ольга Арсланова: Вы были круглым отличником?

Сергей Лесков: У меня был низкие оценки по дисциплине. Но я никогда не переутруждался по части… Мне кажется, что в школе легко учиться – легко, приятно. Никакого особенного напряжения нету.

Ольга Арсланова: Только не в современной.

Сергей Лесков: Да ну, перестаньте. Я и сейчас не верю. Сложно учиться в институте. Особенно на первых трех курсах есть такие институты, где можно сорвать себе центральную нервную систему от напряжения. А школа – нет, бросьте вы. Это преувеличение. Но, видимо, и родителям, и учителям надо научить ребенка учиться. Это самое сложное. Привить ребенку любознательность – это, может быть, самое важное, из чего ребенок должен выйти из начальной школы. Кстати говоря, астрономия – это наука, это предмет для любознательных людей. Если человек не изучал астрономию, не заглядывался на звездное небо… Помните самого великого философа, который говорил "нравственный закон внутри нас и звездное небо"? Если этому не учить, человек не станет любознательным и не сможет изучать другие науки. Без любознательности в школе учиться нельзя. А лучший кристаллизатор этой любознательности – это астрономия. Это прекраснейшая наука.

Ольга Арсланова: Астрономия плюс хороший учитель.

Сергей Лесков: Мы оставляем это за скобками. Вы знаете, не могу не сказать еще две вещи. Некоторое время назад (мне просто доподлинно известно, я лично очень хорошо знаю ученого, который нашему президенту читал лекции по строению Вселенной, астрономии и космологии)… как вы понимаете, президенту Российской Федерации это знать вовсе не обязательно. Это были лекции в частном порядке. Именно тогда Путин в какой-то аудитории блеснул сведениями о том, через сколько миллиардов лет погаснет Солнце. Помните, он правильную цифру назвал. Это вызвало совершеннейший шок. Но если президент огромной страны, которая вовсе не процветает и находится в кольце всяких противоречий, находит время для астрономии, уже одно это о чем-то говорит. Изучение астрономии позволяет сохранить хорошую умственную форму.

Результаты исследований социологов говорят, что когда у нас еще была астрономия несколько лет назад, у нас только 26% людей считали, что Солнце вращает вокруг Земли. Это как при Птолемее, древнеримском ученом. А сейчас, когда без астрономии – уже треть наших граждан считает, что Земля находится в центре Солнечной системы и Солнце скачет вокруг нее от горизонта до горизонта. Это дикость, это мракобесие. Я думаю, что мы часто и справедливо говорим о том, что общий технологический уровень в стране падает, а мракобесие набирает обороты. Здесь не обошлось без того, что наши люди не знают, как устроена Вселенная.

Кстати говоря, львиная часть нобелевских премий, без которых мы живем очень и очень долго, присуждаются в последнее время именно за астрономию. Современный астроном – это вовсе не звездочет в колпаке, который ночью просыпается, наступает на ногу жене и идет в свою башню смотреть. Современная астрономия – это высокие технологии, это приборы, каждый из которых является прорывом в области высоких технологий. Я видел некоторые телескопы. Это просто нечто фантастическое. Некоторые телескопы были построены еще в СССР. Мы тогда не уступали, кстати говоря, мировому уровню. Но давно уже не строим телескопов. А Пулковская обсерватория под Ленинградом, как известно, это трагедия, по-моему, сейчас застраивается жилыми домами. Вот видите, астрономию мы возвращаем, а Пулковскую обсерваторию, очень может быть, погубим. Потому что вокруг обсерватории должно быть как бы чистое небо, а там будет фон от жилых элитных построек.

Помните, была такая Гринвичская обсерватория?

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Лесков: Она была на окраине Лондона. Есть даже такой гринвичский меридиан, от которого все считается, нулевой меридиан. Сейчас же гринвичской обсерватории нету. Именно по той причине, что вокруг нее построили разные английские элитные дома на тот момент. И она прекратила работу из-за невозможности правильных измерений ночного неба. И Парижская обсерватория тоже исчезла по этой же причине. Если исчезнет Пулковская обсерватория, которая была основана в XVII веке, то это будет громадный ущерб для науки, даже несмотря на то, что астрономия возвращается в школу. То есть одной рукой мы делаем что-то хорошее, а второй рукой это хорошее можем перечеркнуть.

Мы вообще мало что знаем о жизни. Кстати, те, кто слушал академика Черепащука, знают, что мы считаем себя центром мироздания. А ведь мы имеем возможность изучать, наблюдать только 4-5% той материи, которая есть во Вселенной. 95-96% всего, что есть во Вселенной, просто недоступно нашему восприятию. Даже вокруг нас фактически 95% - это могут быть какие-то другие миры. Эта самая темная материя. Это безумно интересно. Если ты всего этого не знаешь, ты обокрал прежде всего самого себя. Так что астрономия – это хорошо.

Ольга Арсланова: Но чем, мне кажется, прекрасна астрономия (хотя, наверное, как любая такая фундаментальная наука, стимулирующая любопытство) – еще и критическое мышление развивает. Человек начинает во всем сомневаться.

Сергей Лесков: Естественно. Вы знаете, что ученым может считаться только тот, кто ставит даже свою теорию, которую он только что сформулировал, под сомнение? Чем отличается наука от веры, от религии? В вере нет элемента сомнения.

Ольга Арсланова: И никакой критики тоже быть не может.

Сергей Лесков: Настоящая научная теория предполагает сразу в момент ее формулировки, даже когда 100% ученых в нее верит, но аксиоматичным является положение, что эту теорию можно опровергнуть. Вот мы говорили о Ньютоне. Его же теория опровергнута. Она от этого не стала неправильной. Но просто расширились горизонты представлений благодаря другому ученому по имени Эйнштейн.

Ольга Арсланова: А сегодня в современной России, как вам кажется, вот это научное мышление востребовано, или доминирует все-таки противоположное?

Сергей Лесков: Наши лидеры говорят, что востребовано. Но действительность показывает, что если и востребована наука, то только по части ее материальных ценностей, которые она сумела скопить за предыдущие 300 лет, когда она появилась при Петре. Между прочим, наука в России появилась при Петре. И в этой знаменитой Сухаревой башне, которая стояла на проспекте Мира когда-то. Там же изучали астрономию.

Ольга Арсланова: Астрономия и математика. Это было первое учреждение, которое готовило по стандартам века учеников. И, по-моему, если я не ошибаюсь, за побег студентов даже смертной казни подвергали. А за прогулы – штраф. То есть учил Петр всех очень серьезно.

Сергей Лесков: Уж смертная казнь – это вряд ли.

Ольга Арсланова: Хотя образование было бесплатным, и даже платили стипендию.

Сергей Лесков: Да. Это правда. Это была какая-то школа, во главе которой стоял, по-моему, человек по фамилии Магницкий. Теперь эта фамилия тоже известна, но уже совершенно с другой стороны.

Ольга Арсланова: Там сначала, по-моему, английского профессора они наняли. У нас, видимо, своих не хватало на тот момент.

Сергей Лесков: Вообще изначально это была какая-то навигационная школа. Но мы же понимаем, что навигация без астрономии не существует. В общем, слава богу. Кстати, и вообще Россия с ее интересом к космосу… казалась абсурдным и парадоксальным, что страна Гагарина и Королева отказалась от изучения астрономии. Слава богу, ошибка исправлена. Работа над ошибками, как говорят в школе.

И если все-таки говорить о каких-то событиях из мира политики, то, конечно, нельзя не обратить внимание на скандал вокруг несостоявшегося визита вице-премьера Дмитрия Рогозина в Приднестровье и в Молдавию. Все, наверное, знают, потому что там спираль раскручивается. Но было это два дня назад. Его самолет не пропустили через воздушное пространство Румынии. Дмитрий Рогозин выступил с целым рядом таких громких эпических заявлений, в результате чего в Молдавии его объявили персоной нон грата. А мы в ответ прекратили закупать в Румынии свиней. Насколько это адекватный ответ, мне трудно сказать. Но, в общем-то, дело в том, что этот конфликт выходит за пределы личных обид. Видимо, надо в двух словах напомнить, почему Россия так пристально смотрит на этот регион. Там находится такая непризнанная республика под названием Приднестровье. Еще до распада СССР Приднестровье (формально – официальная часть Молдавии) объявила о своем выходе из Молдавии. И уже тогда было понятно. Когда начались процессы дезинтеграции в СССР, стало очевидно, что Молдавия и молдавская политическая элита симпатизирует Румынии. Там есть какие-то исторические корни, национальные корни. Эта часть Молдавии вообще до 1940 года принадлежала Румынии и была потом включена в состав СССР. А Приднестровье вообще было в составе СССР и Российской империи со времен Екатерины II, и уже забыло вообще, когда выглядят настоящие румыны. Поэтому и состоялся этот раскол. Там треть русских, треть украинцев, треть молдаван проживают.

Была жутко кровопролитная война, которая потом в каких-то там трагических вариантах была и в Абхазии, и в других частях, и потом сейчас на Донбассе. Почему приходится об этом вспомнить? Потому что война, конечно, была прекращена благодаря российским миротворцам, как, кстати говоря, и в других регионах. И фигура генерала Лебедя, командующего 14-й армией, появилась на политическом небосклоне именно в Приднестровье. Там и сейчас стоят российские миротворцы, 1500 человек. У них нет ни авиации, ни танков, ни артиллерии. По существу это два мотострелковых батальона.

Достаточно посмотреть на географическую карту. Видно, что Приднестровье, конечно, заблокировано Молдавией, Украиной, и ни с кем больше не граничит. Случилось что – конечно, этим бойцам придется прорываться к своим, как во время Великой отечественной войны, из вражеской окружения. Почему приходится говорить об этом с какой-то уже степенью вероятности? Командующий американской армией в Европе сделал заявление, что это вовсе не российские миротворцы, а группировка военных, которая стоит там, для того чтобы создавать напряженность вокруг Украины.

Украина вместе с молдавскими пограничниками устроила необходимые блок-посты вокруг Приднестровья. В Москву вчера прилетал глава Приднестровья Вадим Краснопольский. Он, кстати, уроженец Забайкалья. Ситуация, конечно, достаточно критическая. То есть если даже вице-премьер не может туда прилететь, то каким образом нам осуществлять ротацию этих миротворцев, снабжать их там. Между прочим, там же живет еще 500 000 людей, многие из которых имеют российские паспорта, особенно пенсионеры.

Такое ощущение, что Украина и Молдавия, которая взяла курс на ассоциацию с Евросоюзом еще до Украины, решили удушить Приднестровье, как средневековую крепость, такую осаду объявить. И, в общем, притом, что для нас большой головной болью является Донбасс, тут не исключено, что еще добавится одна головная боль, которая будет называться Приднестровье. "Своих людей мы не бросим". И как выйти из этого кризиса, абсолютно непонятно.

Кстати, президент Молдавии Игорь Додон приезжал недавно в Москву. У него пророссийские позиции. Он благодаря этому и стал президентом Молдавии. Но Игорь Додон чем-то похож на Дональда Трампа. Это президент без полномочий. То есть и Трамп что-то говорил о симпатиях к России, и Додон говорит о симпатиях к России. Но они окружены таким частоколом политических условностей, через которые не могут прорваться, что там правят совсем другие люди.

Пока свиней не покупаем. Вице-премьер – персона нон грата. Но не исключено, что это цветочки, а ягодки мы еще увидим. Это, конечно, стерлось из памяти. Войне в Приднестровье уже почти 30 лет. Но мне вспоминается, что по жестокости она даже превосходила вооруженные конфликты на Кавказе.

Ольга Арсланова: И наш зрители предрекают, что если действительно события будут развиваться, как вы говорите, нам это будет еще и очень дорого экономически.

Сергей Лесков: Ну, дорого экономически, да. Некоторые политологи считают, что Дмитрий Рогозин, человек неуемной, конечно, политической энергии, который не лезет за словом в карман, сам отчасти спровоцировал этот конфликт такими громкими, может быть, не совсем дипломатическими высказываниями по части румынов и молдаван. Он, например, говорил, что прилетит туда на военном самолете с эскадрильей. Какой-то стратегический бомбардировщик. Я не знаю. Может ли вообще заместитель премьер-министра великой страны говорить на таком сленге. Это вообще чем-то напоминает…

Петр Кузнецов: А помните, он про батут писал.

Сергей Лесков: Про батут писал. Он же выпускник факультета журналистики.

Петр Кузнецов: Это к американцам относилось, что американцам якобы на Луну на батуте нужно…

Сергей Лесков: По стилистике он, конечно, похож на "Ночных волков", на байкеров. Но то, что может говорить какой-нибудь Хирург, не может, конечно, говорить вице-премьер. Надо в своих словах, очевидно, быть осторожными. При всех достоинствах, которые несомненно есть у Рогозина… Он энергичный человек и очень много делает для подъема военно-промышленного комплекса. Когда дело касается каких-то словесных эскапад, мне кажется, что он не осторожен на язык. И ради красного словца не пожалеет никого. В каком-то отношении, мне так кажется, он подставил Кремль, которому удалось на некоторое время хотя бы сгладить этот конфликт.

Внешнеполитические конфликты нам в нынешней ситуации ни в коей мере не нужны. А вот нашим партнерам из Украины они, конечно, были бы очень выгодны, потому что каждый раз, когда происходит обострение между Россией и Украиной, они могут взывать о помощи на Западе. Собственно, за счет этого и живут.

Петр Кузнецов: Кстати, а что с Малороссией там? Помните, мы месяц, наверное, назад, может быть, даже где-то… обсуждали создание Малороссии.

Сергей Лесков: Ну как? Вкинули эту идею. Приднестровье, несмотря на то, что далеко находится от Донбасса – это тоже исторически Малороссия. Потому что до революции, когда слова "Украина" вообще не было на географической карте мира, вот это так называемое сегодня Приднестровье, входило в состав Херсонской губернии. А Херсонская губерния, конечно, никак не Украина. Хотя сейчас входит туда это… Тоже историческая часть так называемой Малороссией.

Петр Кузнецов: Так что, может быть, мы еще услышим.

Сергей Лесков: Может быть, услышим. Сколько расстояние? Наверное, километров 700-800 между ними. То есть фактически вся Украина лежит. Но это тоже Малороссия, как ни странно. И, кстати говоря, мы вчера вспоминали славного красного командира Григория Котовского. Ведь Приднестровье – это для него родные места. Он именно оттуда родом. И после окончания Гражданской войны комдив Котовский именно в Приднестровье помогал налаживать мирную жизнь, как говорили в прежние времена. Правда, не слишком удачно. Жизнь его трагически оборвалась. Если ж говорить о мировой политике, то мне попалось на глаза очень любопытное исследование крупнейшей мировой социологической службы "GallupInternational". Сейчас я немножко расскажу об этом. Петр, вы смотрите "Игру престолов", по-моему.

Петр Кузнецов: И Оля тоже.

Сергей Лесков: Я вообще думаю, что человек, который не смотрит "Игру престолов", его надо поражать в гражданских правах. Чего-нибудь да лишить.

Петр Кузнецов: Его нужно запретить, как бактериологическое оружие.

Сергей Лесков: Например, запретить ходить в ЖЭК за справкой.

Ольга Арсланова: Скажем так, мы не понимаем этих людей.

Сергей Лесков: Да, мы не понимаем. Они бесконечно далеки от народа.

Петр Кузнецов: Вообще с Олей хотели даже рубрику открыть.

Ольга Арсланова: Сергей, приходите к нам.

Сергей Лесков: В чем вообще квинтэссенция этого фильма? Это война Севера и Юга. Я, правда, не очень понимаю, кто там с Севера, а кто с Юга. Но так или иначе все эти сезоны Север воюет с Югом. Хорошо, конечно, это противостояние там изображено. Но мировая история развивается под противостоянием не Севера и Юга, а Запада и Востока. Как-то трудно эту "Игру престолов" пришить к истории человечества. Это какие-то сказочные персонажи. И волны накатываются то с Востока на Запад, то наоборот с Запада на Восток. Например, Крестовые походы – это ведь война Запада с Востоком по существу под соусом каких-то религиозных интересов. И до этого Востока накатывался на Запад. Как говорят историки, первое нашествие Запада на Восток – это что? Это Троянская война. Из-за женщины. Всегда женщина виновата. И Троянская война длилась довольно долго. Хотя прочитать "Илиаду" можно значительно быстрее. Но она длилась несколько десятилетий.

И политологи говорят, что сейчас происходит опять конфронтация Запада и Востока, но уже под другим соусом. Непосредственно война невозможна из-за атомного оружия, но война экономическая, политическая, санкции. Обратите внимание, ведь США обложили санкциями полмира, а еще на полмира угрожают наложить санкции. Последняя новость – Трамп уже угрожает санкциями Китаю, который что-то там, ему кажется, не сдержал. Си Цзиньпин вроде бы дал ему понять, что что-то он сделал, что-то не сделал. В общем, Америка живет сейчас под таким странным настроением. Всех, кто не смотрит им в рот, наказать санкциями. Уже Иран, Россия, Венесуэла. Северная Корея, естественно. Так вот, "GallupInternational" провел исследования вот на какую тему. Кого бы вы хотели видеть в качестве своего экономического партнера и откуда бы вы хотели получить инвестиции? Выяснилось, что мир разделен на две группы. Именно западная группировка и восточная группировка. К западной группировке относятся США, Великобритания,Франция, а к восточной Китай, Индия, Россия. Там еще какие-то страны есть. Конечно, больше и намного (29%) – это предпочтения инвестиций с Запада во главе с США.  21% - от Китая и других союзников Китая. Вроде бы разрыв в 8% много. Но если учесть, какими бурными темпами поднимаются экономически Китай и Индия, то я не уверен, что эта дистанция сохранится надолго.

Кстати, некоторое время назад мы здесь в студии говорили о другом исследовании, тоже очень интересном – кого бы вы хотели видеть в качестве своего военного союзника? Это безумно интересно. Я напомню. Несколько расходятся и отчасти коррелируют с этими экономическими предпочтениями. Там были на выбор представлены, конечно, не все страны мира, а только 6. Это США, Китай, Россия, Франция, Великобритания и Индия. 6 самых сильных стран. Конечно, на 1 месте США (40%), но на втором месте Россия (15%), которая экономически вроде бы не может соревноваться с США. А на третьем месте был Китай (10%). То есть вместе Китай и Россия – это почти США. Разговоры о том, что экономика определяет военную мощь таким образом не совсем верны.

А что касается экономических предпочтений, то тут цифр очень много, но для нас вот что важно. Есть страны, которые вроде бы находятся на Западе, но хотели бы, чтобы инвестиции в них направлял вовсе не Запад, а Россия. Сербия – 46%, Болгария – 33%, Греция – 37%, Армения – 56%, Монголия – 44%. И внимание – Латвия на первое место в число потенциальных желаемых инвесторов ставит Россию. Даже Латвия, которая, как известно, входит во все антироссийские западные блоки. И, конечно, Китай доминирует в совершенно экзотическом регионе под названием Африка. В это трудно поверить. Вся Африка дико влюблена в Китай. Когда-то она так же была дико влюблена, конечно, в СССР, потому что СССР помог деколонизации Африки. И повсюду у власти стояли коммунисты, которые, впрочем, иногда оказывались людоедами в буквальном смысле этого слова. Это просто исторический факт. Но теперь Китай совершенно задавил всех других конкурентов, и африканский континент просто лег под китайцев, хотя это совершенно странно.

Некоторые экономисты и политологи, которые комментируют это исследование и противостояние Запада и Востока, говорят, что эти цифры сильно преувеличены, потому что технологическое отставание Востока от Запада еще очень велико. Посмотрим. Китай очень быстрыми шагами наверстывает упущенное, и технологический рывок этого юго-восточного тигра очень велик.

И еще есть странный аргумент, что восточные инвесторы предпочитают вкладываться в своих соседей или в самих себя. Да что вы! Есть проект Великого китайского шелкового пути. Они в Европе скупили такое количество объектов. Китайские инвестиции в Западную Европу очень велики. Поэтому я не исключаю, что через некоторое время уже придется вспоминать нашествие Аттилы на Запад и сравнивать китайских и индийских инвесторов с какими-то доисторическими событиями.

Ольга Арсланова: Зритель спрашивает: "Если Трамп ничего не решает, с кем тогда России договариваться?".

Сергей Лесков: Вы понимаете, сейчас Трамп подписал эти антироссийские санкции. При этом он подписать то подписал, но он тут же сказал, что это идиотический документ, он противоречит американской конституции, противоречит американским интересам. Он этого не ждал, но ничего сделать не может. Это какая-то абсурдная ситуация. То есть президент самой могущественной страны в мире не распоряжается своей подписью. И остается только сравнивать его с президентом Молдавии (обидное сравнение, но это факт). Того ли добивался миллиардер Трамп, когда шел на президентские выборы? Сама по себе реакция Трампа на антироссийские санкции (он же написал в Twitter об этом) просто повергает в изумление, как сказали бы русские беллетристы.

Ольга Арсланова: Но есть какие-то силы в США, с которыми России есть смысл взаимодействовать, и канал, через который может наступить хоть какое-то потепление в отношениях?

Сергей Лесков: Сегодня премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал, что торгово-экономическая война между Россией и США, объявленная США, на много десятилетий. Пока ситуация такая, что оспорить это утверждение трудно. Нет оснований для оптимизма, а для пессимизма есть. Потому что можно только ужесточать санкции соответственно этому законопроекту, но никаких механизмов, чтобы остановить этот сорвавшийся с цепи грузовик, абсолютно невозможно.

Я не понимаю. Вообще был такой французский писатель Виктор Гюго. У него есть роман "Девяносто третий год". Помните, там был совершенно замечательный эпизод, когда капитан наградил матроса, который во время шторма своей физической слой удержал пушку, чтобы она не упала за борт. А потом через пять минут он этого же матроса приказал казнить, потому что выяснилось, что пушка была не закреплена именно из-за него. То, что сейчас происходит в американской внешней политике – это такой же абсурд, как сцена, описанная Виктором Гюго в романе "Девяносто третий".

Ольга Арсланова: Спасибо. Сергей Лесков, итоги дня.

Петр Кузнецов: А завтра итоги недели.

Сергей Лесков: До свидания.

Ольга Арсланова: Будет интересно. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение Тема дня 01.08.2017 1x1.gif 

ВИДЕО: Темы Дня с Сергеем Лесковым

Сергей Лесков: Метаморфоза Трампа из русофила в русофоба — это провал российского МИДа

Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

Ольга Арсланова: Сергей Лесков с нами в студии. Это значит, что время поговорить о главных событиях сегодняшнего дня. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Давайте начнем с вопроса одного зрителя. Выбирайте: из Владимирской области, из Краснодарского края или из Волгоградской области.

Сергей Лесков: Можно было бы устроить тендер и попытаться угадать, из какой области о чем спрашивают.

Петр Кузнецов: Давайте, выбирайте.

Сергей Лесков: Владимирская область ближе всего к Москве географически и потребительски. Как ни придешь в магазин – везде там продают какие-то вещи, которые из Владимирской области, ягоды собраны какие-то, грибы.

Ольга Арсланова: То есть вы к Владимирской склоняетесь?

Сергей Лесков: Да. Но, кроме того, вы знаете, нам кажется, что это не промышленный регион, но именно там делают газовые центрифуги.

Ольга Арсланова: Сергей, вы думаете, мы сейчас забудем про вопрос?

Петр Кузнецов: Это на самом деле кот в мешке. Потому что вопрос из Владимирской области звучит следующим образом: "Что вы скажете о вырубке деревьев в Парке вдов в Волгограде ради расширения парковочных мест?".

Ольга Арсланова: Это громкая история.

Сергей Лесков: Из Владимирской области спрашивают про Волгоград. Вы знаете, конечно, душа вскипает. Надо знать подробности. А сюжет известен? Мы рассказывали об этом в программах? Около этого гигантского феноменального памятника "Родина-мать" есть так называемая Роща вдов, которую посадили родственники тех, кто погиб при обороне Сталинграда. Как сказала городская власть, за 60 лет эти деревья пришли в негодный вид и их надо вырубить. Общественность выяснила, что на этом месте будет автостоянка для гостей грядущего Чемпионата мира по футболу.

Конечно, душа вскипает. Просто очень часто бывает, что когда ты узнаешь какие-то подробности, это расходится с той версией, которая тебя возмутила. Я не слышал, чтобы городские власти прокомментировали это. Пока только я слышал неоднократно мнение активистов, которые возмущены этим. И людей можно совершенно понять.

Я неоднократно бывал, конечно, на этом памятнике. Он производит, конечно, фантастическое впечатление. Это один из самых сильных памятников в мире павшим героям войны, без всякого сомнения. И, в общем-то, инфраструктура вокруг такого памятника должна соответствовать его монументальности и величию. Это очевидно.

Непонятно, почему раньше городские власти не обратили внимания на эту рощу, если уж ее надо вырубать. Можно было, наверное, и раньше подумать, как мне кажется.

Петр Кузнецов: Вот такой ответ Василию из Владимирской области.

Сергей Лесков: Могу еще на какой-нибудь вопрос ответить.

Ольга Арсланова: Давайте. У нас в интернете в социальных сетях в наших группах тоже вам задают вопросы. Мы их собираем, самые интересные выбираем. Например, такой вопрос: что вы думаете о покупке Центробанком американских облигаций? Это глобально. Вы знаете народное мнение по этому поводу? "Зачем мы вкладываем деньги в бумаги страны-врага?". Логики не видят.

Сергей Лесков: По-моему, сейчас этих ценных бумаг американских куплено на 109 млрд долларов. Враг Америка или не враг, но так уж получилось, что когда ты вкладываешь свои кровно заработанные деньги в американские ценные бумаги, ты ничем не рискуешь. И это самое главное. Понимаете, деньги не могут лежать в наволочке. Это самый худший способ распорядиться деньгами. Куда-то наше накопленное богатство надо вложить.

Все финансисты считают, что американские ценные бумаги, враги они, не враги, едят они чизбургеры и гамбургеры, и отличаются всеми прочими дефектами человечества…

Ольга Арсланова: Этим они от нас совершенно не отличаются.

Сергей Лесков: Другого ничего не найдено. С таким же успехом, как от американских ценных бумаг, можно отказаться от айфонов, джинсов, кино и телевидения. Телевидение ведь тоже придумано в Америке.

Поэтому тут, к сожалению… Надо было самим, наверное, что-то выдумывать такое, чтобы не становиться в эту зависимую позицию. А пока выбирать не приходится. Наши попытки, кстати говоря, в лучшие годы… Лет 10 назад наше руководство пыталось сделать Россию и Москву одной из финансовых столиц мира. Не получилось же. Давайте еще, может быть.

Ольга Арсланова: Спрашивают, как идет дело Улюкаева: "Ничего не слышно. Ощущение, что все на тормозах спущено".

Сергей Лесков: Нет, почему? По Улюкаеву на минувшей неделе были новости. Расследование закончено, дело передано в суд. И там какое-то чрезвычайное количество томов. И он сейчас знакомится с этим делом. У него же домашний арест теперь, наверное, да. И если раньше, я подозреваю, он читал в свободное время поэзию (он знаток и любитель поэзии), теперь, наверное… Если мне память не изменяет…

Петр Кузнецов: Не только читал, по-моему.

Сергей Лесков: Еще и писал, да. 50 томов ему надо прочитать. Не знаю, сколько времени на это дано. Кстати, есть же еще один арестованный чиновник столь же высокого ранга, губернатор какой-то области Маргелов, который тоже пишет стихи. Видите, опасное дело – писать стихи. Опасное.

Петр Кузнецов: Невидимыми чернилами?

Ольга Арсланова: Сергей, раз у нас сегодня такая имитация выбора вопросов, два сложных вопроса, можете выбрать один из них. Это тоже от наших зрителей. Какой вам больше понравится? Я понимаю, что на два мы не успеем уже ответить. "Возможно ли возрождение монархии в России когда-нибудь? Наверное, после выборов 2018 года". "Как вы относитесь к борьбе депутата Поклонской?".

Сергей Лесков: Насчет депутата Поклонской я сказал несколько слов в последнюю пятницу. Это, конечно, вопросы, я так понимаю, похожие.

Ольга Арсланова: Но от разных людей.

Сергей Лесков: От разных людей. Скажу про депутата Поклонскую. Мне представляется деятельность этого политика чрезвычайно вредной и объективно отвечающей интересам противников России. Она занимается тем, что… Вот недавно уже даже и футбольные болельщики, Петр, вышли с какими-то плакатами…

Петр Кузнецов: Так приятно, когда вы, во-первых, вспоминаете о футболе и сразу обо мне.

Сергей Лесков: Сам, наверное, часто думаю о футболе. Она как политик, естественно, задает... Болельщики уже размахивали баннерами по поводу этой "Матильды" и привлечения Алексея Учителя…

Петр Кузнецов: Давайте отметим – баннеры, осуждающие фильм, который еще никто не видел. Явно люди на трибунах точно не видели.

Сергей Лесков: При этом баннеры политического характера противоречат статусу Российской футбольной лиги. Это запрещено. Но даже не в этом дело. Дело в том, что она провоцирует, подталкивает, подстрекает молодежь и все общество на рассмотрение третьестепенных исторических эпизодов, которые не имеют ни малейшего значения для решения тех насущных, актуальных, болезненных и стратегических проблем, которые стоят сейчас перед Россией. Она зовет наше общество на кладбище. А надо звать общество, особенно молодежь, ввысь. В чем отличие Поклонской от Гагарина? Гагарин в данном случае – символ. Кстати, как и Николай II – символ. Гагарин звал свое поколение ввысь, к звездам. Тогда была поднята целина, все эти синхрофазотроны, масса нобелевских премий, которые русские ученые гребли сачком просто. Построены заводы. Турбины мы сами строили. Не покупали у "Siemens". Перекрывали реки. Это был невероятный взлет духа, взлет промышленности, взлет экономики. Мы хотели догнать и перегнать Америку. Казалось это вполне реальным. А сейчас мы не хотим догнать и перегнать Америку. Мы, затаившись в своем углу, думаем, как бы их побольнее кольнуть шпагой и не можем найти такую вещь. И вторая тема – это пойти на кладбище и подумать, что там было с императором, который 100 лет назад (очень сочувствую я его семье, но, пожалуй, не ему).

Ольга Арсланова: Смотрите, Сергей. Сейчас вы будете следующим.

Сергей Лесков: Деятельность депутата Поклонской объективно тянет Россию назад. Это чрезвычайно опасно. И мне это печально. Ладно, каждый человек может окунаться в это прошлое с головой. Она, по-моему, даже чем-то руководит в Думе. Я слышал, что она по роду своей деятельности ни разу не собирала свой комитет, а все ходит с портретами царя.

Петр Кузнецов: Вот она сегодня пригласила Учителя обсудить "Матильду" в ходе молитвенного стояния, - читаю новость.

Сергей Лесков: Это не то, что нужно Россию.

Петр Кузнецов: Кто кого перестоит, тот и победил.

Сергей Лесков: Беда Николая II и беда всей России в том, что они не увидел то, что необходимо стране и не поняли, куда развивается мир, втянули Россию в эту Первую мировую войну, а потом и в революцию. То же самое она делает сейчас. Этот человек, несмотря на ее миловидность и даже красоту, подобен динозавру. Она не нужна будущей России. Ее надо оставить в прошлом. Так мне кажется.

Петр Кузнецов: Сергей, от меня вопрос. Вы заговорили об уколах в сторону Америки. Помните, мы обсуждали еще в конце прошлого года о том, как мы очень грамотно ответили на высылку наших дипломатов.

Сергей Лесков: Да, говорили.

Петр Кузнецов: А что произошло сейчас? Почему сейчас мы собираемся высылать дипломатов?

Сергей Лесков: Мне кажется, что настало время признать, что мы очень сильно заблуждались по поводу американского политического истеблишмента или элиты, и заблуждались не только мы, но и, видимо, те высшие руководители, которые определяют наш внешнеполитический курс.

Когда было противостояние между Трампом и Хиллари Клинтон (и, в общем-то, мы еще мало знали о Трампе), я в нашей студии сказал, что… Трамп, кстати, тогда еще не демонстрировал эти пророссийские симпатии. Я сказал, что лучше плохая определенность, чем оптимистическая неопределенность. Мне казалось, что для России будет лучше, если на президентских выборах победит Хиллари Клинтон, как бы плохо она ни относилась к России. Но мы по крайней мере понимали, что это человек, во-первых, системный, и, во-вторых, мы понимали, чего от нее ждать.

Про Трампа я тогда говорил, что при всей непрогнозируемости этого человека может быть очень хорошо и может быть очень плохо. Так и оказалось – очень плохо. Хуже, чем предполагала и Дума, и даже наш уважаемый МИД. Без всякого сомнения, то, что эта фантасмагория и метаморфоза, как говорил один римский поэт, метаморфоза, которая случилась с русофилом Трампом, превратившимся в русофоба.

Ольга Арсланова: Воображаемым русофилом.

Сергей Лесков: Это было в наших, конечно, надеждах. Так вот, Овидий в своих "Метаморфозах" не предполагал таких изменений. И это, конечно, поражение, провал российского МИДа. Мы с большим уважением к нему относимся, много раз говорили слова. И даже невысылка американских дипломатов и приглашение их любимых чад на кремлевскую елку (помните, мы говорили, что это такая мудрость: вместо того чтобы указать им на дверь, мы постелили ковровую дорожку и сказали: приходите в Кремль к нашему Деду Морозу) – ничего не помогает.

Петр Кузнецов: Подарили конфеты.

Ольга Арсланова: Неподкупные.

Сергей Лесков: Да. Надо было выбирать какую-то другую стратегию. Может быть, мы плохо знали западный мир? Мы очень часто смеялись. У нас даже были такие записные (они и есть) сатирики, которые насмехаются над  Западом. Все они делают не так, они такие смешные. Хорошо смеется тот…

Ольга Арсланова: Но это так греет самолюбие некоторых наших зрителей.

Сергей Лесков: Но хорошо смеется тот, кто смеется последний. Я думаю, что эта игра еще не закончена. Непонятно, каковы будут санкции. Потому что пока это угроза. Сейчас я вижу, что многие знатоки английского языка соревнуются в анализе формулировок: где там написано "must", где написано "have", где написано "should" или "shall", потому что глаголы долженствования в английском языке очень многообразны, больше, чем в русском. При всей простоте английского языка оборот долженствования неоднозначен, амбивалентен.

Ольга Арсланова: Да, чувство долга разнообразно.

Петр Кузнецов: А как будет на английском импичмент?

Сергей Лесков: Импичмент – это английское слово.

Петр Кузнецов: Так и будет, да?

Сергей Лесков: Да.

Петр Кузнецов: А он грозит по-прежнему господину?

Сергей Лесков: Нет. Я думаю, что после того, как он доказал… Лучший способ сейчас доказать, что ты настоящий американец – это объявить войну России, что он и доказал.

Петр Кузнецов: Отскочил.

Сергей Лесков: Я хотел поговорить о том, что близко сердцу каждого честного гражданина, а именно о деньгах. По существу, санкции нас беспокоят по той причине… Конечно, это ущемляет какое-то национальное самолюбие. И нам кажется, и не без оснований, что мы будем жить хуже. Вот это, кстати, в некоторых вопросах наших зрителей сквозит.

Петр Кузнецов: Как это? А прибавка к пенсии в 200 рублей работающим пенсионерам?

Сергей Лесков:Nocomments, как говорят американские президенты. Мне показалось интересным сравнить уровень зарплат в России, в Китае и в Иране. Почему две эти страны мне кажутся любопытными? Потому что Китай еще совсем недавно, как вы помните, смотрел СССР в рот. У них не было не то что авиации, атомной бомбы и космических кораблей, но даже элементарных тракторов. В общем, это была совершенно феодальная страна, которая жила от одного наводнения великой Желтой реки до другого наводнения великой Желтой реки. Никакой промышленности не было. И Иран, который находится под жесточайшими до сих пор санкциями Запада и США. Более того, эти санкции более жестоки, чем по отношению к России.

Вы спрашивали насчет России, которая покупает эти американские ценные бумаги. Иран тоже покупал, но они теперь там арестованы. Они потеряли доступ к своим ценным бумагам, которые закупали в счастливые времена шахского режима. И еще печально, что Иран отключен от международной банковской системы Swift, чего Россия тоже боится.

Петр Кузнецов: Единственное, что они умеют обогащать – это уран. А со всякими ценными бумагами…

Сергей Лесков: Правда, они это скрывают. Но это отдельная история, далеко уведет. Так вот, каковы зарплаты в этих двух странах - в Китае и в Иране - по сравнению с Россией? Чрезвычайно интересно. Мы знаем, что Китай по ВВП практически догнал США. Но поскольку там очень много народу, то уровень зарплат не настолько высок. Так вот, уже в прошлом году Китай по зарплате в промышленности (там сельское хозяйство очень трудно посчитать, поэтому то, что я говорю, касается китайской промышленности) обогнал Россию. В Иране тоже заработки рабочих и инженеров выше, чем в России. При всем при том, что по научному потенциалу, конечно, эти страны вроде бы не сопоставимы.

Но есть такой ключевой показатель в экономике – он называется МРОТ (минимальный размер оплаты труда, от которого рассчитываются многие социальные выплаты). В Китае он в 2 раза выше, чем в России, а в Иране в 3 раза выше, чем в России. Это, конечно, достаточно обидно. При этом мы знаем, что китайская промышленность… там ВВП растет примерно на 6-9% в год. Но и в Иране, который находится под санкциями, внимание, рост ВВП – 11% в год. Благодаря чему? У нас лучшие умы, которые закончили не только наши лучшие экономические университеты, но, я слышал, еще получили всякие степени MBAна Западе, уже который год бьются над составлением программы российских экономических реформ. Реформ нету. Каких-то конгрессов и форумов больше, чем футбольных матчей. Не могу, Петр, удержаться.

Петр Кузнецов: Спасибо, Сергей.

Сергей Лесков: Футбольные матчи реже играет сборная России, чем наши экономисты собирают свои форумы. Но реформ-то нет. Смотрите, Китай растет, Иран растет. Мы говорили про Монголию. Монголия огромными шагами устремляется в светлое будущее. В России 2% роста ВВП, что находится на грани вообще погрешности, считается за счастье и ставится в качестве государственной задачи.

Когда я все это рассказываю, я отталкиваюсь от некоторых международных сводок. А на Украине какая средняя зарплата? Интересно, потому что мы все время сравниваем экономический кризис на Украине, как мы считаем, в результате Майдана. Средняя зарплата там значительно ниже. Там рост средней зарплаты – 38% за минувший год. Это на фоне кризиса.

Но, впрочем, здесь поздравлять украинцев не с чем, ибо все это происходит на фоне тех реформ, к которым призывает их Евросоюз. Они выходят из тени. Это легализация зарплат привела к этому росту. Там средний заработок украинца (стоит, конечно, посочувствовать) 270 долларов. А в России – 700 долларов. То есть разница, несмотря на то, что там так выросло, остается. Эти цифры для нас важные и болезненные. В Украине 270, в России – 700. Есть еще такой показатель по паритету покупательной способности. Потому что на эти самые доллары можно в разных странах разное купить. На Украине – 1000 долларов, а в России – 1750. То есть разница все равно значительная. Важно, что я хочу сказать. Несмотря на всю нашу критику российского правительства, по паритету покупательной способности зарплата в России остается самой высокой на постсоветском пространстве, в том числе выше, чем в Прибалтике.

В Прибалтике этот ППС на уровне тоже где-то 1000 долларов, немного выше, чем на Украине, несмотря на то, что мы привыкли считать, что там выше жизненный уровень и Европа им постоянно протягивает руку помощи. Еще очень показательная цифра – рост зарплаты в промышленности Китая. Она выросла за последние 10 лет в три раза и сейчас составляет почти 4 доллара в час. А в России за последние 3 года упала до 2,5 доллара в час.

Петр Кузнецов: Почти в 2 раза.

Сергей Лесков: Да. А было, как раньше в Китае. Значит, о чем это говорит? Мы провозглашаем какие-то истины, а на самом деле движемся в противоположную сторону. Мы говорим о необходимости подъема промышленности, а реально доходы наших рабочих падают.

Можно приводить еще многие и многие цифры. Но самым, может быть, показательным и обидным является средняя зарплата по паритету покупательной способности в Иране, над которым мы привыкли смеяться и смотреть на него сверху вниз. Помните, в России 1750. В Иране 3500. Это страна, отключенная от Swift, у которой арестованы все банковские активы на Западе. Как им это удается? Не знаю. Это дело этих самых персидских министров. Но как удается нашим министрам топтаться на месте уже 20 лет и не обеспечить рост – вот это, может быть, самая загадка, от которой бы сломали зубы и Конфуций, и Лао-цзы, и прочие мудрецы древности.

Ольга Арсланова: Справедливости ради надо сказать, что, по некоторым западным теориям, не очень свободные с точки зрения политического режима страны иногда показывают серьезные скачки роста в экономике. Но глобально поступательно, конечно, они не растут, потому что чем больше демократии, чем гибче политическая система…

Сергей Лесков: Но в Сингапуре не было демократии.

Ольга Арсланова: Да. Либо меняется режим, и тогда экономический рост становится постоянным и глобальным, либо этот скачок будет рано или поздно снивелирован падением. Мы можем себя тоже этим утешать.

Сергей Лесков: Оля, из того, что вы сказали, я могу сделать следующий вывод. Экономический рост, - сказали вы, - обеспечивается либо в странах с развитой демократией, либо в странах с авторитарным режимом.

Ольга Арсланова: Но на коротком отрезке.

Сергей Лесков: Да чего же? И Китай растет, и Сингапур растет до сих пор.

Ольга Арсланова: Посмотрим.

Сергей Лесков: Есть единственная страна, которая непонятно какой режим исповедует: то ли авторитарный, то ли рыночный, и в которой ничего не происходит. Я про это и говорю. Вот это умом Россию не понять, аршином (это мера длины) не измерить.

Я не знаю. У нас еще остается время поговорить на тему, которая мне кажется чрезвычайно любопытной. Это переход Казахстана, нашего ближайшего союзника по многим и многим экономическим и даже военным союзам, на латиницу. Нурсултан Назарбаев четко (мы уже рассказывали об этом) поставил задачу перехода с 2025 года полностью на латинскую графику и на латиницу.

Петр Кузнецов: Да. То есть не то что заявил и забыл, а действительно…

Сергей Лесков: Вот. И сейчас наконец они выбрали шрифт или графику. Это будет турецкая грамматика. У турков, кстати говоря, тоже ведь только в начале XX века появилась латиница. До этого там был арабский язык. У казахов тоже был арабский язык до революции. Собственно, они ничего, кроме Корана, и не читали. И в 1920-х годах там тоже была латиница. Но где-то году в 1930-ом, по-моему, их перевели, как и все народы нашей страны, на кириллицу.

Зачем это делается? Назарбаев говорит, что ни в коем случае не надо искать в этом какой-то конспирологии. "Русский язык остается одним из государственных языков Казахстана. Это просто более удобно для вхождения Казахстана в технологические и экономические схемы Запада".  Правда, Китай и Япония не перешли на латиницу, а удачно вошли без этого. Ну, у каждого свой путь.

Конечно, нам это несколько обидно. И, в общем-то, это совершенно очевидный вектор того, что Казахстан, самая близкая вместе с Белоруссией нам страна на постсоветском пространстве, пытается переориентироваться на какое-то сближение с Западом. Между прочим, до распада СССР казахи не составляли большинство. В Казахстане было 40% казахов. А сейчас их, по-моему, 60% и больше.

Практически все немцы оттуда уехали. Но это понятный сюжет. Стало украинцев в 3 раза меньше. И русских стало на 2.5 млн меньше. То есть там происходит какое-то такое… Все больше и больше доминируют казахи. В общем, если русские возвращаются на историческую родину, в этом нет ничего удивительного. Но с большой степенью вероятности можно предположить, что если будет введена латиница, как бы осторожно это ни делалось, то эмиграция русских из Казахстана, особенно из Восточного Казахстана, где просто районы доминирующего проживания русских, как Семипалатинск, особенно Усть-Каменогорск, русские потянутся, конечно, домой оттуда. И, в общем, это будет большая проблема, потому что это в значительной степени какая-то техническая интеллигенция.

Есть противоречия между планами по технологическому подъему и такой практически неминуемой эмиграцией.

Но стоит ли нам обижаться на это? Я не знаю. Как вы думаете?

Ольга Арсланова: А на что обижаться? На то, что отдельная от нас страна выбирает свой вектор.

Сергей Лесков: Наши друзья. Мы же все время обижаемся.

Ольга Арсланова: Какие друзья могут быть во внешней политике?

Сергей Лесков: Это не совсем внешняя политика. У нас масса каких-то союзов, мы вышли как бы из одной советской купели.

Ольга Арсланова: Но никаких обязательств по отношению к нам они не нарушают.

Сергей Лесков: Тем не менее, обида не всегда носит рациональный характер, согласитесь.

Ольга Арсланова: Понятно.

Сергей Лесков: Вы знаете, я могу по этому поводу сказать следующее. Дело в том, что наша элита ведь тоже давно перешла на латиницу.

Ольга Арсланова: И даже уже одной ногой живет там.

Сергей Лесков: Мы можем оспорить, что такое элита, но понятно, что я имею в виду. Самые успешные люди России давно отправили своих детей в те страны, где кириллицу днем с огнем не найдешь, а все только перед глазами видят латиницу. Поэтому Казахстан ничем не отличается от российской политической элиты. Мы сами перешли на латиницу своими какими-то передовыми отрядами. Перейдет ли вообще Россия на латиницу… Вот, кстати, был бы ответ на американские санкции – перейти на латиницу. Вот они сядут в лужу. Они просто не смогут ответить адекватно.

Если же говорить серьезно, то есть цифры о том, что не просто этот русский мир сжимается – и демографически, и экономически. Но сжимаются объемы какого-то православного мира. Его тоже становится все меньше и меньше. Это говорит, конечно, о неких… Это следствие ущербной политической и экономической модели, которая была выбрана на нашем пространстве и от наследия которой мы никак не можем избавиться.

А по поводу обид. Мы привыкли считать казахов очень мирным народом. Наверное, так оно и есть. Мне кажется, что все-таки у них есть немало оснований для обид на Россию.

Мы тут в начале нашей беседы говорили о царе. Вы помните организатора убийства царской семьи? Это человек по имени Филипп Голощекин. Мне кажется, что, кстати говоря, это самый знаменитый зубной техник в истории человечества. Он до того, как стать большевиком, побывал зубным техником. И, видимо, мало зубов вырывал. Не получилось у него реализоваться по этой части. Потому что он стал кровопийцей вообще редким. И то, что он сделал в Екатеринбурге с невинными детьми – это были еще цветочки. Мало кто знает, что после Екатеринбурга партия его направила в Казахстан, и под его бдительным руководством он там стал проводить коллективизацию. Вообразить себе не можете: более миллиона казахов откочевало в Китай. И в Китае до сих пор есть казахские автономные области. Столица этой автономной области, трудно поверить, называется Кульджа, там проживает 500 000 человек. Это огромный город. Фактически он примерно равен Астане, столице Казахстана. Миллион казахов из-за Голощекина, убийцы Николая II, откочевало в другую страну. Сколько он там убил, это, конечно, не поддается отчету. Он, конечно, был больной на голову человек. Об этом еще Свердлов писал, который с ним в ссылке сидел.

Да, конечно, у казахов есть основания обижаться на русских при всем притом, что Филипп Голощекин был не совсем русским, как мы понимаем, но, тем не менее, обида-то есть. Между прочим, кто-то может спросить, как он закончил. Естественно, он закончил в 1938-1939 году по делу Ежова. Ежов дал показания, что у них были дикие совместные гомосексуальные оргии. Это на заметку депутату Поклонской.

Я бы мог рассказать, и это плавно ложится в нашу тему, об инициативе РЖД привлекать к работе на строительстве высокоскоростной магистрали Москва-Казань не заключенных, как в сталинское время, а осужденных. Порядка 2000 человек предполагается…

Ольга Арсланова: А как они это предлагают делать?

Сергей Лесков: Дело в том, что в 2017 году вступил в силу закон об исправительно-принудительных работах на какие-то сроки. То есть это наказания, не связанные с лишением свободы. И вице-премьер Ольга Голодец сказала (я с ней согласен), что это гуманная акция. Пусть люди работают, а не сидят в камере, в кутузке. В конце концов, от безделья можно сойти с ума. К этому никто не приговаривал. И 2000 – это не так много. Это очень амбициозный, самый, наверное, большой промышленный проект современной России. Там предполагается 370 000 рабочих мест. Кстати, с привлечением китайских инвесторов. Поезда от Москвы до Казани будут доходить до 3.5 часа. Они будут идти быстрее, чем "Сапсан" из Москвы в Питер. Ради бога. Пусть так и будет. Я понимаю, что радикально настроенные либералы скажут, что это попрание человеческих ценностей.

Вспомним наш любимый фильм про Шурика. Ведь когда он говорил "надо Федя, надо", он был активистом сферы исполнения наказаний. Во всех странах осужденные могут трудиться. Это не должен принудительный труд. Это, конечно, не ГУЛАГ. Главная отличительная черта ГУЛАГа в том, что там человеческая жизнь не ставилась ни в грош. Известно, что в системе ГУЛАГа умерло до 2 млн человек, а прошло всего через ГУЛАГ порядка 18 млн.

К моменту запрета ГУЛАГа в 1950-х годах там, по-моему, еще оставалось около 3 млн человек. Это не ГУЛАГ, это не лишение свободы. Люди будут получать зарплату. И государству они будут отдавать только от 5% до 25%. Ничего страшного я в этом не вижу. Кстати говоря, знаменитая гонщица Мара Багдасарян получила приговор тоже по этой статье к принудительным работам.

Ольга Арсланова: Но, по-моему, к ним так и не приступила.

Сергей Лесков: Она увиливает, какие-то справки приносит. Между прочим, я должен сказать, что если она так любит большую скорость, то она может записаться добровольцем, как говорил Иосиф Виссарионович, потрудиться на этом объекте и потом промчаться по дороге Москва-Казань со скоростью, которая ей не снилась ни на одном гоночном автокаре.

Ольга Арсланова: Ну что ж, тему железных дорог мы продолжим через несколько минут, правда, немножечко в другом аспекте мы посмотрим на проблемы и на желание РЖД в том числе кое на чем сэкономить. Но об этом чуть позже. Спасибо, Сергей. Очень много вопросов от наших зрителей. Завтра мы снова увидимся и вы сможете их задать. Спасибо большое.

Сергей Лесков: До завтра.

Ольга Арсланова: До завтра.

ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

Сергей Лесков  - крепкий рубль и думы министров  13.04.2017

Пользователь: Elena Karnilova

Сергей Лесков: План некоторых министров попавших к углеводородам, по поводу крепкого рубля мне кажется опасным.

Ольга Арсланова: Прямо сейчас, как и обещали, переходим кг лавным темам дня в трактовке Сергея Лескова. Здравствуйте!

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день. Придется опять говорить про газ. Химическое оружие – это тоже ведь газ.

Петр Кузнецов: Тиллерсон…

Сергей Лесков: Уехал. Все. Уехал. И держал в руках большой вопросительный знак. Непонятно. Вы знаете, в связи с этим вспоминается поговорка, любимая у всех финансистов - "деньги любят тишину". Поскольку Тиллерсон вырос в атмосфере нефти и газа, он, видимо, и, став дипломатом, по-прежнему любит тишину. Никаких заявлений после 2-часовой встречи с Путиным не было. О чем они договорились, можно только догадываться. После пятичасовых переговоров с Лавровым пресс-конференция была.

ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  07.08.2017

Пользователь: OTVrussia

Михаил Антонов координатор Общественного экологического проекта "РосЭко"

Оксана Галькевич: Переходим к обсуждению нашей первой темы. Вот есть мусор, производится определенное количество отходов. Зачем мусору просто лежать? Пусть он еще и поработает. Подконтрольный "Ростеху" фонд решил отправить в топку отходы со свалок и переработать их в электричество и тепло. Фонд получил право строить пять МТЭС – это такие мусороперерабатывающие ТЭС. В Подмосковье, Татарстане они должны появиться. Планируют построить еще четыре станции в Московской области, как я сказала, и три мусоросжигательных проектах на юге России – в Сочи, в Тамани.

Юрий Коваленко: Ну, это после туристов, наверное, и курортников мусор будут сжигать. Ну а если серьезно, то первые пять МТЭС будут строить в рамках договоров поставки мощности, когда вложения возвращают за счет повышенных платежей потребителей. Сложно звучит, правда? Давайте расшифруем.

50% платежа за такую станцию даст оптовый энергорынок в целом, а вот 50% – потребители региона. То есть мы с вами из своих кошельков будем за это доплачивать. Правительство поручило, правда, проработать финансово-экономическое обоснование детально. Может быть, что-то и изменится в процентном соотношении.

Оксана Галькевич: Попробуем разобраться. При строительстве МТЭС тариф для населения не должен как-то увеличиваться, расти, а на термопереработку должны пойти отходы, которые нельзя направить во вторичный оборот. Так считают в том самом фонде "Ростеха". В Минэнерго говорят, что не поддержат этот проект, если единственным механизмом будет перекладывание всех затрат на плечи потребителей.

Юрий Коваленко: Ну, действительно, за вывоз мусора платим, за его переработку платим. Вот в итоге еще и свет подорожает, мы ведь его покупаем. А это же "мусорные" киловатты. Вот эксперты считают, что среднегодовой платеж потребителя электроэнергии в европейской части страны за электроэнергию (общий счет, получается) может увеличиться на 50, а то и на 55 миллиардов рублей Ну а если переложить все это на население и разделить простым методом математическим, то получается, что где-то 300–400 рублей в год мы будем платить больше за электроэнергию.

Так это или нет – мы выясним и спросим Михаила Антонова. Это координатор общественного экологического проекта #РОСЭКО. Здравствуйте, Михаил.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Михаил Антонов: Приветствую.

Оксана Галькевич: Давайте сначала обратимся к нашим телезрителям. Тема такая народная, так или иначе, всех это нас касается. И мусор нам не нравится. В общем, честно говоря, и платить бы больше еще не хотелось, даже в таких вот каких-то…

Михаил Антонов: Проблема близкая, насущная.

Оксана Галькевич: Да, насущная. Уважаемые друзья, уважаемые телезрители, выходите с нами на связь. Телефоны, SMS-портал – все способы с нами указаны внизу экранов, все это совершенно бесплатно. Комментируйте, высказывайтесь, критикуйте.

Как вы вообще считаете, какие обоснования финансово-экономические могут представить? Вот то, о чем попросило министерство.

Михаил Антонов: Ну, смотрите. Здесь как надо смотреть? Считается, сейчас есть такое мнение, что это такая будет панацея решения проблемы свалок, проблемы отходов. Тем более, видите, есть ориентация, чтобы их построить в Москве и в Московской области, потому что Московская область задыхается от отходов, задыхается от свалок. Эта тема людей достаточно волнует. Это негативно влияет на окружающую среду.

Оксана Галькевич: Ну, потому что здесь самый большой производитель мусора, наверное, да? Самый большой город в нашей стране.

Михаил Антонов: 15-миллионный мегаполис.

Юрий Коваленко: А свозится все это в Московскую область, поэтому Московская область против того, чтобы вывозили из Москвы. Так получается?

Михаил Антонов: Все верно. В качестве такой меры предлагается: вот можно построить такие данные объекты, а деньги, из них вырученные… То есть, чтобы вернуть инвестиции вложенные туда, продавать электроэнергию, продавать образуемые от них отходы, потому что отходы просто будут в объеме уменьшаться, если они будут сжигаться. И потом вопрос – что с ними делать?

И одна из тем – как раз переложить это на конечного потребителя. Ну, понятное дело, что люди тоже особо платить не хотят. И здесь задается дальше вопрос – как с этим быть? Опять же, не везде данные проекты тоже находят поддержку. Здесь нужно исходить из того, что действительно не все считают, и я в том числе, что мусоросжигание является панацеей. Я здесь смотрю, что нужно в первую очередь смотреть. Вот эти полезные товары, которые можно извлечь из мусора…

Оксана Галькевич: Ну, некий ресурс, так скажем, да?

Михаил Антонов: Да, именно ресурс. Вот это все, что можно…

Оксана Галькевич: "Мусорный" ресурс.

Юрий Коваленко: Полезные ископаемые.

Михаил Антонов: Все верно, абсолютно. То есть вот то, что у нас отправляется в мусорку, вот эти все полезные фракции – они снова стали бы полезными товарами и вещами. Для этого нужна глубокая переработка, сортировка. И как опять же подсказывают разные расчеты, что это, наоборот, не будет требовать особых затрат от жителей и, наоборот, будет привлекать еще больше денег в экономику. Люди смогут… Это не потребует дополнительных каких-то затрат и не сильно ляжет на плечи простых граждан. Направление на переработку отходов в полезные товары принесет больше денег, чем, допустим, или мусоросжигание, или термическая обработка.

Юрий Коваленко: И дальше вопрос…

Оксана Галькевич: Михаил…

Михаил Антонов: Сейчас я договорю. А вот здесь уже надо дальше смотреть, потому что не все же, конечно, можно пока что переработать. А вот куда это девать? Потому что основная тема – эти заводы как продвигаются? Что это решение проблемы свалок. Здесь надо смотреть все равно. То есть не все можно будет переработать. И тогда будет стоять вопрос – что это? Вот эти так называемые "хвосты" – либо их захоранивать, либо их сжигать. И давайте вот это сначала все выберем. А потом то, что останется, уже можно будет подумать, что с этим и как сделать.

Оксана Галькевич: Михаил, тут ведь вопрос и инвестиций. Вы говорите, что это может быть очень даже выгодно потребителям, наоборот, это привлечет деньги в экономику. Но нужны все-таки большие инвестиции на первоначальном этапе, потому что глубокая переработка – это дело серьезное. Это новые технологии, это не просто так мусоросжигательный завод. И еще есть сроки реализации всех этих проектов, потому что нужно срочно что-то делать.

Смотрите – у нас есть Москва, которая не справляется с объемами. А есть у нас, например, небольшой сюжет из Новгородской области. Там вообще даже полигонов твердых бытовых отходов нет. И вот, например, жителям города Пестово в Новгородской области приходится сжигать мусор – что? – самостоятельно или просто подкидывать его в какие-то там контейнеры определенных предприятий.

Вот посмотрите – мы сейчас видим это все на экране. Полигон в Пестово начали строить еще 10 лет назад. За это время несколько раз менялись нормативы утилизации мусора, проект переделывали постоянно. А недавно площадь свалки решили увеличить – и теперь нужно получать новые разрешения на работу полигона. Вот когда он откроется – никто из людей, естественно, не знает.

Николай Веселов, заместитель главы администрации Пестовского района:Деятельность пока приостановлена судом. Мы должны все-таки построить новый полигон и перевезти место утилизации на другое место узаконенное.

Юрий Коваленко: Новый полигон в Пестово начали строить еще 10 лет назад. За это время несколько раз менялись нормативы утилизации мусора, и проект приходилось переделывать. Ну а недавно площадь свалки решили увеличивать – надо получать разрешения. И вот неизвестно, когда же все-таки появится. Но опять же, судя по видео, там еще жечь и жечь. Но ведь это же неэкологично. То есть получается, что мы берем, убираем мусор из земли и возгоняем его в атмосферу – что распространяет его на большую площадь территории нашей страны.

Михаил Антонов: Все верно. То есть, по сути, как происходит? Вообще мусор, который мы выбрасываем, он возвращается к нам обратно. Попадая на свалки, образуется свалочный фильтрат. Это такая жижа. Не знаю, все видели ее у себя в мусорном ведре. А теперь можно представить в объемах свалки. Свалки тоже постоянно горят. И там эти выбросы не контролируются ничем. Это все летит на сельское хозяйство, попадает с дождем. И мы снова этим дышим. И все это возвращается нам опасными болезнями.

Но здесь как раз смотрите, в чем суть. Почему именно переработка? Выделение полезны… Во-первых, мощности по переработке отходов у нас уже есть в стране – есть более 400 предприятий. Это официальная статистика. Они есть на большей части территории. Ну, сейчас мы, к сожалению, не будем говорить об отдаленных регионах, но в более густозаселенных все мощности и возможности для этого есть. Для этого необходимо, скажем так, настроить эту систему так, чтобы… Потому что кому-то выгоднее (есть даже такое понятие "мусорное лобби") перевозить мусор из точки "А" в точку "Б" и за это…

Оксана Галькевич: Заниматься транспортировкой, да?

Михаил Антонов: Да. Они на этом зарабатывают суммы. И как раз сейчас это называют именно… Основной вопрос в тарифе. То есть мусор в первую очередь выгодно… Он дает деньги, когда он едет. А потом, когда уже перерабатывается, то это уже отдельная история. То есть это развитие культуры, это внедрение практики. Пока не во всех регионах есть эти мощности действительно.

Одним из способов снижения количества отходов, извлечение полезных фракций является вовлечение населения в раздельный сбор. И как показывают соцопросы, у нас уже и так 6% населения сдает отходы на переработку. И практически 50% готовы в этом участвовать фактически забесплатно.

При этом в Государственной Думе Ольга Тимофеева тоже этот вопрос поднимала. Возможно, стимулирование население. Меньше вот этих баков будет уезжать на свалку – соответственно, будут экономиться деньги. И их можно инвестировать в развитие этого дома. То есть это будет еще приносить пользу, собственно говоря, жильцам. И уже даже есть в Москве несколько, в других регионах такая практика, когда люди сдают целым домом раздельно вторсырье – оно едет на переработку. И у них меньше этого мусора. И они там экономят от 20 до 70 тысяч в месяц. И это получаются большие суммы в год, которые можно потратить на озеленение, на ремонт дома, еще куда-то, распределить в пользу пенсионеров и так далее. То есть эти все решения есть.

Кстати, пример из Нижнего Новгорода. Я тоже был в Государственной Думе, и там был представитель Нижнего Новгорода. Он сам говорит: "Мы у себя в своем регионе собираемся делать раздельный сбор в той части, которая нам подведомственная". И он говорит, что надо, чтобы отходы были раздельно. Там простой мужичок с говором, и он говорит: "Один поток вот этого всего, этой массы нельзя разделить на два. Надо сначала отдельно вторсырье, а отдельно то, что поедет захораниваться". И это даже там, в Нижнем Новгороде. То есть простой представитель говорил.

Оксана Галькевич: Два варианта, да? Либо переработка (то, что можно в качестве вторсырья), либо захоронение… захоранивание, да?

Михаил Антонов: Смотрите, они предлагают у себя в Нижнем Новгороде… Вот у него есть какая-то возможность захоранивать. Захоронение – это, конечно, совершенно абсолютно не решение без необходимых технических средств, то есть сбора фильтрата, сбора газа и так далее. Но в первую очередь давайте сейчас определим, все это полезное достанем. Начнем с того, что достанем. А потом посмотрим, сколько у нас останется, и что мы с этим сделаем.

Тем более есть технологии рекультивации свалок. Есть специальные бактерии, которые эту всю грязь объедают. И опять это вторсырье можно достать. У него, конечно, меньше полезного выхода, но как минимум эту свалку можно тоже… чтобы ее не было.

Оксана Галькевич: Даже, слышала, какие-то бактерии сейчас где-то культивируются, наука этим занимается, которые пластик научились перерабатывать!

Юрий Коваленко: Так это уже не новое.

Оксана Галькевич: Если это наше будущее, то это замечательно.

Давайте примем звонок из Геленджика. Наталья на связи с нами. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Михаил Антонов: Приветствую.

Зритель: Скажите, пожалуйста… Вот у нас в Геленджике… Можно обращаться, правильно?

Оксана Галькевич: Да-да-да, говорите.

Зритель: У нас в Геленджике до 2017 года плата за вывоз мусора с человека была 27 рублей. С 2017 года, так как в Новороссийске построили завод и стали весь мусор вывозить в Новороссийск, плату подняли до 100 рублей. Мусор сейчас вообще не вывозят по три дня, даже неделями. Контейнеры переполнены! Они летают по улице. Такая грязь в городе стала! Такого никогда не было. Замечательно, что поставили желтые, синие контейнеры для каждого мусора. Люди на самом деле подходят и кидают. А эта машина, которая собирает этот мусор, едет – и все ссыпают в общую кучу.

Оксана Галькевич: О, знакомая история! Да-да-да.

Михаил Антонов: Ну, это я сейчас могу прокомментировать.

Зритель: Да, это делается показуха. По телевидению показали – замечательно в Кабардинке и в Геленджике. Но на самом деле мусор вывозят настолько плохо! Плату подняли, а мусор вывозят почти раз в неделю.

Оксана Галькевич: Спасибо, Наталья.

Юрий Коваленко: Бардак, как говорится, в головах, как у классика.

Михаил Антонов: Здесь все верно. Потому что организация санитарного состояния города – это задача местной власти. И как они ее там организуют… То есть проблема вторсырья и свалок не связана… То есть этим должны заниматься ответственные чиновники. Они за это получают деньги, и они должны обеспечивать санитарное состояние. Соответственно, граждане, которые за это платят, их управляющие компании – они должны контролировать этот процесс и не давать этому всему спокойно происходить.

Дальше, по поводу… Вот часто я отвечаю на этот вопрос: что делать, если отходы… Ставят разные баки. На самом деле не надо никаких пяти баков, достаточно всего двух. В один мы складываем так называемое "мокрое" – то, что нельзя переработать, в том числе органику (хотя ее тоже можно переработать и использовать в качестве удобрений). И "сухое" – то есть это металл, бумага, стекло, пластик – то, что можно переработать.

По поводу одной машины. Смотрите, в принципе, это нормальное явление. То, что это несколько контейнеров… Вы сейчас улыбаетесь, но я скажу, что это нормально. Стоят несколько контейнеров, и в них это все загружается, в эту машину. Смотрите, как говорят специалисты. То есть многие отходы после того, как их засыпали в мусоровоз, они едут тоже на сортировку. И если просто смешанный мусор из контейнеров туда засыпается, из него можно извлечь на этой ленте сортировочной 10% полезных фракций, потому что это все перемешано. Но если даже он рассортирован, то можно извлечь до 60–70%. То есть, по сути – да. Вот вы можете такие машины использовать, где много секций. Но если даже все равно в одну ссыпали, то это нормально.

Главный вопрос – что дальше? Вот привезли на эту улицу, а потом куда его – захоронили или там разобрали? То есть это главный момент – в конечном счете где он оказывается. Но если даже это раздельный сбор… Я еще как бы успокаиваю всех телезрителей: не бойтесь этого! Главный вопрос – куда его высыпали? Если его там разобрали и повезли на переработку, то это одно. А если его просто где-то свалили в лесу – вот это уже совершенно другая история. Здесь уже нужен общественный контроль.

Оксана Галькевич: Михаил, мы начали с вами беседу с того, какое финансово-экономическое обоснование может быть представлено. Понимаете, получается так, что собрать и довезти раздельно или нераздельно мы еще можем. А вот дальше уже не хватает экономической, какой-то финансовой мотивации у этих самих перевозчиков, переработчиков, чтобы обратить ресурс, из него ценное достать.

Понимаете, у нас в стране 35–40 миллионов тонн отходов ежегодно образуется. Вот примерно так посчитали. По подсчетам экспертов, у нас каждый россиянин производит в течение года около 300 килограммов мусора. Представляете? 300 килограммов мусора – это же золотое дно! При этом у нас постоянно то одна несанкционированная свалка, то другая. 150 тысяч несанкционированных свалок по всей стране. Общая площадь – 77 тысяч гектаров нашей драгоценной и благодатной земли. Вот такая катастрофическая совершенно статистика по нашей стране.

Михаил Антонов: Здесь я даже добавлю. Сейчас говорят, что даже больше – уже 400, а некоторые говорят, что и 600 килограммов на одного россиянина. И 70 миллионов тонн производится. То есть еще больше.

Оксана Галькевич: Так вот, вы скажите, что мешает-то, собственно говоря, привезя все это из точки "А" в точку "Б", достать все ценное из этого ресурса и обратить на благо общества?

Юрий Коваленко: Подождите. Наверняка не все телезрители бывали на какой-нибудь свалке. Вы, я точно знаю, бывали и видели, как это выглядит. Если мы берем современную свалку, то да, это просто куча мусора, который не разобран либо частично сортирован. А старое-то? Это все с землей, перемешано этими машинами, бульдозерами, экскаваторами, и из него вообще ничего не извлечь уже. То есть получается, что свалку эту не спасти, только верхний слой. Так получается?

Михаил Антонов: Смотрите. Есть тоже технологии, как это все можно спасти. Но это, знаете, на далекое будущее. Фактически эта территория уже все, мертва. Ее можно только правильно рекультивировать, засыпать, поставить оборудование для сбора газа. Сделать один такой могильник, вложить в него достаточно много денег, все закрыть и что-нибудь придумать – не знаю, горнолыжный склон, либо парк, либо еще что-то.

Юрий Коваленко: Либо там поселятся бактерии, которые поедают этот пластик.

Михаил Антонов: Есть вариант, да, что поселятся… Нет, они съедают органику вокруг пластика, а потом этот пластик и металл, бумагу… Ну, бумага – понятно, что нет. Но металл и пластик оттуда уже можно будет потом достать.

Юрий Коваленко: Призрачная перспектива.

Михаил Антонов: Поэтому я и говорю. Но как минимум на каком-то этапе эти свалки надо консервировать. Смотрите, что как раз с переработкой отходов. Ассоциации переработчиков даже обращались к нашему президенту Владимиру Владимировичу Путину с просьбой, они говорят: "Мы готовы переработать все, что у нас есть в стране. Нам не хватает загрузки. И нужна реальная помощь людям, чтобы где-то им, может быть, не мешали, а где-то, наоборот, помогали".

Опять же сейчас есть волонтерские акции, но это отдельная тема. То есть это мы сейчас не берем как такое системное решение. Здесь это направлено прежде всего на внимание, на формирование культуры. Опять же я здесь считаю, что одна из таких мер именно изменения этого сознания и отношения к отходам – это как бы пропаганда снижения личного экологического следа. Вот 2 августа отмечался такой день – День экологического долга Земле, в рамках которого… Это зарубежные, мировые ученые с мировым именем подсчитывают. За один год все население Земли истратило ресурсов больше, чем уже Земля может восполнить. Это повод об этом задуматься.

Если людей призывают вести здоровый образ жизни, отказываться от применения алкоголя, наркотиков, то почему людей именно нельзя в целях формирования культуры призывать еще снижать свой экологический след? То есть сдавать свои отходы на переработку, отслеживать их судьбу. Плодить меньше одноразовых отходов, то есть вместо пакетов пользоваться многоразовыми сумками и так далее. Выбирать более экологическую бытовую химию.

Вот даже недавно представитель президента Сергей Борисович Иванов тоже поднял этот вопрос, что надо российских производителей бытовой химии стимулировать для того, чтобы они делали чище, качественнее, конкурентоспособнее. Это одна из мер решения этого вопроса. И вот тогда, смотрите…

Оксана Галькевич: Одна из мер, да. Но скажите, дорожная карта какая-то есть, собственно говоря, чтобы было понятно, к чему мы идем? Вот сегодня у нас 2017 год, август. Есть ли какая-то дорожная карта, как будет решаться эта проблема? Какие шаги нужно сделать?

Михаил Антонов: У нас есть Государственная стратегия по обращению с отходами. У нас есть Стратегия экологической безопасности, где прописана тоже как раз опасность отходов. И законодательство, сейчас идет реформа в отношении отходов. И как раз там установлен приоритет увеличения вторичных ресурсов в оборот, допустим, над их захоронением и сжиганием. То есть это уже главное такое направление.

И вот здесь как раз, мне кажется, если в этом направлении направить ресурсные потоки, финансовые средства, то эта ситуация… У нас есть заводы, есть желание и население готово. То есть главное – не знаю, просто дать какую-то отмашку. И собственно, у них у всех – у этих предприятий – есть и свои бизнес-планы, и свои наработки, и свои расчеты, то есть то, что им необходимо, чтобы не только решать, знаете, экологически, чтобы свалок не было, но и чтобы деньги в экономику привносить.

Юрий Коваленко: Но они разобщены, нет какого-то общего профсоюза либо какой-то организации, которая бы их координировала. Вот люди в соцсетях выкладывают свои собственные статьи с фотоподтверждениями. Так называемый Чистомен появился. Сначала он появился, если мне не изменяет память, в Симферополе, потом появился на Черноморском побережье, потом дальше, дальше, дальше… И вот пишут: "За час убрал 28 мешков мусора. Все ему поаплодировали, сказали "молодец", но точно так же пошли, пакеты и бутылки выбросили абы куда". И та же самая ситуация фактически в каждом городе есть: есть несколько человек, которые следят за чистотой, а большая часть все-таки… Бардак в головах, как говорится. Может быть, все-таки действительно, как сбор металлолома? Мусор платно сдавать сразу, чтобы человек деньги получал.

Оксана Галькевич: Очень многие пишут, вспоминают советский опыт, как сдавали металлолом, макулатуру собирали, как бутылки сдавали, простите, из-под кефирчика и прочую стеклянную тару. Кстати говоря, Валентина Ивановна Матвиенко тоже как-то привлекала внимание к этому опыту.

Юрий Коваленко: И к свалке, которая уже 20-метровая, которая уже за КАД вываливается.

Михаил Антонов: В Санкт-Петербурге с двух сторон…

Оксана Галькевич: Я к тому, что, в общем-то, не последние лица государства так или иначе пытаются осуществлять "вербальные интервенции", как говорится, по этой проблеме. И что? Как у нас там воз? И ныне где?

Михаил Антонов: Смотрите, здесь тоже… Сейчас обсуждается эта тема – внедрение залоговой стоимости тары, утилизационных сборов, чтобы в цену товара уже закладывались бы средства на его утилизацию. Знаете, как раньше, допустим, можно было купить, условно говоря, алкогольные напитки на праздник, только заплатив за их содержимое, а бутылки потом вернуть. По сути, предлагается разработка схожей системы, чтобы вот эти деньги как раз были…

Допустим, я произвожу товар или экспортирую его. Я принимаю на себя ответственность, что я его переработаю. Я складываю деньги в экологический фонд, а из этого экологического фонда как раз и формируется инфраструктура по переработке. Вот она – дорожная карта. Соответственно, эти предприятия, которые уже этим занимаются, их можно было бы этим спокойно поддержать из этой темы.

Но сейчас установлена нулевая ставка. Почему? Ну, потому что непростое финансовое положение – это раз. Как бы мировой кризис. И не все были готовы. Его сейчас уже постепенно начинают вводить, этот утилизационный сбор, он постепенно растет. Ну, опять же люди боятся, что сейчас цены резко вырастут, еще что-то.

Оксана Галькевич: Конечно, боятся.

Михаил Антонов: Непопулярные решения.

Оксана Галькевич: Ну, мы просто обратного движения не видим. Знаете, видим, как все растет.

Юрий Коваленко: Вы подсказываете гениальную идею! Санкции в довесок. Может быть, действительно, кроме контрсанкций, еще и экологический сбор за иностранную продукцию, чтобы свой мусор вывозить?

Оксана Галькевич: Вы сейчас тут коллективным штурмом обеспечите нам "счастливое будущее". Юра, поаккуратнее с контрсанкциями!

Михаил Антонов: Ну, у них за рубежом это нормальное явление – наличие утилизационного сбора. То есть цена уже заложена, допустим, с теми же самыми батарейками экспортируемыми. То есть за рубежом их принимают на переработку. Это, кстати, тоже одна из тем, почему необходимо формировать именно доступную инфраструктуру рядом с домом для раздельного сбора отходов. Это как раз решение… Вот батарейки, лампочки, градусники и другие опасные отходы. Потому что, попадая в общую массу… Допустим, если все это везти смешанно, условно говоря… Я так понимаю, что есть идея, что, допустим, это все поедет на один вот этот завод. И на ленте как это все отсортировать? То есть стоит большой-большой вопрос, что тоже надо выделять их отдельно.

Оксана Галькевич: Михаил, знаете, насколько я знаю, у нас вообще, в принципе, один завод в нашей стране (в Челябинской области), который батарейки перерабатывает. Поэтому на один завод – это будет на одной ленте отсортировываться или это в одну точку страны должно быть транспортировано каким-то образом? В общем, все это достаточно сложно.

Вы знаете, вот нам люди пишут. Например, Саратовская область: "Плата за вывоз мусора с одного человека – 159 рублей 92 копейки. Частный сектор". И так далее, и так далее. Тут цены, вы знаете, в общем-то, серьезные нам приводят люди из своих квитанций, из своего жизненного опыта. Так вот, хочется за эти деньги видеть результат какой-то.

Михаил Антонов: А вот об этом я и говорю.

Оксана Галькевич: Тарифы-то не низкие совсем.

Михаил Антонов: Есть сейчас как раз примеры, когда в ЖКХ… То есть реально дом получает доход за счет чего? Первое – это снижает свои издержки, экономит на вывозе доходит. И еще зарабатывает, продавая вторсырье. То есть, по сути, что получается? Если как раз будет система, что мусор будет перерабатываться, и появится возможность, то есть инфраструктура, чтобы его выделять, то тогда и цена будет падать. То есть деньги-то как раз будут экономиться.

Оксана Галькевич: Вопрос только – когда? Вопрос – когда это счастливое будущее?

Михаил Антонов: Вот сейчас как раз…

Юрий Коваленко: У соседей мусор воровать будут для того, чтобы сдать.

Михаил Антонов: Знаете, я вам скажу. Я эту тему достаточно давно исследую, еще с 2013 года.

Оксана Галькевич: Коротенечко, 20 секунд.

Михаил Антонов: Сегодня у нас Год экологии, через четыре года. И ситуация за эти четыре года уже колоссальным образом меняется. Мне кажется, не знаю, пять, шесть, семь лет – и мы уже будем иметь совершенно другую картину, уже будем от более других каких-то вопросов плясать.

Оксана Галькевич: Ну, хорошо. Ваши бы слова да… Кому в уши?

Михаил Антонов: Ну, не знаю, не знаю.

Оксана Галькевич: Хорошо. У нас в студии программы "ОТРажение" был сегодня Михаил Антонов, координатор общественного экологического проекта #РОСЭКО. Спасибо большое. Мы говорили о технологии переработки мусора.

Борьба со свалками  ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

«Улюкаев  вызвал Терминатора»  11.08.2017

Дело бывшего министра укрепляет уверенность публики в том, что в России судят не за то, что виноват, а потому, что это кому-то выгодно. Логика сырьевой экономики враждебна попыткам слезть с нефтяной иглы и уклониться от долларовой зависимости. Сергей Лесков Журналист, писатель

Начался суд над бывшим министром экономики Алексеем Улюкаевым. Год назад он был арестован при получении двух миллионов долларов в офисе компании «Роснефть». В многосерийную и запутанную драму вовлекается все больше фигурантов. Однако мне кажется, что некоторые принципиальные для российских реалий моменты ускользают от внимания комментаторов.

Дело бывшего министра Улюкаева укрепляет уверенность публики в том, что в России судят не за то, что виноват, а потому, что это кому-то выгодно. Многие эксперты, в том числе глава РСПП Александр Шохин, сам долго работавший в правительстве на должности вице-премьера, считают, что два злосчастных миллиона — это бонус чиновникам министерства за оперативное и грамотное сопровождение сделки по приобретению «Роснефтью» компании «Башнефть». Общепринятая практика никогда не оборачивалась неприятностями. И уж, конечно, кажется, что бывалый министр не мог вымогать взятку, поскольку сделка была одобрена самим президентом. Ведь на вымогательство в такой ситуации не пошел бы даже самоубийца.

Отчего же недоброжелатели Улюкаева закусили удила и пошли на нарушение традиций? Какая кошка пробежала между кремлевскими башнями? Думаю, виной всему появление в этом деле АФК «Система», которая поначалу владела «Башнефтью». Это единственная компания в России, которая вышла на топ-уровень благодаря высоким технологиям. Прежде всего, в стратегических важных сферах микроэлектроники и машиностроения. Глава «Системы» Владимир Евтушенков — единственный из российских олигархов, который сделал состояние на наукоемких технологиях. В Америке таких очень много, а в России один, да и тот белая ворона, которого скоро заклюют. Перед вынужденной продажей «Башнефти» олигарх даже томился в темнице, чего не было со времен Ходорковского. Кстати, один из претендентов на пост Президента РАН академик Геннадий Красников работает в структуре «Системы».

«Система» вторглась в нефтяное святилище и самим своим появлением нарушила заведенный порядок. Разве Билл Гейтс лезет в нефтяной бизнес? Но Россия — не Америка. В России без нефтяной подушки трудно гарантировать устойчивость крупной технологичной корпорации. К слову, в отличие от Америки, российские энергетические олигархи поддерживают науку, просвещение, здравоохранение для «отмазки», как милостыню бросают.

Так или иначе, чужеродное тело надо уничтожить. Терминатор на вопрос «Он мертв?» отвечал: «Он ликвидирован!», система решила отторгнуть и ликвидировать чужеродную «Систему». Лейкоциты из нефти бурлят…

«Роснефть», как терминатор, преследует «Систему», требует выплатить еще немыслимые 170 миллиардов рублей, что уже привело к аресту многих ее активов. В итоге компания, успешно работавшая в области высоких технологий, может исчезнуть с экономической карты России. Невелика потеря, если даже об Академии наук не горюем.

Алексей Улюкаев — один из вип-арестантов, которые не признают вины и не каются перед следствием. В их числе бывший кировский губернатор Никита Белых, экс-глава Марий Эл Леонид Маркелов, глава администрации Владивостока Игорь Пушкарев. Так же вел себя и бывший мэр Ярославля Евгений Урлашов, который уже получил свой приговор — 12,5 лет лишения свободы. Улюкаев не гнется и утверждает, что стал жертвой провокации, хотя не говорит, кто ее автор. Думаю, экс-министр понимает, что стал разменной пешкой в чужом гамбите.

Лидеры страны призывают преодолеть громадное технологическое отставание от Запада, увлекаются цифровой экономикой, сетуют на пагубную зависимость от нефтяной иглы. Слова бессильны перед логикой жизни. Реальность такова, что при сложившейся модели сырьевой экономики высокотехнологичные компании обязаны подобострастно преклонить перед «нефтянкой» колена, как все лорды перед Дейнерис Огнерожденной с ее драконами.

Цифровая экономика — это сказки для посетителей экономических форумов. С большой вероятностью кризис «Системы» приведет к краху заводов в Зеленограде, где делают львиную долю российских электронных карт. Не только цифровая экономика уйдет в область мифов, но даже национальная платежная система «Мир» с первыми российскими картами, на которые должны перейти государственные учреждения, подвиснет в воздухе.

А ведь это первый и принципиальный шаг по ослаблению зависимости российской экономики от доллара. О курсе на это ослаблении высокие чины объявили на днях. В условиях санкций, которые могут оказаться вечными, ничего другого не остается. Однако без «Системы», которая дышит на ладан, вряд ли удастся выполнить задачу. И, конечно, больше всего заинтересованы в долларовой зависимости нефтяники. Это не означает, что они со злым умыслом торпедируют предначертания партии и правительства. Логика сырьевой экономики враждебна попыткам слезть с нефтяной иглы и уклониться от долларовой зависимости.

Поэтому мой печальный прогноз такой: в обозримом будущем уменьшить зависимость от доллара не удастся. А цифровая экономика — хуже «Матильды». По логике системы.

Источник

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  09.08.2017  

Видео: Темы Дня с Сергеем Лесковым 09.08.2017

Сергей Лесков: Совершенно очевидно, что санкции будут длиться несколько десятилетий. Нам ничего не остается, кроме как уйти от долларовой зависимости

Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России 19:30

Марина Калинина: Сергей Лесков уже с нами в студии. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день.

Марина Калинина: Что сегодня взволновало вас?

Сергей Лесков: Меня взволновало? Как-то ко мне в лесу подошел добрый человек утром, когда я гулял там с собакой и ребенком, и сказал: "Меня очень взволновало то, что вы вчера упомянули большевиков недобрым словом". Я внутренне содрогнулся, и мне показалось, что этот прохожий сейчас поступит со мной примерно так же, как поступал Троцкий с врагами революции. Давайте не будем говорить в терминах, что меня взволновало. Хирург перед операцией должен сохранять олимпийское хладнокровие.

Марина Калинина: Ну, давайте.  

Сергей Лесков: Но вот, что мне показалось интересным . Мы год назад очень много говорили об аресте министра экономики Улюкаеве. Неоднократно возвращались к этой теме. По существу это был второй случай, когда федеральный министр оказывается под судом. Первый раз это был Евгений Адамов, министр по атомной энергии. Но он не был арестован на рабочем месте. Его преследовало иностранное законодательство. Они просто потом передали его в Россию. А вот в таком чистом виде это как бы первое дело против российского федерального министра. И очень много зрителей спрашивали: "Как там дело Улюкаева?".

Марина Калинина: Да. Вчера было очень много сообщений, и сегодня тоже.

Сергей Лесков: Суд начался. Пока там идут какие-то предварительные слушания. Вы знаете, что всякий такой серьезный суд, как и опера, состоит из увертюры. Сейчас какая-то увертюра. Тем не менее, нельзя не обратить внимание на многие обстоятельства, которые окружают это дело. Это чрезвычайно важное событие для российской действительности.

Во-первых, в преамбуле к этому рассказу я должен сказать, что когда арестовывают такого высокого чиновника, то вся просвещенная публика уверена, что его арестовали не потому, что он виноват, а потому что это кому-то выгодно. Громадное большинство наших людей, конечно, уверены, что всякого высокого чиновника можно взять за жабры. А берут лишь избранных по каким-то другим соображениям. Конечно, еще и это делает это дело чрезвычайно показательным. Я другими словами могу сформулировать этот вопрос. Это единичный, отдельный случай коррупции, или это какая-то, прямо скажем, война кланов, война каких-то кремлевских башен друг с другом? Мы вернемся к этому вопросу. Но надо еще вот что сказать. Что, конечно, вот это происшествие, которое состоит в том, что в офисе "Роснефти" вечером министру Улюкаеву было вручено 2 кейса с двумя миллионами долларов, и он был бы тут же взят под микитки. Повлекло за собой еще много больших следствий.

Мы на прошлой неделе говорили о пяти наших vip-арестантах, которые разные губернаторы, тот же министр Улюкаев, которые отрицают свою вину. Многие сложили лапки и покорились судьбе. Один из пяти не согласных с обвинениями – это Алексей Улюкаев. Он отвергает эти обвинения, говорит, что это злостная провокация. Чья провокация, впрочем, он не говорит. Это тоже интересно.

Юрий Коваленко: Это, наверное, следствие покажет.

Сергей Лесков: Тоже поговорим на эту тему. Так вот, знающие люди говорят, что эти 2 млн долларов, в существовании которых сомневаться не приходится – это некая благодарность "Роснефти" за доблестный труд чиновников Минэкономики по оформлению сделки, которая состояла в приобретении компании "Башнефть" компанией "Роснефть". История не закончилась. И "Башнефть" первоначально принадлежала к так называемой финансовой группе "Система" во главе с Владимиром Евтушенковым. И по этому делу он хоть и олигарх, но успел посидеть в тюрьме. Это тоже исключительный случай. И потом согласился уступить "Башнефть" "Роснефти". Но ведь "Роснефть" продолжает преследовать систему. И требует сейчас 170 млрд долларов (это совершенно неподъемная сумма). И хотя АФК "Система" – крупная компания, но это, в общем-то, пустит ее по миру. Уже арестованы активы, не безразличные далеким от схватки этих акул людям. Например, "МТС" арестован.

Юрий Коваленко: Если мне не изменяет память, это фактически ровно копейка в копейку стоимость этого телекоммуникационного оператора.

Сергей Лесков: Не только "МТС". Там, по-моему, арестовано еще несколько каких-то компаний. Страховая компания… в которой многие состоят, еще что-то. Почему я обращаю на это дело внимание? Если бы грызлись нефтяные компании друг с другом или банки, я думаю, можно было бы смотреть на это с каким-то равнодушием, с относительным равнодушием. Но дело в том, что "Система" – это едва ли не единственная компания, поднявшаяся на топ-уровень благодаря развитию высоких технологий. Остальные все наши компании – это сырьевые компании либо металлургические компании, что, впрочем, тоже сырьевые. Это единственная компания, которая развивает высокие технологии. А Владимир Евтушенков, опальный олигарх, пожалуй, единственный, кто сумел сделать состояние на наукоемких технологиях. В Америке таких очень много. Мы знаем эти имена. Эти имена стали уже нарицательными. В России, к великому сожалению, только один человек с помощью технологий сумел стать богатым. И он оказался белой вороной среди нефтяных олигархов. Вот они ему и выклевали глаз и отобрали все. А теперь он вообще на паперти окажется. Я не думаю, что это последнее, что у него есть, но так или иначе логика в этом есть печальная. Руководство страны призывает выйти из технологического тупика, развивать высокие технологии. А на деле-то мы видим, какая реальность. Реальность печальная. Она противоречит и нуждам страны, и призывам руководства страны. Об этом нельзя было не сказать.

Кстати, мы ведь много говорим, и в экономических программах развития России об этом тоже пишется, что управление государственной собственностью низкоэффективно. Это некая аксиома, которую знают все страны мира. Посмотрим на ту же самую "Роснефть". Они только что днями опубликовали экономический отчет. Я ничего не выдумываю. Можно посмотреть их собственные данные. В первом полугодии долги в рублях выросли на 47%, в долларах – на 60%. Чистая прибыль компании "Роснефть", которая собирает вокруг себя все, что плохо лежит, несмотря на это, упало на 20%. А операционные расходы по разным отраслям выросли на 15-20%.

Юрий Коваленко: Это колоссальные суммы.

Сергей Лесков: И не извиняет падение рубля, какие-то колебания на нефтяном рынке. Сами по себе эти цифры говорят, что что-то не в порядке у них там внутри, низкая эффективность. Но, с другой стороны, может быть, "Роснефть" – это не про эффективность, это про что-то другое? Может быть, это какой-то стратегический резерв?

Марина Калинина: А это про что?

Сергей Лесков: Стратегический резерв государства. Давайте тогда мы не будем говорить об экономике применительно к нашему энергетическому сектору. Это какие-то другие соображения.

Итак, что еще интересного в деле Улюкаева? Это американские президенты могут вызываться в американский суд. Понятно, что, кроме Улюкаева, там есть самый крупный фигурант, и об этом прямо писалось, много говорилось, что он прибыл в офис "Роснефти" по прямому звонку руководителя "Роснефти" Игоря Ивановича Сечина. По другому звонку, конечно, министр бы не поехал. Это совершенно очевидно. Но непонятно. Это же главный свидетель. Будет ли в качестве главного свидетеля фигурировать на суде один из самых влиятельных российских бизнесменов и политиков, один из самых приближенных к президенту людей? Это вопрос очень интересный. До какой степени тогда могут быть откровенны и чистосердечны показания обвиняемого, если не будет главного свидетеля? Вопрос.

Официальный представитель "Роснефти" сказал, что нет никаких препятствий для явки Сечина в суд, если суд его, конечно, вызовет. Но если, конечно, глава "Роснефти" не будет занят по работе. С другой стороны, мы знаем нашу жизнь. Такой человек для суда может быть занят всегда и навеки.

Юрий Коваленко: И будет присутствовать факультативно либо каким-то образом по скайпу, предположим.

Сергей Лесков: Это исключить нельзя. Но это тоже любопытный поворот. Мы говорим о судебной реформе. Судебная реформа прежде всего предполагает пиетет к суду. Проявит ли этот пиетет такой человек, или нет? Не знаю. Время покажет. Это очень интересно.

Вымогал ли Улюкаев взятку? Интересно. Сейчас можно сказать, что вряд ли. Потому что эту сделку по "Башнефти" поддержал кто? Президент. Вымогать взятку у руководства "Роснефти" по тому делу, которое освещено именем президента, не будет даже самоубийца. Из этого можно сделать какой вывод? Видимо, благодарность (я скажу в нарицательной форме) нищим Башмачкиным из министерства – может быть, это дело обычное? А тогда почему было вдруг решено наказать министра, если он занимался обычным делом? Какая кошка пробежала между такими влиятельными персонами? Выяснит ли это суд, я не знаю.

Вот мы недавно (неделю назад или чуть больше) говорили о том, что в Узбекистане начинается следствие по обвинению в куче преступлений дочери президента Каримова Гульнары Каримовой. И я должен сказать, я высказывал эти сомнения, насколько откровенны будут ее показания, потому что она может потянуть за собой на дно очень многих. Не она же одна там мошенничала. Это совершенно очевидно.

Эти дела похожи – дело Улюкаева и дело Гульнары Каримовой. Насколько откровенны будут эти признания? И надо сказать, что наша публика уже не страдает той доверчивостью, когда во время процессов, предположим, 1920-1930-х годов можно было повесить ей на уши любую версию и обвинить людей в том, что они вредители, шпионы, даже марсиане, если бы хотелось. Публика не поверит, я думаю, в какие-то недоказательные гипотезы. И наконец последнее, на что я обратил бы внимание – обычно следствие по делу об экономических преступлениях длится довольно долго. В данном случае оно длилось меньше года.

Юрий Коваленко: Причем, было спрогнозировано, что до конца лета дело будет в суде и так далее. И что самое главное – и судья, и следователи, которые участвуют во всем этом деле – это непростые люди. Они уже были задействованы во многих делах.

Сергей Лесков: Правильно, я согласен.

Марина Калинина: И надо сказать, что с 30 томами этого дела ознакомились достаточно быстро и адвокаты…

Сергей Лесков: И что отсюда следует? Отсюда следует с большой степенью вероятности, что достигнуто некое досудебное соглашение. Поэтому так все быстро делается. А если достигнуто досудебное соглашение, я опять же предположу, все это вероятностные какие-то гипотезы, вряд ли вода окажется чистой, суд будет стремиться докопаться до дна. Я думаю, будет вынесено какое-то решение, которое удовлетворит все стороны. И самое главное в этой ситуации – конечно, сохранить рейтинг власти. Поэтому будет сделан, конечно, упор на то, что это отдельное коррупционное происшествие, которое никак не укладывается в чистую систему бюрократических взаимоотношений.

Юрий Коваленко: То есть показательной казни не будет? Это будет какой-то абсолютно свободный приговор, после которого адвокат скажет о том, что, конечно же, мы будем его обжаловать.

Сергей Лесков: Может быть, ему дадут два года. Год он уже как бы отсидел под домашним арестом, кстати.

Марина Калинина: Он, кстати, продлен, по-моему, до середины января.

Сергей Лесков: А, ну вот. Тем более. В общем, я думаю, что Алексей Улюкаев пройдет по дорожке Евгении Васильевой.

Юрий Коваленко: Даром, что стихи не пишет.

Сергей Лесков: Почему? Они оба чрезвычайно одаренные в художественном плане личности. Та писала картины и песни, а этот – стихи.

Марина Калинина: Вот наш зритель спрашивает: "А в СССР министров когда-нибудь арестовывали на рабочем месте?".

Сергей Лесков: Какой-то странный вопрос. Я в следующем сюжете несколько слов скажу об одном из министров. Десятки министров были арестованы и больше не увидели свою семью никогда. Это было сплошь и рядом. Не знаю. Был такой всесильный сталинский вождь Лазарь Каганович. У него брат был министром какой-то промышленной отрасли, по-моему, тяжелого машиностроения, если я не ошибаюсь. Михаил, кажется. Он был арестован и погиб в лагере. Сплошь и рядом. А, например, министр Ежов.

Марина Калинина: Просто человек несколько раз спрашивал. Я хотела, чтоб вы ему в прямом эфире ответили.

Сергей Лесков: Это было очень много. Да еще во времена Хрущева тоже арестовывали. Во времена Хрущева были самоубийства первых секретарей обкомов. Первый секретарь Рязанского обкома партии, например, покончил с собой под угрозой разоблачения. Нет. Тогда времена были гораздо более жестокие. И сейчас, в общем, чиновники расслабились.

Юрий Коваленко: Никто не стремится покончить с собой. Сегодня есть такое понятие, как досудебное соглашение, и это решает очень многие вопросы в будущем.

Сергей Лесков: Сейчас, конечно, времена такие вегетарианские по сравнению с тем, что было раньше. Есть еще одна чрезвычайно интересная тема, болезненная, важная во всех отношениях. Пару дней назад МИД устами заместителя министра объявил о том, что Россия постарается избавиться от зависимости от доллара. Но это важно, конечно. Потому что санкции, это совершенно очевидно, будут длиться несколько десятилетий. И в этой ситуации ничего другого не остается. Знаете, как Михаил Жванецкий говорил: "Лучше маленький доллар, чем большое спасибо". Поскольку мы большого спасибо, видимо, уже не дождемся из-за океана, то придется каким-то образом отказываться и от маленького доллара, как бы он ни грел приятно портмоне. Но возможно ли в современном мире уйти от этой долларовой зависимости? Давайте посмотрим.

Марина Калинина: Главное – каким образом.

Сергей Лесков: Да, каким образом. Возможно ли это. Политический это призыв, или здесь есть какие-то механизмы, которые могут это сделать. Прежде всего, конечно, напрашивается… Мы помним, что еще года три назад, когда были введены санкции, у крупнейших российских банков возникли сложности с платежными системами Visaи MasterCard. Уже тогда было принято решение о создании национальной платежной системы "Мир". На это ушло некоторое время. И сейчас во многих государственных организациях эти карточки "Мир" начали раздавать. Это реально. То есть часть зарплаты в государственных и окологосударственных структурах, я думаю, в директивном порядке будут переведены на карточки "Мир".

Марина Калинина: Да. Но надо заметить, что не все банкоматы их принимают.

Сергей Лесков: Это дело времени. Никто не запрещает человеку завести еще какую-то карточку. Я понимаю. Здесь на любой тезис можно какой-то антитезис выдвинуть. Но в любом случае создание национальной платежной системы (в Китае национальная платежная система) ослабляет зависимость от доллара. Перейдут ли частные компании на эту систему – пока такой тенденции не видно. Прежде всего потому, что нет угрозы отключения от международной платежной системы Swift, которая как бы контролирует все это дело. Иран отключен от Swift, кстати. Но России пока никто этим не угрожает. Северная Корея даже и не входила в этот Swift.

Какие есть еще возможности? Есть такая организация БРИКС. Туда входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Америка. Уже довольно давно ведутся разговоры о переходе во взаиморасчетах на национальные валюты. Пока это не сделано. Но это может произойти.

Есть еще один экономический союз, который называется Евразийский, куда входят многие наши бывшие партнеры по СССР, а также азиатские страны. Там уже многие расчеты осуществляются в рублях, прежде всего между российскими партнерами. И рубль становится там все более распространенной и популярной валютой. 75% всех расчетов внутри этого самого Евразийского Союза совершается в рублях. Это много. Это тоже, конечно, увеличивает независимость от доллара. И здесь есть интересная такая тенденция. В основном-то это, конечно, расчеты между российскими участниками. Так вот, если снизить какие-то транзакционные издержки, там, ликвидировать административные барьеры, то есть сделать операции в рублях выгоднее, чем в долларах, то будет еще больше, чем 75%. Пожалуй, эти возможности, которые я сейчас перечислил, являются единственными. Больше пока не просматривается. И почему? На самом деле финансовый мировой рынок живет по законам доллара. Когда это произошло? Была такая Бреттон-Вудская система, принятая в 1944 году после войны. Конечно, по результатам Второй мировой войны есть очевидно только один выигравший – это Америка, которая отгородилась большой рекой от театра боевых действий под названием Атлантический океан. И они, конечно, нагрели руки невероятно.

И в 1944 году на этом американском курорте была принята какая-то жесткая привязка курса золота к доллару: за тройскую унцию 35 долларов.

Марина Калинина: Но это ведь уже давно не так.

Сергей Лесков: 44 страны тогда там участвовало в этом соглашении. По результатам этого Бреттон-Вудского соглашения 80% всех мировых финансов были сконцентрированы в Америке. Именно благодаря этой системе возник Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация. Она, правда, раньше называлась иначе, но неважно. Всемирный банк, Генеральное соглашение по тарифам и торговле. То есть все финансовые организации перекочевали в Америку. Для нас вот что интересно. Россию же тоже приглашали присоединиться к этому Бреттон-Вудскому соглашению. И деньги предлагали за это американцы. Общий объем ленд-лиза, помощи во Второй мировой войне, которую оказала США СССР, большое им спасибо за это, хотя формально это был долг. Слово "ленд" об этом говорит. Это 11 млрд долларов. Доллар тогда иначе стоил.

Так вот, СССР и Сталину американцы предлагали 6 млрд долларов, то есть больше половины ленд-лиза, за вхождение СССР в Бреттон-Вудскую систему. Сталин и министр финансов Арсений Зверев оказались единственными мировыми лидерами, которые отказались от вступления в Бреттон-Вудскую систему и не попали благодаря такому дальновидному решению в зависимость от доллара. Все время своего существования до распада СССР, в общем-то, рубль был независим от доллара. И в значительной мере это помогало преодолеть экономические сложности, с которыми столкнулся СССР. Но финансовая система СССР была чрезвычайно устойчива. Кстати, Арсений Зверев, мы говорили про советских министров, он был министром с конца 1930-х годов до начала 1960-х. Он поспорил с Хрущевым и ушел. Лет 35, наверное. Это была самая устойчивая финансовая система в мире.

Но в 1990-х годах, конечно, в демократической России был принят целый ряд, как уже сейчас становится ясно, ошибочных решений по управлению финансами. И возникает, конечно, вопрос: "Много мы вообще денег то держим в США?". Вот эти золотовалютные запасы России. Все финансовые сделки (например, кредитование) совершаются (надо смотреть правде в глаза) в долларах. Для России болезненно, конечно, то, что мы больше половины наших экспортных доходов получаем от продажи нефти. Еще металлы процентов 20. Это тоже только долларовый рынок. Здесь уже никуда не уйдешь. Только со странами БРИКС мы можем.

Юрий Коваленко: А на БРИКС мы сколько можем…

Сергей Лесков: Это очень сложно сосчитать. Но, по крайней мере, там можно что-то пытаться сделать. Но с Европой, с которой мы торгуем нефтью и газом, как там уйти от долларовой зависимости? Невозможно. Мы совершаем и храним 95% наших денег в долларах. На все остальные валюты у нас уходит только 5%. Предположим, какие-то деньги мы храним в евро, какие-то еще валюты есть. Но 95% наших золотовалютных запасов – это доллары. Сейчас у нас 420 млрд долларов запасы. Что характерно, совсем недавно, в 2000 году (это когда Путин стал президентом) знаете, какой у нас был золотовалютный резерв в России? 8 млрд. Сейчас 420 млрд. То есть не надо думать, что Россия прогибалась под изменчивый мир. Вы видите, как выросли активы…

Юрий Коваленко: А еще и с учетом курса…

Сергей Лесков: А если еще там все внешние активы России прибавить… Ценные бумаги тоже американские. А как мы еще можем хранить? Это 1.5 трлн долларов. Самые большие золотовалютные запасы у китайцев – 3 трлн долларов. У нас 420 млрд. У них 3 трлн. На втором месте Япония. Там 1.2 трлн. Но Россия на 7 месте в мире по этим золотовалютным запасам. И еще раз – они хранятся в долларах благодаря этой Бреттон-Вудской системе, которой сейчас уже нету, но нынешняя система унаследовала какие-то эти традиции.

По большому счету, можно несколько ослабить зависимость от доллара. Но пока не будут решены вот эти проблемы… Самая главная проблема – наша зависимость от экспорта энергоресурсов, сырья. Для того, чтобы радикально снизить эту зависимость, нам надо перейти на экспорт обрабатывающей промышленности, высоких технологий, где высокий уровень человеческого капитала. Мы помним, что в первом сюжете мы говорили о том, что единственная компания, которая состоялась в высоких технологий, оказалась с бельмом на глазу. Вот видите. Жизнь требует одного, а реальность ведет нас в другую сторону.

Вот такая ситуация. Я не нахожу, что ситуация какая-то трагическая. Вспоминаются, конечно, слова немецкого драматурга Бертольда Брехта. Как он сказал? "Что значит ограбить банк по сравнению с тем, чтобы основать банк?". У кого банки, у того на самом деле и власть над миром. Вот эта Бреттон-Вудская система по существу сумела аккумулировать все банковские средства мира в одной стране. 80% всех денег крутится фактически на этом рынке. Поэтому, конечно, России надо двигаться в сторону ослабления своей зависимости от доллара. Но пока в сложившихся рыночных условиях (и мы сами себя загнали в этот угол, сами своими руками выкопали яму) своими руками мы должны себя как-то, как мышка, взбивать эту сметану и выбираться из стакана. Мы сами должны. Никто не поможет. Мы 25 лет дружили с Америкой, и вот, к чему привели. Не надо дружить. Мы все время хотим найти каких-то друзей. Надо преследовать собственную выгоду и сохранять голову спокойной.

Еще одна интересная экономическая тема. Она, кстати, вытекает из того, о чем мы говорили. К сожалению, приходится признать, что мир переходит на язык санкций. Теперь возможна торговая война (кто бы мог подумать?) – Америка хочет пригвоздить к позорному столбу теперь уже Китай.

Юрий Коваленко: Страну с передовой экономикой.

Сергей Лесков: Да. Только что мы говорили о Китае. Теперь еще Китай будет думать о том, как бы ослабить свою зависимость от доллара. Мы помним, что недавно Си Цзиньпин и президент Трамп встречались в резиденции Трампа, о чем-то говорили. Хотя знатоки восточного церемониала говорят, что Си Цзиньпин был просто неприятно поражен манерами Трампа. Но разные культурные ценности.

Трамп потребовал от Си Цзиньпина давление Китая на Северную Корею, чтобы та отказалась от своей военной программы. Си Цзиньпин попросил 100 дней, но ничего не сделал. 100 дней уже прошли с той встречи. И вот теперь в Вашингтоне достали с пыльной полки человека по имени Роберт Лайтхайзер, который вел торговую войну в 1970-х годах с Японией. Американцы считали, что японцы как-то с помощью демпинга завалили их рынок цветными телевизорами, мотоциклами – вообще всем, чем угодно. Была такая торговая война, по-моему.

Юрий Коваленко: Даже анекдот родился о том, что американцы выяснили, как Япония утилизирует свой металлолом: она прикручивает к ним 4 колеса и отправляет их в Америку в виде автомобилей.

Сергей Лесков: Да. Вот теперь они этого человека… Кстати, эта фамилия Лайтхайзер не напоминает вам главного героя из "Во все тяжкие" этого химика Хайзенберга.

Юрий Коваленко: Здесь уже какая-то алхимия, судя по всему.

Сергей Лесков: Ну вот. И он уже тут разработал целую программу, как пригвоздить Китай. Причем, там же обороты безумные. 600 млрд долларов взаимный оборот. У нас с Китаем 60 млрд, а там 600 млрд. А с Америкой у нас торговый оборот 20 млрд. А у тех 600 млрд между собой. Представляете, как они будут воевать? Причем, профицит у Китая 350 млрд. Это Китай туда все продает. Это мастерская. И это, конечно, невыгодно. Трамп предупреждал, что такой перевес ему не нравится. Но китайцы же хитрые. Там этот восточный политес. Они проголосовали сейчас в Совете безопасности за санкции против Северной Кореи. Но нефть они продолжают продавать в Северную Корею. И там поговаривают, что какими-то тайными тропами осуществляют и другую поддержку Северной Кореи.

Я думаю, что американцы больше всего боятся вот еще чего. Ведь Китай – коммунистическая страна. И они живут по планам. СССР тоже раньше жил по планам. Теперь у нас их нету.

Марина Калинина: Причем, вообще никаких.

Сергей Лесков: Никаких, да. Китай совершенно четко объявил о том, что к 2025 году он превратится в мирового технологического лидера.

Марина Калинина: Совсем скоро. Пока все к этому идет.

Сергей Лесков: Сказал – сделал. Так живет Китай. Причем, они уже даже наметили целые отрасли, где они засунут весь мир за пояс. Это производство беспилотников, электрических автомобилей, медицинского оборудования, микрочипов.

Юрий Коваленко: А без микрочипов китайских… да.

Сергей Лесков: И много. Там целый перечень уже есть. Американцы, конечно, думают, что китайцы у них все украдут. А эта торговая война юридически оформляется так называемой 301-й статьей закона о торговле с США. Если у США воруют интеллектуальную собственность (что делали японцы тогда)… "Господин Хайзенберг" решил, что японцы воруют американские технологии. Сейчас уже не разберешься. Может быть, они воровали все из журнала "Наука и жизнь". А вот теперь они хотят прижать Китай за это объявленное будто бы воровство. Интересные события ожидаются.

Если США и Трамп объявят торговую войну Китаю, то, конечно, Китай и Россия сблизятся еще больше. И вот тогда возможен, конечно, переход в расчетах Китая и России на национальные валюты. Пока этот и газопровод, и нефть мы продаем, и еще какие-то…

Юрий Коваленко: Такое ощущение, что Трамп подталкивает Китай к дружбе с Россией, сам того, может быть, даже и не желая.

Сергей Лесков: Об этом можно поговорить. Я вот, что скажу. В авиации говорят: "Чем лучше самолет, тем хуже пилот". Примерно то же самое можно сказать и про Америку. Очень хорошая, устойчивая государственная система, которая может выдержать любого пилота (президента). Если торговая война будет объявлена, то Россия и Китай могут перейти со своими примерно 100 млрд торгового оборота на расчеты в юань и рубль.

Марина Калинина: И обманут Америку.

Сергей Лесков: Это будет некий тоже уход от зависимости от доллара.

Юрий Коваленко: В общем, да.

Сергей Лесков: Если есть возможность, я могу на какие-то вопросы ответить.

Марина Калинина: В основном комментируют дело Улюкаева. Тут уже развернулась дискуссия. Накажут его реальным сроком, не накажут. Чем это закончится…

Сергей Лесков: Я не желаю человеку зла.

Марина Калинина: Сравнивают с Васильевой.

Сергей Лесков: Тюрьма не делает человека лучше. Особенно поэта.

Марина Калинина: Много разных мнений. Спасибо вам большое. Это были главные темы дня в трактовке обозревателя ОТР Сергея Лескова.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Сергей Лесков: До завтра. 

ОТР

ОТРажение  на ОТР  09.08.2017

Пользователь: OTVrussia

Когда реновация придет в регионы, и придет ли? Каковы плюсы и минусы либерализации ОСАГО?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  11.08.2017

Видео: Итоги недели  11 авг.17

 

Сергей Лесков: Министр Улюкаев стал пешкой в гамбите, который разыгрывают "Роснефть" и АФК "Система"

Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

Марина Калинина: К нам пришел, как вы видите, Сергей Лесков. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Марина Калинина: Что принесли?

Юрий Коваленко: С хорошими ли новостями?

Сергей Лесков: Практически обо всех новостях мы говорили на этой неделе. Но поскольку мы подводим итоги, то, конечно, вне конкурса стоит конфликт между США и Северной Кореей. И хотя мы вчера об этом говорили, но события нарастают, как какое-то чертово колесо вращается. Отчасти это связано с какой-то гиперактивностью. Бывают дети гиперактивные, а бывают, оказывается, президенты гиперактивные, как Дональд Трамп. Он каждый день делает новые заявления. Был такой писатель Эмиль Золя, который "ни дня без строчки". Трамп, по-моему, превзошел Эмиля Золя. Он каждый день строчит в Twitter’е, причем, не выбирает никаких дипломатических выражений. Вчера мы, помните, его цитировали. Говорили, что он грозится пройтись по Северной Корее огнем и гневом (fireandfury). Можно переводить как-нибудь иначе, но думаю, что "огнем и гневом" – это наиболее точный перевод. Но сегодня он сказал, что это заявление было недостаточно жесткое.

Марина Калинина: Что он еще придумал?

Сергей Лесков: Если вчера он был лапидарен, то сегодня он развернул эту формулу. Он сказал, что военные средства решения конфликта на месте полностью готовы к бою на тот случай, если лидер Северной Кореи поведет себя неразумно.

Юрий Коваленко: Для тех, кто не понял вчерашнее сообщение.

Сергей Лесков: Да. Он расшифровал, разжевал. Но ведь те тоже не лезут за словом в карман и эта перепалка идет. Мы вчера перечисляли какие-то личные психологические качества Трампа, которые делают этот ядерный конфликт не просто каким-то блефом. Мы говорили о непредсказуемости Трампа. Мне кажется, что есть еще одна у него психологическая черта, которая все-таки может обезопасить мир от того, что откроются врата ада в случае ядерного конфликта.

Марина Калинина: Вы так с Трампом и психологом станете, Сергей.

Сергей Лесков: Нет, психологом вообще стать невозможно. Это вообще странная область деятельности. Нет людей, которые разбираются в людях хуже, чем психологи, и громадное большинство психологов просто компенсируют свое неумение разбираться в людях тем, что припадают к этой отрасли. Поэтому ваш комплимент, Марина, сомнительный. Я его отвергаю. В данном случае просто масштаб проблемы заставляет предполагать такие вещи.

Дело в том, что спасти Северную Корею, на мой взгляд, может другая черта Трампа – это его неусидчивость. Поскольку для политика это шоу, он же шоумен, он все время отвлекается на какие-то другие темы и радует своих почитателей заявлениями и по другим проблемам. Вот сегодня он, например, кроме того что пуганул Северную Корею еще раз, он обратился к другой проблеме из совершенно другой области. Он сказал, что он собирается ввести в своей родной стране чрезвычайное положение по поводу повального увлечения американцев опиатами. Это обезболивающие средства. Там на самом деле есть какая-то проблема. За четверть века количество опиатов в США увеличилось в 3 раза. 200 млн рецептов выписывается. Это обезболивающие средства. И 2 млн людей, как считают врачи, зависят от синтетических опиатов. Но не надо быть профессором медицины, чтобы понять, что это следствие успешной борьбы со многими, считавшимися неизлечимыми, заболеваниями, и также продолжение длительности жизни.

Будем циничными. Если раньше человек умирал, то сейчас он не умирает, живя на обезболивающих веществах. С чем он собирается бороться? С достижениями медицины? Он взял пока паузу. С Северной Кореей тоже взял паузу. Вот теперь взял паузу на фронте здравоохранения и сказал, что будет думать, но чрезвычайное положение введет по поводу опиатов почти наверняка. Но до этого Трамп делал и другие заявления. Я не помню, мы на этой неделе говорили или нет, он начал расследование по поводу вмешательства в президентские выборы на стороне Хиллари Клинтон страны под названием Украина. Если Россия вмешивалась в президентские выборы на его стороне, а это они тоже расследуют, то Украина вмешивалась на стороне его соперницы. И Трамп как человек дисциплинированный, соблюдающий американские законы, начал преследование украинских дипломатов. У них там уже обыски, что-то изымают. Это вообще, конечно… Я не знаю, на Бродвее таких спектаклей, наверное, не ставят. Но до этого он собирался объявить торговую войну Китаю. И не исключено, что просто (помните, мы говорили) он пригласил какого-то человека, который похоронил Японию. Где-то еще в 1970-х годах говорили о японском экономическом чуде. Сейчас о японском экономическом чуде уже не говорят. Сейчас говорят о китайском экономическом чуде. Почему чудо в Японии закончилось? Потому что США их задавило торговыми санкциями. Вот теперь они думают, как бы и Китай тоже загнать за можай, за Великую китайскую стену. Но до этого он еще объявил санкции Венесуэле. Тоже все на этой неделе. И все это описывается в Трампе. Эмиль Золя такого вообще даже представить не мог.

Юрий Коваленко: Что он зарабатывает на лайках в Twitter’е, на ретвитах.

Сергей Лесков: По этому поводу у меня есть моя собственная версия, почему американская политическая элита смотрит на это сквозь пальцы. Мне кажется, что это какая-то провокация. Его соперники в Конгрессе и в Сенате решили предоставить Трампу возможность доказать свою неготовность исполнять обязанности президента и самому себя довести до импичмента. Если он будет продолжать в таком же духе, то его оппонентам не надо бороться с Трампом. Он сам просто придет к этому положению. Можно даже задать этот вопрос в другой редакции: "Что страшнее – ядерная война или импичмент?". Это вопрос, который решает сейчас для себя Трамп. Я думаю, что самое страшное для него – импичмент. Но поскольку он его опасается (Марина, ваша психология), ты чего боишься, к тому и идешь. Поэтому он какими-то семимильными шагами несется к тому, чего больше боится.

Юрий Коваленко: Тут уже не психология, а психиатрия, учитывая то, что просачиваются слухи, что якобы Штаты строят базу на Украине, там, где они проводят якобы расследование.

Сергей Лесков: Да. Город Очаков. Это город, основанный российскими военачальниками. Там проявил свой полководческий гений Суворов. Какое отношение это имеет к Украине? Никакого абсолютно. Ну, пусть они построят.

Марина Калинина: Кстати, зрители спрашивают, как вы к этому относитесь.

Сергей Лесков: Я к этому вот как отношусь. Совершенно очевидно, что если бы Крым остался в составе Украины, то правительство Украины предоставило бы НАТО и США возможность построить эти самые военно-морские базы на территории Крыма и довольно быстро они бы расторгли этот договор аренды с Россией, и Российскому флоту, который там стоит с момента вообще основания всех этих городов, пришлось бы уходить, видимо, в Новороссийск. Никаких сомнений в этом нету. И то, что сейчас происходит в Очакове, русском городе, не украинском городе, тут история в данном случае не предполагает каких-то двусмысленных толкований. Между прочим, еще даже до Порошенко американцы при поддержке (еще, по-моему, даже при Кучме это было, который казался нам пророссийским президентом)… как мы обманывались по поводу Украины и не хотели видеть правду. Уже тогда пытались американцы построить какие-то свои морские базы в Крыму. А что им помешало? Им помешали протесты российских политиков? Нет. Им помешали протесты украинских политиков? Ничего подобного. Им помешали севастопольские бабушки и старички, которые помнили оборону Севастополя и традиции русского военно-морского флота. Не исключено, что и в Очакове американцы столкнутся с людьми, которые не предали память Отечественной войны и традиции русского флота. Хотя, конечно, таких людей уже мало. А в итоге я думаю, что американцы убегут из Очакова рано или поздно. Погрузятся на свои корабли и уплывут на свой остров Гуам, где никаких протестов…

Юрий Коваленко: До которого северокорейская ракета 14 минут летит.

Сергей Лесков: Я думаю, не надо вторгаться в те территории, где твое появление приводит к росту напряженности. И американский солдат со своей жвачкой, со своей влюбленностью в Голливуд и прочими ценностями, мне кажется, будет чужеродным телом на территориях Российской империи, как бы они сейчас ни назывались. Здесь совсем другие культурные традиции. Они здесь не приживутся, я в этом уверен. И такими действиями, конечно, правительство Украины только усугубляет тот кризис, который там есть.

Есть, конечно, еще некоторые темы, о которых нельзя не сказать. По-моему, обсуждали как-то на этой неделе эту бесконечную эпопею, связанную с "Матильдой". "Матильда" – вообще фильм односерийный, по-моему. Но тут уже какой-то целый блокбастер.

Юрий Коваленко: Хорошая рекламная кампания.

Сергей Лесков: События этой недели просто говорят о том, что "Матильда" пошла вскачь. Смотрите, лидеры нескольких регионов Северного Кавказа обратились с призывом запретить в их регионах показ "Матильды". При этом лидер одного из регионов сказал, что надо бы вообще ввести цензуру в кинематографе, чтобы таких фильмов не снимали. Не будем говорить о том, что он этого фильма не видел, как и никто не видел, но стоит напомнить этому доброму и уважаемому человеку, что цензура запрещена Конституцией России, и надо быть осторожнее с подобного рода призывами. И, кстати, почему политики Северного Кавказа так дружно выступили в защиту православного царя? Это какой-то новый поворот. Может быть, они держат нос по ветру? Им кажется, что идеи депутата Поклонской находят отклик, тайную поддержку в Кремле? Хочется сказать, что этим людям, что нос – это не лучший флюгер. Мне кажется, что они ошибаются, а про будущее депутата Поклонской сейчас мы еще поговорим.

А если же говорить о русском царе Николае II (который, кстати, не святой)… Русская православная церковь, может, это и называется канонизировала, но у него другой чин – он называется страстотерпец со всей своей семьей. Это единственный русский царь… Они называются царственные страстотерпцы. Это не святые вовсе. Но в любом случае я должен сказать, что Николай II встал бы, конечно, в тупик от такой защиты, которая сейчас обнаружилась. Вообще ему очень не повезло со сторонниками. Смотрите, при жизни его сторонники довели до того, что он потерял царство, монархию, империя разрушилась, а самого его его сторонники привели в подвал Ипатьевского дома.

Юрий Коваленко: Еще в истории он заработал себе прозвище "кровавый".

Сергей Лесков: Как его назвали, впрочем, большевики. А те люди, которые его поддерживают после смерти, вообще превращают эту трагическую фигуру (на самом деле трагическая фигура) в какого-то комедианта. Я смотрю, что сейчас эти люди, которые поднимают шум вокруг "Матильды", они, видимо, не знают современные реалии склонности молодежи все превращать в троллинг и в шутку. Я уже вижу, что появляются как бы сюжеты альтернативных фильмов "Матильды". Например, я видел такой сюжет. Русский царь, что его поддерживают представители мусульманских регионов, тайно принимает ислам, для того чтобы создать на территории бывшей Российской империи всемирный халифат. И его субсидируют запрещенная в России организация ИГИЛ. Но этот гнусный замысел срывают большевики и масоны.

Юрий Коваленко: К вопросу о психиатрии.

Сергей Лесков: Это же черный юмор. Вы знаете, что сейчас в Англии сняли комедию о смерти Сталина с звездами Голливуда. Это черный юмор. Надо быть готовым к тому, что сегодня такого рода политические инициативы воспринимаются так и могут быть трактованы именно так. И это провоцирует подобного рода сюжеты. Цензура сейчас невозможна.

Есть и дальнейшее развитие этой темы. Буквально сегодня Минкульт выдал так называемое прокатное удостоверение. Режиссер фильма Учитель сказал, что он постарается выдвинуть свой фильм на премию "Оскар". Если они будут так же разоблачать "Матильду", как и сейчас, то шансы на получение "Оскара", ясен пень, увеличиваются. А если фильм "Матильда" получит "Оскара", то его посмотрят даже те, кто сегодня говорит о цензуре. То есть эффект будет совершенно обратный. И, между прочим, депутат Поклонская, узнав о выдаче прокатного удостоверения Минкультом, сказала, что у этих людей нет ничего святого и они совершенно потеряли совесть.

По этому поводу я не могу не сказать следующее. Мне кажется, что Наталья Поклонская скатывается на позиции несистемной оппозиции. Она, наверное, забывает, кто начальник министра культуры. Лидер "Единой России". Если она говорит, что у этих людей нет ничего святого, то она тем самым допускает, без всякого сомнения, экстремистские высказывания.

Юрий Коваленко: И оскорбляет чувства верующих.

Сергей Лесков: И, в общем-то, она становится несистемной оппозицией. Я не исключаю, что она через некоторое время, когда все-таки "Матильда" выйдет на экраны, организует молитвенное стояние у стен Кремля. Она же не собирается останавливаться. И с большой степень вероятности "Единая Россия", которая сейчас не знает, что с ней делать, потому что Поклонская – это символ освобождения Крыма, вечно терпеть это не будет и откажется от такого члена в своих рядах. Не станет ли она с таким движением кандидатом на президентских выборах в марте следующего года правых радикалов, какой-то там православной оппозиции? Я, конечно, фантазирую. Но какие-то ее движения… Она же не собирается останавливаться и совершенно не реагирует и на указания президента… Он же защищал "Матильду". И на то, что руководитель Думы Володин что-то говорил по поводу "Матильды". Она не обращает внимания. Она гнет свою линию. Поэтому я думаю, что у нас зреет новый оппозиционер, но с другого как бы края.

Есть же еще один сюжет. Сейчас в Новосибирске сталинисты (они на самом деле сталинисты, потому что они хотят поставить памятник Сталину в Новосибирске, это сегодняшняя новость) потребовали снести памятник Николаю II, который поставлен на территории Храма Александра Невского в Новосибирске. Они обнаружены какие-то нарушения законодательства при установке этого памятника.

Юрий Коваленко: И они хотят там поставить памятник Сталину?

Сергей Лесков: Нет. Говорят, что если с нарушением законодательства поставили памятник Николаю II, вы либо его сносите, либо разрешите поставить там, где мы хотим, памятник Сталину – на Аллее героев революции.

Юрий Коваленко: А если он замироточит?

Сергей Лесков: Да. Как, кстати говоря, депутат Поклонская сталинистам? Им ответить будет сложнее, чем безобидному режиссеру Учителю. Эти люди умеют кусаться. Мы это знаем. То есть, в общем, я думаю, что мы в этом блокбастере еще увидим много и много поворотов сюжета. Но самое главное…

Марина Калинина: Но в свою очередь Поклонская сделала, получается, большую и хорошую рекламу.

Сергей Лесков: Да, я это уже сказал.

Юрий Коваленко: Продуманный ход?

Сергей Лесков: Это конспирология. Я уже сказал, что она повышает шансы этого фильма на "Оскар". Но все, о чем я сейчас говорю, имеет второстепенное значение. Самое главное во всей этой истории другое – то, что Поклонская и люди, которые ее поддерживают (а это и руководители некоторых регионов, это и часть футбольных болельщиков, это и какая-то православная общественность, которая где-то устраивает молитвенное стояние), они работают на руку объективно противникам России, они сталкивают Россию в архаику. Эти консервативные ценности не дают России развиваться. Перед Россией стоят гораздо более серьезные вызовы сейчас, чем выяснять какие-то эти матримониальные связи в семье Романовых. Молекулярные связи важнее, чем матримониальные связи сегодня. России надо развиваться. Надо построить модель будущего, а не постоянно анализировать какие-то третьестепенные исторические эпизоды. Мы не сможем выйти из кризиса, если постоянно будем думать о любовницах русских царей. Это проигрышный вариант. Поэтому депутат Поклонская объективно работает на руку противников России.

Мы говорили на этой неделе о необходимости снизить зависимость от доллара, что можно сделать только развитием высоких технологий. Так вот, странным парадоксальным образом воспевание этих консервативных ценностей и патриархального пути развития, изжившего себя без сомнения, только увеличивает нашу зависимость от доллара, и это тоже работает на руку объективным противникам России. Я даже думаю, что, конечно, Наталья Поклонская – это в какой-то степени жертва деградации образования на Украине. Но мы получили такого депутата. Она, конечно, малообразованный человек. Ну, что с этим делать?

Юрий Коваленко: Зато религиозно образованный человек.

Сергей Лесков: Сомневаюсь. И в этом я сомневаюсь, но это уже совершенно иная тема. Я, кстати говоря, думаю, что она вообще стилистически очень похожа на депутата Савченко – депутата Верховной Рады. Они удивительным образом совпадают во многих своих… И та, и другая скатываются именно на оппозиционные позиции. У обеих была какая-то всенародная любовь и признательность политических элит. Сейчас они, конечно, это все теряют. Было бы даже интересно, конечно, познакомить их друг с другом, посмотреть, о чем бы они говорили.

Марина Калинина: Ну, может, они и знакомы.

Сергей Лесков: В общем, этот сюжет, конечно, приобретает все более комические оттенки, но по существу он говорит о том, что Россия, российское общество, уделяя слишком много внимания этой самой "Матильде" и спорам вокруг нее, не видит за деревьями леса. Это очень плохо. "Матильда" – это третьестепенная проблема. Но она просто затмила все умы. Это самое главное, конечно. Это троянский конь какой-то получается.

И наконец нельзя, конечно, не сказать еще о том, что случилось на этой неделе. Начался долгожданный суд над бывшим министром экономики Алексеем Улюкаевым. На следующей неделе, по-моему, 16 числа во вторник, будет уже переход к так называемым слушаниям по существу. Мы об этом тоже говорили на этой неделе.

Я знаете, о чем еще подумал? Мы же не понимаем, почему схватили именно Улюкаева. Мы же не обманываемся по поводу того, что есть масса чиновников его уровня, которые не лучше и не хуже в этом отношении. Глава РСПП, Российского союза промышленников и предпринимателей, Александр Шохин, который много-много лет работал в правительстве и был даже вице-премьером, прямо говорит о том, что это обычная практика, когда крупные корпорации выписывают какие-то неформальные премии чиновникам за грамотное сопровождение той или иной сделки. Наверное, это противозаконно, но так устроена российская жизнь. Я цитирую Шохина. Он знает, что говорит. И, по всей видимости, говорит Шохин, именно это и произошло в офисе Роснефти, куда приехал Улюкаев за этим бонусов для чиновников, которые получают небольшие деньги.

Юрий Коваленко: Остается непонятным только, почему министр поехал за чемоданом, а не министру привезли чемодан.

Сергей Лесков: Хороший вопрос. Не знаю.

Юрий Коваленко: Следствие покажет.

Сергей Лесков: И, кстати, на этой неделе стало понятно, что сторона обвинения вызывает в качестве одного из свидетелей главу Роснефти, могущественного олигарха, приближенного к президенту, как мы знаем, Игоря Ивановича Сечина. Но непонятно уже даже и то, вызовет ли его в качестве свидетеля обвинение. Они просто заявили его в качестве свидетеля, это возможность. Но непонятно, откликнется ли он. Вдруг у него это уже было тоже разъяснение от Роснефти, ему поможет помешать работа. А его работа, конечно, мы понимаем, важнее, чем суд. Кстати говоря, на этой неделе "Роснефть" выделила из своих запасников 6 млрд долларов кредита Венесуэле. Мы тоже говорили о Венесуэле на этой неделе, где финансовый и политический кризис. Правда, Венесуэла предложила "Роснефти" участие в разработке месторождения в бассейне реки Ориноко, чрезвычайно богатое. Посмотрим.

Я вот что хотел сказать. Мне кажется, что у Улюкаева есть еще одно слабое место. Ведь он выходец из команды Гайдара. У нас было около 10 министров экономики в новейшей истории России, и, в общем, все они так или иначе, за редким исключением, принадлежали к так называемому либеральному блоку и, конечно, пользовались, мягко говоря, нелюбовью силовиков. Это не секрет, что есть в Кремле некий конфликт между либеральным крылом и консервативным крылом. Ничего страшного в этом нет. Нормально. Но до Гайдара, конечно, руки его противников дойти не могли. А Улюкаев был видным членом команды Гайдара, и, конечно, теперь он, может быть, отчасти поэтому попал, как кур во щи.

Кстати, из всех министров экономики я помню только одного, который, наверное, был близок к силовому блоку. Помните, был такой Олег Лобов, который был министром экономики недолго, но он запомнился тем, что он поддерживал Секо Асахара. Был такой слепой японский проповедник, который устроил теракт в метро Токио с колоссальным числом жертв. Но он же пытался проникнуть на территорию России.

Юрий Коваленко: Если мне не изменяет память, это было где-то в первой половине 1990-х.

Сергей Лесков: Середина 1990-х. Лобов его принимал и опекал, что, в общем, конечно, говорит не о слишком большой дальновидности и умудренности этого человека. А так все наши министры экономики… Последних мы еще помним – это Эльвира Набиуллина, Герман Греф, Яков Уринсон, они до сих пор находятся на высоких постах. Кстати говоря, и Александр Шохин был тоже министром экономики.

Я думаю, что главное объяснение того, что Улюкаев стал жертвой и попал в суд, состоит вот в чем. Это какие-то круги на воде, которые расходятся от конфликта "Роснефти", одной из крупнейших в мире нефтяных компаний, и АФК "Система". Это спор за "Башнефть", которая в итоге досталась "Роснефти". АФК "Система" – это единственная по существу структура, которая в области высоких технологий сумела подняться до топ-уровня. А ее глава стал одним из олигархов, хотя он где-то фигурирует в конце первой сотни.

Конечно, для нефтяников появление такой компании в своей среде – это вызов, это чужеродное тело. Билл Гейтс и Стив Джобс не лезут ведь в нефтяную отрасль.

Другое дело, что в Америке можно сделать крупное состояние, как мы видим на этом примере, в области высоких технологий. У нас же это невозможно. Более того, у нас картина другая. Во-первых, сырьевики бросают милостыню образованию, науке, здравоохранению. И компаниям, которые работают в области высоких технологий, необходимо иметь эту самую сырьевую подушку. Я думаю, что АФК "Система" пошла в нефтяную отрасль, для того чтобы гарантировать устойчивость своему основному бизнесу. Она попыталась туда проникнуть, купила эту несчастную "Башнефть", хотя это крупная компания. Но тут заработали, забурлили лейкоциты нефтяной отрасли: "Пришел чужак, которого надо отторгнуть". И несчастный министр Улюкаев, конечно, стал пешком в чужом гамбите.

Никто, я думаю, из нефтяников не злоумышлял против него. Просто надо было отторгнуть чужеродное тело.

Юрий Коваленко: Может быть, просто арест чиновника такого уровня – это зонтик, который скрывает те действия, которые сейчас там происходят, отвлекает какую-то часть внимания этих пертурбаций, которые происходят сейчас..

Сергей Лесков: Суд, конечно, который начнется во вторник, будет интересен степенью откровенности Улюкаева. Все, что я сейчас говорю, я думаю, мог бы сказать и он. Будет ли он это говорить? Интересно. Что скажет Сечин? Почему наверняка Улюкаев приехал в офис "Роснефти" по звонку Игоря Ивановича. Вряд ли бы министр федерального уровня откликнулся на какой-то другой звонок. Или дело будет спущено на тормозах? Может быть и так. Это интересно. Видите, "Матильда" – интересный сюжет, Улюкаев – интересный сюжет, Северная Корея – интересный сюжет.

Юрий Коваленко: Одно кино интереснее другого.

Сергей Лесков: И все это будет иметь продолжение на следующей неделе.

Марина Калинина: Спасибо. У нас в студии был обозреватель ОТР Сергей Лесков.

Юрий Коваленко: Спасибо большое. 

ОТРажение  11.08.2017

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  11.08.2017

Евгений Коган: Мир зарегулирован, мы можем пойти от обратного и создать у себя мировой офшор, гениальные условия для бизнеса

 

Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики

Юрий Коваленко: Ну и к слову о санкциях. Все-таки президентом США утверждены новые меры в отношении России, введенные в связи с причастностью России к кризису на Украине и вмешательству в прошлогодние выборы президента США. И вот новый закон дает Конгрессу право накладывать свое вето и санкции фактически на все, до чего дотягиваются руки. Но на самом ли деле это так?

Марина Калинина: Так главное в том, что президент не может сделать шаг назад и отменить какие-то санкции, потому что у него нет теперь такого права. Чем нам это грозит – будем сейчас выяснять.

Евгений Коган, президент инвестиционной компании "Московские партнеры". Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Добрый вечер.

Евгений Коган: Да, добрый вечер.

Марина Калинина: Ну, страшно или не страшно?

Евгений Коган: Знаете, мне уже последние лет двадцать вроде как и страшно жить – и ничего, как-то живу. Так что, знаете, глаза боятся, а руки делают, как говорится.

Но если говорить серьезно, то тут ситуация такая. Эти санкции действительно немножко необычные. Мы уже давным-давно живем под санкциями. Но, знаете, в последнее время у нас как-то в обществе было такое мнение: "Наверное, сейчас что-нибудь изменится. Ну, пришел "наш парень" Трамп, все будет хорошо".

Марина Калинина: Как-то были надежды такие.

Евгений Коган: Были надежды. Хотя, честно говоря, я их не понимал и постоянно в Facebook писал: "Ребята, Америка сильна своими институтами. Это не трампы и не шмампы, а это конкретные совершенно институты – Конгресс, Сенат, институт лоббирования и так далее. Поэтому не надо надеяться на то, что кто-то придет хороший, добрый, кто нас любит, и все будет нормально. Нет, такого не будет".

Первое, что нам стало всем понятно – что это теперь закон. Вы абсолютно правильно сказали. И теперь просто так все это отменить невозможно. Поправка Джексона-Вэника – известно, сколько длилась. Боюсь, что это все тоже может быть надолго.

Второе – то, что нас поставили в компанию "добрых ребят". То есть мы теперь "ось добра" вместе с Северной Кореей, Ираном и так далее. Тоже неласково. Это нечто новое. И это неприятно. То есть, понимаете, это было как бы негласно, а тут вполне формально: вот еще одни "добрые ребята" среди этих вот "нехороших".

Далее – очень важен психологический момент. Дело в том, что многие корпорации западные потихонечку думали (кстати, и наши тоже), как обходить санкции, что делать. Эти новые совершенно санкции говорят о том, что: "Ребята, не прикасайтесь – будут проблемы, будут очень большие штрафы". И все очень хорошо помнят, как американцы наказывали европейские банки за попытки, так сказать, обходить санкции с Ираном. Это были многомиллиардные штрафы. И европейские банки, думаю, до сих пор поеживаются от этого. Поэтому сегодня для них будет большая проблема – вообще взаимодействовать с нами.

Что еще? Вопрос очень серьезный и связанный с приватизацией. Дело в том, что в новых санкциях конкретно сказано, что "те, кто будет способствовать приватизации, влезает слишком глубоко в нашу приватизацию" (там обозначены суммы – весьма небольшие по меркам инвестиций), и опять же будет иметь проблемы. Что это значит? Захотим мы пополнить бюджет, что-то продать, ну, что-то, что принадлежит государству – "Нет, ребята, доброе утро, до свидания".

Дальше. Санкции касаются железнодорожных перевозок, морских перевозок. И это тоже серьезно и нечто новое.

Персональный контроль за большим количеством людей – это тоже весьма серьезно. И это очень широкий круг людей, не обозначенный. Знаете, "круг неизвестных личностей". Или как говорят? "Круг неустановленных личностей". Достаточно много. Это значит, что любой может находиться "под колпаком у Мюллера", как говорится.

Юрий Коваленко: Поправьте меня, если не прав. То есть получается, что сейчас у нас, скажем так, второе рождение "железного занавеса"? Даже, наверное, не занавеса, а такая вот штука, которая висит, как гильотина, заточена с одной стороны.

Марина Калинина: Ну, такая изоляция.

Евгений Коган: Да, к сожалению.

Юрий Коваленко: Мы сможем ее "заточить" со своей стороны каким-то образом, чтобы адекватно ответить, чтобы с нами считались и вообще не ставили нам каких-то занавесов, и не требовали от нас невозможного?

Марина Калинина: И надо ли нам это делать?

Евгений Коган: Очень правильный вопрос и правильное добавление. Понимаете, сделать-то можем все что угодно. Можем "побомбить Воронеж", ну, так сказать, "чтобы супостату было страшно". Можем много чего сделать такого, что будет неприятно всем, и прежде всего нам. Но насколько это будет влиять на Америку?

Торговый оборот между Россией и американской очень маленький. Американские корпорации практически не пострадают, если мы что-то сделаем. Ну, допустим, откажемся мы платить по своим долгам. Знаете, удовольствие ниже среднего. В действительности все будет хуже. Меня спрашивают: "А может, кстати, Америка взять и наши золотовалютные резервы заморозить?" Мой ответ: не может, потому что, по сути, это объявление войны ядерной державе. Поэтому этого не будет.

То есть, я думаю, перегибов не будет. То есть все, что сделано – это, знаете, такая мягкая удавка. Это не острый край, а это мягкая удавка, которая говорит о следующем: "Ребята со всего мира, видите вот эту территорию? Не ходите туда, не играйте с этими пацанами. Плохо будет". И вот это основная проблема.

А теперь вы говорите насчет того, что мы можем сделать. Возможностей у нас, знаете, таких адекватных очень мало, и главное – экономических очень мало. Мы – всего 2%, даже менее. Наша экономика – менее 2% мировой экономики. Влияние в данном случае у нас небольшое. Конечно, мы можем что-то сделать. Вопрос – а зачем? Вот это "что-то" может ударить по нам сильнее.

Юрий Коваленко: Подождите. То есть вообще, получается, никак не отвечать и ничего не делать? Сидеть и ждать, пока они что-то еще придумают? Так?

Евгений Коган: Вы знаете, есть другой вариант. Есть некий цивилизованный мир. За что мы получили санкции? Давайте разбираться. Я не оправдываю американцев. Я не говорю о том, что они "хорошие парни". В конце концов, это каждый считает по-своему. Я говорю немножко о другом. Понимаете, какая штука? Влепили-то они нам санкции, по большому счету, когда сказали, что мы влезали в их выборы. Другое дело – правда это или не правда? Это один Бог знает. Или Владимир Владимирович. Но он кричит, что неправда.

Марина Калинина: Но факт в том, что это было сказано, по крайней мере.

Евгений Коган: Это было сказано. И теперь ситуация такая. Отвечать – глупо. Я думаю, что самое главное в нынешней ситуации – это приспосабливаться к новым реалиям, то есть не думать о том… Ну, если вы меня спрашиваете, что мы должны делать. Для нас сегодня самое главное – это находить те места и те очаги, которые нам позволяют маневрировать. Есть регионы мира, которые более спокойно относятся к санкциям. В частности, Ближний Восток. Еще более – это Китай. И еще ряд регионов. Они нам позволяют "дышать". Они не то чтобы "кладут" на эти санкции. В действительности на них "класть" очень сложно.

И вы знаете, что интересно? Вот американцы – они вроде как американцы. Но эти санкции так построены, что любой гражданин мира может под них подпасть. И это очень неприятно. Не важно, гражданин какой страны. Не важно, фирма какой страны или банк страны. Здесь проблема.

Итак, что нам делать? Первое – учиться выживать в этой ситуации. Ну, есть более глобальные вещи, так сказать, но это уже из области политики нашей внутренней. Я думаю, мне нет смысла касаться этого, я экономист. Первое – находить варианты не то чтобы обхода этих санкций. Это довольно сложно, потому что они сделаны людьми грамотными, умными.

Да, кстати, я еще забыл сказать, что эти санкции еще плохи тем, что они будут увеличивать наше технологическое отставание от всего мира, потому что сегодня, понимаете, любой, кто поставляет нам некие технологии, он в проблемной зоне. Почему? Представим себе, что вы поставляете в России технологии, не оборудование (оборудование – пожалуйста), а технологии, связанные с медициной. Казалось бы, абсолютно несанкционная тема. Какое-нибудь сканирование. А можно сказать, что это оборудование или технологии не для сканирования медицинского, а для сканирования, скажем, в области транспорта. Можно? Можно. Всегда можно сказать, что что-то двойного назначения. Поэтому все это немножко проблемно.

Итак, искать те варианты не то чтобы обхода санкций, но приспособления к этим санкциям. Это первое.

Второе – находить, наверное, тех, кто готов с нами сотрудничать и кому это выгодно. Ну и думать о том, как… Понимаете, идеи чучхе, конечно, в данном случае не очень хорошие, и они приводят к не самому лучшему, но думать, каким образом мы можем поднимать собственную экономику.

Я вам скажу – есть один вариант. Смотрите, во всем мире идет "зажимание гаек". Финансовый мир (а я финансист) сегодня настолько жесткий! Попробуйте сделать какой-то трансферт денег – да вы с ума сойдете! Банкиры вас раздевают буквально, задают идиотские вопросы. Вам очень сложно.

Чем мы можем ответить по-умному? Не "затачиванием занавеса", а скорее – создать из России некий внутренний офшор для всего мира. Вы нас не любите? Хорошо. Но мы создаем гениальные условия для бизнеса. "Это невозможно", – вы говорите. Да все возможно! Надо поменять свою психологию и свой настрой. Создать возможности для того, чтобы любой, кто в нас вкладывал, бешено зарабатывал бы. Да, это сложно. Чтобы у нас "дядя Степа", так сказать, на конкретном месте не мог отобрать ваш бизнес. Если пришел все-таки иностранный инвестор, который не испугался, то его права были бы защищены. Вы скажете "невозможно". Возможно!

Юрий Коваленко: Я ждал, когда мы подойдем к этому вопросу.

Марина Калинина: Вот смотрите…

Юрий Коваленко: Одну секунду, перебью, потому что это очень важный момент. Буквально несколько дней назад появились такие опять же крамольные мысли о том, что встречи в верхах с людьми, которые ответственные были за создание и продвижение такой валюты, как биткойн (почему я сегодня про нее и говорю), говорят о том, что, вполне возможно, Россия будет создавать свой собственный биткойн для того, чтобы обрушить существующий – и тем самым привлечь инвестиции из Европы и Азии, прежде всего из стран БРИКС, привлечь в Россию. И таким образом отыграть, скажем так, мяч на другую сторону поля.

Евгений Коган: Ну, давайте так. Я немножко владею этой темой, поэтому то, что вы говорите, что создать свой "биткоган"… Я шучу. Кстати, купил домен bitcogan на всякий случай.

Юрий Коваленко: Пригодится.

Евгений Коган: Кстати, bitcogan.com, а не ru.Так вот, обрушить мы, конечно, никому ничего не сможем.

Но, вот еще раз говорю, попробуйте сегодня… Допустим, вы китаец. Попробуйте сегодня свои деньги из Китая вытащить куда-то в Европу. Достаточно сложно. Я говорил с ребятами из Китая. У них все достаточно зарегулировано. Если мы сможем им дать возможность легко и просто – через рубль, через некий rucoin, не важно, как мы это назовем и как это будем делать, но делать то, что невозможно делать никому другому и никак по-другому – да, к нам пойдут деньги, несмотря ни на что.

Мир зарегулирован. Мы можем идти от обратного: "А давайте сделаем так, чтобы здесь было комфортно". Мы в состоянии это сделать. И вот это будет самый разумный ответ на санкции. То есть бизнесмен, понимая, что да, это рискованно, но он приходил бы сюда, понимая, что здесь невероятно мягкие налоговые условия, особенно для иностранных инвестиций. Мы нуждаемся сейчас в них? "Ребята, мы вас полностью освобождаем от налогов, только приходите". Можем? Можем.

Марина Калинина: Такой тогда вопрос напрашивается: неужели мы настолько интегрированы в этот процесс займов извне, что мы не можем создать такие условия для собственных инвесторов – такие же мягкие налоговые условия, такую же офшорную зону?

Евгений Коган: Можем.

Марина Калинина: У нас же есть миллионеры или просто люди, которые хотят вложиться во что-то.

Евгений Коган: Я вам по секрету скажу: у нас и миллиардеры тоже есть

Марина Калинина: Я знаю. Ну, я уже не стала как бы…

Евгений Коган: Драматизировать.

Марина Калинина: …нервировать наших зрителей. Понятно, что есть и миллиардеры, и миллионеры. Но, как мы знаем, и это не секрет, деньги они выводят из России.

Евгений Коган: Вот надо сделать так, чтобы они не хотели это делать.

Марина Калинина: Вот! Почему для наших российских граждан мы не можем до сих пор создать вот эти условия, а будем бороться с санкциями тем, что будем привлекать инвесторов из-за границы?

Юрий Коваленко: Еще добавлю: и тем самым вкладываться в заграничные ценные бумаги.

Евгений Коган: Стоп! Давайте так – вот давайте разделим вопрос на несколько составляющих. Можем ли мы создать комфортные условия для нашего внутреннего инвестора? Можно. Но для этого, ребята, нужно, чтобы у нас суды работали нормально, чтобы в итоге ни у кого ничего не отнимали. И мы знаем массу примеров этого. Почему люди выводят? Не потому, что они плохие, а потому, что они считают, что им там почему-то комфортнее.

Марина Калинина: Ну, это понятно.

Евгений Коган: Другое дело, что Владимир Владимирович правильно сказал: "В какой-то момент, ребята, можете замучиться пыль глотать, выдирая свои деньги". И это тоже правда. Достаточно тяжело сейчас. Но еще раз говорю: сделайте офшор в России. Это может интересно. Это первое. Второе – да, можно создать достаточно комфортные условия для российского инвестора.

По поводу внешних наших золотовалютных резервов и так далее. Почему мы их держим все-таки не в рублях, а в иностранной валюте, в частности в долларах? Ну, смотрите, господа. Какая цель золотовалютных резервов? Это именно золотовалютные резервы. Если мы хотим, чтобы у нас был загашник, мы не можем его держать в рублях. Мы можем какую-то часть, но тем не менее его и задача – быть именно золотовалютными резервами, обеспечивающими наш российский в частности импорт и так далее.

Вы же поймите, что мы зависим очень сильно от импорта – если не технологий, то товаров, продуктов, всего чего угодно. Мы за эти 25 постперестроечных (или сколько?) лет настолько сильно интегрировались в мировую экономику, что мы ее часть, хочется нам этого или не хочется.

Юрий Коваленко: То есть мы вынуждены иметь золотовалютные резервы где-то за пределами России?

Евгений Коган: Конечно, конечно. У нас выхода нет. Мы можем их держать в юанях, но это неликвидно. Мы можем их держать, я не знаю, в евро, но мы и так их частично держим в евро.

Юрий Коваленко: А можем их держать дома и в долларах?

Евгений Коган: В наличных?

Юрий Коваленко: Хотя бы.

Евгений Коган: Ну, это немножко смешно.

Юрий Коваленко: Нет, нет, не в наличных. Я имею в виду…

Евгений Коган: Вы представляете себе Набиуллину с мешком долларов?

Юрий Коваленко: Официально сейф с долларами и золотом российским в России. Почему американского золота у нас нет?

Евгений Коган: Ребята, по одной простой причине. Еще раз: золотовалютные резервы, их основная цель, кроме обеспечения стабильности национальной валюты (это спросите в Центральном банке, вам точно расскажут), вторая цель – это обеспечение странового импорта. Для того чтобы обеспечить импорт необходимых товаров на определенный срок, нужны эти золотовалютные резервы. Ну, не только для этого.

Юрий Коваленко: То есть эти деньги как в залоге лежат, да?

Евгений Коган: Это не залог. Извините, как вы можете проплачивать внешние контракты, если у вас нет возможности, у Центрального банка… Например, у вас рублевая компания, вы занимаетесь импортом, я не знаю, колготок или шуб, не знаю чего. Так вот… Нет, конечно, можно их производить в России. Вообще можно сделать натуральное хозяйство. Но решили вы купить какую-нибудь красивую шубку, решили вы супруге купить какую-нибудь красивую шубку из Италии. Ну, извините, вы идете в банк. Банк, если у них не хватает валюты, покупает у Центрального банка. А откуда он берет? Из золотовалютных резервов. Оттуда у него есть валюта.

Поэтому, еще раз говорю, вот эти идеи насчет того, что: "А давайте золотовалютные резервы держать не в валюте… Ну, ладно, золото – так сказать, хрен с ним, его можно и у себя подержать, но валютные давайте подержим у себя", – понимаете, для нормального экономиста это звучит как: "А давайте все полетаем". Хочется полетать, но пока не можем.

Марина Калинина: Давайте сейчас послушаем наших зрителей. Владимир нам дозвонился из Красноярского края. Владимир, здравствуйте, вы в эфире.

Юрий Коваленко: Добрый день.

Зритель: Добрый день. У нас уже, кстати, вечер. Я очень рад, что дозвонился. Несколько раз пытался позвонить. И не думал, что дозвонюсь, но вот повезло мне на сегодняшний момент.

Марина Калинина: Тогда говорите.

Зритель: Прямо не верится. Приятно, что я позвонил вам. Но факт в том, что, конечно, эта тема небезразлична для меня. Я хотел свое мнение по этому поводу сказать.

Вот там все кивают на Америку, на Трампа. Но жили наши деды, наши родители, я родился в Советском Союзе. Мне 64 года. Живу здесь и вижу, что творится в захолустьях наших. Все загроблено! А загроблено вот этой властью, вот этой правящей властью, "Единая Россия" которая называется. И я уверен, что во многих регионах такая же ситуация. Ну, мне-то что хочется сказать? Бизнес от нас сбежал на Запад, все бизнесмены деньги вкладывают на Западе, потому что нет доверия нашим правителям, нет устойчивого, как говорится, финансового порядка. И в налоговых, и в судебных органах – везде все, как говорится… Ну, как вам сказать? Ненадежно.

Марина Калинина: Ну, мы поняли вашу мысль. Просто у нас, к сожалению, мало времени. Спасибо вам большое за ваш звонок.

Юрий Коваленко: Традиция ругать власть в России была всегда. Ну, опять же в каждой шутке, как говорится, доля шутки. В любом случае, мы имеем то, что у нас сейчас есть. И с этим очень сложно поспорить. Нам придется выгребаться из этого "омута" все равно теми силами, которые у нас есть. Вот как вы видите, на простом россиянине каким образом скажется эти серьезные санкции? Каким образом он почувствует? Станет ипотека дороже?

Евгений Коган: Вы как хотите – чтобы я ободрил или сказал правду?

Юрий Коваленко: Давайте все-таки, наверное, правду, но так, чтобы не испугались.

Евгений Коган: Первое. Я думаю, что количество иностранных компаний, иностранного бизнеса и иностранных технологий будет сокращаться. Автомобильные заводы будут уходить, фармацевтические заводы будут, возможно. Ну, фармацевты – ладно, бог с ним. Все, кто заняты в сфере транспорта и так далее, наверное, они будут уменьшать свою, так сказать, работу в России. Соответственно, вырастет ли у нас безработица? Возможно.

Дополнительный момент – будет трудно с привлечением денег, прежде всего для финансирования бюджета. Причем, вы знаете, у России есть хорошие моменты: у нас, в общем-то, достаточно маленькие долги. У нас относительно всего мира долг относительно GDP (валового национального продукта)очень маленький, просто ничтожный.

Юрий Коваленко: И благодаря той власти, которую ругают, наверное?

Евгений Коган: Ну, это не благодаря власти, а благодаря тому, что нефть была. Да, действительно загашники сделали хорошие. Да, погасили много долгов. Ну, в этом плане политика была достаточно разумная, никто не будет спорить, и не может спорить здесь. Потому что если у США долг GDP практически один к одному, у Японии один к двум даже (то есть долг в два раза больше, чем GDP), то у нас долг наш составляет… Короче, он меньше 20%. Да, мы можем занимать какое-то время у населения. Да, мы можем… Ну, теперь нам сложнее занимать во всем мире, потому что сократились сроки займов, и существенно сократились. Это очень тяжело.

Как это повлияет? Ну, видите ли, если бюджет не справляется – значит, проседает рубль. После этих санкций (обратите внимание, очень интересный момент) нефть, между прочим, выросла. До санкций нефть была, Brentбыл примерно 47–48, а на днях было 53, а сейчас 51,5. Ну и что? А рубль при этом просел до 60. Это пока не драматично, но тем не менее некая тенденция.

Так вот, мое мнение, что в этой ситуации рубль, к сожалению, будет потихонечку проседать. А любое проседание рубля – это, извините… С одной стороны, это выгодно экспортерам, без всякого сомнения, тем более рубль в последнее время был немножечко переоценен. С другой стороны, это понижение жизненного уровня. Людям будет жить сложнее, они будут крутиться у нас внутри.

Товарищ, который выступал, он говорил интересную вещь: "Вот в Советском Союзе мы выживали". Ребята, а я не хочу в Советский Союз, я не хочу туда! Я хочу жить нормально в нормальной открытой экономике, в нормальной стране. И большинство из нас не хочет Советский Союз.

Юрий Коваленко: Те, которые говорят о том, что в Советском Союзе было хорошо, они привыкли жить спокойно, я так понимаю.

Евгений Коган: Они привыкли не отвечать за себя. За всех отвечало государство.

Юрий Коваленко: Ну, про Советский Союз бесконечно можно говорить.

Марина Калинина: Тут, наверное, ни хорошо, ни плохо. Просто в Советском Союзе было по-другому.

Евгений Коган: По-другому, да. Но мне туда не хочется.

Юрий Коваленко: К этому привыкли.

Евгений Коган: И я думаю, большинство из нас не хочет.

Юрий Коваленко: К привычке всегда все относятся достаточно…

Евгений Коган: Так спокойнее, не надо самим думать.

Юрий Коваленко: И у нас еще один звонок – Денис из Перми. Денис, здравствуйте. Что у вас за ситуация? Расскажите, пожалуйста.

Марина Калинина: Ваше мнение.

Зритель: Алло, здравствуйте. Ну, у нас ситуация нормальная. Но я по поводу доллара. Дело в том, что экономика планеты не растет, а доллар распечатан на весь валовый продукт планеты. И дальнейшая эмиссия его невозможна, так как будет инфляция. Таким образом, наступает другое время, в которое все будут замкнуты на внутренние экономики, в том числе и Россия, и Китая, и Европа. И таким образом, вот эти санкции помогают отстроиться России от Запада, от Америки. Дело в том, что если американские деньги, бизнес уйдет отсюда, то это освободит место нашим компаниям и нашим деньгам. Алло?

Марина Калинина: Да, спасибо большое за ваш звонок, за ваше мнение.

Юрий Коваленко: Спасибо большое, Денис. Звучит, в общем-то, как-то воодушевляюще. Насколько это правда?

Евгений Коган: Ну, товарищ говорит следующее: "А давайте, ребята, жить импортозамещением, мы сможем всех заместить". Так вот, смотрите. В чем-то сможем. В сельском хозяйстве, да, сможем. Хотя сегодня мир – это мир технологий, кстати, во всем: и в сельском хозяйстве, и в транспорте, и в связи. Это технологии. Так вот, если мы будем отставать по технологиям… Ну, что? Ну, создадим мы российские корпорации какие-то, которые будут относительно России весьма технологичны. Но если мы не сможем продавать, как Apple, нашу продукцию по всему миру, как Amzon,как Google, неважно что, то грош цена, к сожалению, этой ситуации, грош цена этому импортозамещению. Обеспечить себя…

Юрий Коваленко: Плюс ко всему это надо было создавать лет 20 назад, чтобы сегодня это работало.

Евгений Коган: Конечно, конечно.

Юрий Коваленко: Потому что тот залог, который мы сделаем, он "выстрелит" только лет через 10–15.

Евгений Коган: Да. А вообще, если вы меня спрашиваете, как выживать людям, то я еще раз говорю: перестать думать, что кто-то за них будет думать, искать сегодня варианты, потому что все равно в любой ситуации варианты находятся, и думать о том, что… Нынешняя ситуация – она надолго. Да, кстати, я думаю, что для "недвижки" нашей тоже этот момент будет (я имею в виду санкции) не гуд. Ну, много отраслей. Это коснется простого человека.

Марина Калинина: Спасибо вам большое.

Юрий Коваленко: Ну что же, действительно все-таки пора начинать копить.

Евгений Коган: Надо начинать думать и работать.

Марина Калинина: И зрители говорят: "Спасибо за умного гостя".

Евгений Коган: Спасибо, ребята.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо. Евгений Коган был у нас в гостях, президент инвестиционной компании "Московские партнеры".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  12.10.2017  Сергей Лесков

Пользователь:OTVrussia

ОТРажение 12.10.2017 Сергей Лесков

Главные темы 12 октября с обозревателем ОТР Сергеем Лесковым

Сергей Лесков: У нас значительному числу родителей не нужны собственные дети. Из 200 человек, лишенных родительских прав, только один пытается вернуть ребенка.

20:00, 12 ОКТЯБРЯ 2017

Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

Ольга Арсланова: А прямо сейчас человек, который каждый день работает, изучает информационную повестку, анализирует события дня, а потом еще и события недели – Сергей Лесков, здравствуйте.

Сергей Лесков: Все-таки я приду как-нибудь в белом колпаке, чтобы…

Ольга Арсланова: Белый колпак у нас не всегда хорошие ассоциации вызывает, не стоит.

Сергей Лесков: Ну как же? – анализы все-таки.

Ольга Арсланова: Ах, вот так вот, да.

Сергей Лесков: Я войду сюда с тележкой, с колбочками, с пробирками, чтобы анализы были совсем полноценными.

Юрий Коваленко: Во всяком случае вы держите руку на пульсе страны.

Ольга Арсланова: Да. Давайте, может быть, не медицинский анализ, а может быть, спектральный анализ.

Сергей Лесков: Только я никак не могу понять: то 50 ударов в минуту пульс, то 130. Я не могу понять.

Ольга Арсланова: Это новостное пространство, что поделать.

Ну что же, поговорим о сегодняшнем дне.

Юрий Коваленко: Что сегодня, да?

Сергей Лесков: Вы знаете, в механике существует закон, что тело, которое опирается на одну точку, не может быть устойчивым. В политике примерно такие же законы. И пока мир был двуполярным, сохранялись какие-то возможности навести мосты и сохранить устойчивость. А сейчас в мире осталась одна сверхдержава – это Америка – и посмотрите, что творится: постоянные страшные угрозы Северной Корее, испорчены отношения с региональными лидерами, а именно с Турцией и с Ираном, постоянные провокации в адрес России (мы сегодня об этом поговорим). Остаются только риторический вопрос – куда катится мир? – и чисто практический вопрос: как реагировать России, нашей стране на последние демарши американских властей?

Вторая тема вечная. Все мы любим детей, но почему-то получается так, что государство не может обеспечить защиту детей и достойный материальный уровень жизни наших детей. Более того, все чаще эксперты обращают внимание на то, что растет количество детей, которые живут в семьях, влачащих полунищенское существование. Как решить эту проблему? И даже более того, статистика гибели детей даже в родных семьях просто наводит ужас, и эксперты говорят, что необходимы какие-то законодательные меры.

И, наконец, о курении. Недавно были приняты антитабачные законы. Видите, как получается: законы – это одно, а реальная жизнь – другое. Эксперты посчитали, что рынок нелегальной продажи табачной продукции за год вырос в 4 раза. Бюджет несет убытки, а вред здоровью приносится тот же самый. Проблема вечного противоречия между российскими законами и тем, как они реализуются.

Ольга Арсланова: Ну что же, теперь обо всем подробнее. Я так понимаю, что мы начинаем с международной проблематики, а потом потихоньку к нашим российским проблемам?

Сергей Лесков: Да.

Собственно, приходится только удивляться, как американские власти находят постоянно какие-то новые возможности, для того чтобы то ли унизить, то ли оскорбить российскую дипломатическую миссию в Америке. Последняя новость: спущены российские флаги с наших зданий в Сан-Франциско и Вашингтоне, откуда некоторое время назад были выселены российские дипломаты, но эта собственность оставалась российской. Здесь, конечно, вопрос вот какой. Государственный флаг – это символ, может быть, это даже такой самый уважаемый символ. Очевидно, что это сделано, для того чтобы вытереть о Россию ноги. Впрочем, конечно, в буквальном смысле никто не вытирал ноги о российский флаг, хотя вот с американским флагом такое, как мы знаем, происходит нередко в разных странах; это делают даже и американские граждане в порыве какой-то гражданской отваги.

Тем не менее это совершенно очевидный вызов. Как нам реагировать мне, например, непонятно. Реагировать вроде бы надо, но надо реагировать так, чтобы не показать, что ли, обиду, потому что на обиженных, как известно, воду возят, чего бы не хотелось. Здесь не надо торопиться с какими-то ответными шагами, но оставлять совершенно очевидно какой-то оскорбительный демарш тоже было бы неверно. Если вы помните, мы высылку российских дипломатов в прошлом году оставили без ответа, полгода ждали, и оказалось, что ничего не добились и все только хуже и хуже. Поэтому отвечать надо, но надо отвечать хладнокровно, адекватно и так, чтобы Америке тоже было обидно, это очевидно.

Но не надо думать, что США испортили отношения только с Россией. Например, у США был всегдашний самый верный союзник – страна под названием Турция. Если вы помните, самый страшный послевоенный кризис, который назывался Карибским (1962 года), ассоциируется не только с Кубой, куда СССР поставлял свои ракеты, а он ассоциируется в той же самой степени и с Турцией, где американцы разместили свои баллистические ракеты, нацеленные на СССР, а мы на Кубу ставили. Тогда, как говорят все, мир балансировал на грани Третьей мировой войны, которая, очевидно, стала бы ядерной. Поэтому, в общем, турки всегда шли в фарватере американской политики.

А что сейчас произошло? Мы вчера упоминали об этом: прекратилась выдача неиммиграционных виз, то есть туристических, каких-то деловых. То есть не тысячи, а десятки тысяч американских людей не могут въехать в Турцию, а турки въехать в США, эта деятельность прекращена. Что случилось? В Турции сейчас новая волна разоблачений сторонников проповедника Гюлена, который живет в США и который будто бы и якобы организовывал в Турции путч. Они уже арестовали еще 70 генералов и арестовали двух сотрудников американского консульства в Стамбуле (но они граждане Турции). Американцам это не понравилось.

Кстати, конфликт с участием США последнего года привлекают внимание, наверное, мастеров ораторского искусства, чего раньше не было. Дипломаты же вообще не особенно красноречивы, они говорят такими округлыми фразами, а вот теперь, с появлением Дональда Трампа все стараются просто затмить Цицерона. Вы слышали, что сказал Эрдоган по поводу этого? Он сказал, что "пугать Турцию (имея в виду США) – это все равно, что пытаться приручить льва". Как сказано.

Юрий Коваленко: Смело как-то.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: И как-то, знаете, не сразу доходит.

Сергей Лесков: Да. Сейчас мы вернемся к тому, что сказал президент Ирана Рухани, которого США тоже пугают. Помните, что… Когда это было? По-моему, в 2015 году была заключена сделка шести европейских стран, США и Ирана о прекращении иранской ядерной программы. Это преподносилось как большое достижение (ну это на самом деле большое достижение). И, кстати, министр иностранных дел Ирана и бывший госсекретарь США Джон Керри в этом году выставлялись на Нобелевскую премию мира, которую получила весьма странная организация. Вообще нобелевские премии мира, конечно, каждый год получают люди, которые просто изумление вызывают, я уж не говорю про Обаму, но которые в этом году получили, тоже очень странные. И вдруг Дональд Трамп решил, что США должны выйти из этой программы, что санкции против Ирана должны вернуться. Европа не поддерживает. Между прочим, МАГАТЭ постоянно направляет в Иран своих экспертов, и они не находят ни малейших нарушений Ираном этой программы – вообще никаких зазубрин, никаких претензий.

Ольга Арсланова: Но тем не менее.

Сергей Лесков: Но США все равно, вот Трампу так хочется.

Юрий Коваленко: В США любят превентивные меры.

Сергей Лесков: Да, превентивные меры.

К чему это может привести? Несколько последствий. Во-первых, в Иране могут оживиться радикальные исламисты, которые потребуют расконсервации ядерной программы – вполне может быть такое, потому что президент Рухани является человеком таких прозападных тенденций. Он скажет: "Если США нам не верят, давайте будем опять делать бомбу". Это вполне может быть. Второе, к чему это приведет – наверное, к дальнейшему сближению Ирана с европейскими странами, которые не хотят расторжения этой сделки, которые верят Ирану, к сближению с Россией и дальнейшему охлаждению с Саудовской Аравией, а Иран и Саудовская Аравия – это главные враги (там, кстати, прерваны дипломатические отношения). И, наконец, третье следствие – и оно самое важное: как известно, главным врагом США сейчас является Северная Корея, и делаются попытки, чтобы они договорились. Но Северная Корея-то… Кстати, если мы говорим о красноречии, то лидер Северной Кореи пообещал решить проблему США окончательно, уничтожив эту страну огненным градом.

Ольга Арсланова: Ох…

Сергей Лесков: Красиво тоже сказано. А если мы говорим об ораторском искусстве, то президент Ирана Рухани сказал, что ни один Трамп, ни десять Трампов не смогут остановить движение Ирана по выполнению этой сделки – тоже достаточно красиво сказано.

Итак, Северная Корея может разочароваться в каких бы то ни было переговорах с США. Какой смысл договариваться, если потом приходит новый президент и говорит: "Нет, все будет по-новому"? Поэтому вот эти вот, конечно, непредсказуемости, которые могут быть милыми у какой-нибудь милой девушки, а когда там себя ведет… "Какая я порывистая", – говорила героиня фильма "Покровские ворота". Но когда таким порывистым оказывается президент самой могущественной страны, это может привести к каким-то совершенно печальным и трагическим последствиям. Как, кстати, на это мир реагирует?

Мы на этой неделе, помните, говорили о том, что Турция и Украина не попали на Чемпионат мира и это могло привести к тому, что президент Турции заснул в объятиях президента Украины? Вы обратили внимание, что случилось в отборочных матчах в центрально-американской зоне? Это вообще просто цирк, я вообще такого в спорте никогда не видел. Перед последним туром обеспечили себе место в Москве Мексика и Коста-Рика – это сильные команды – и почти обеспечило себе место на Чемпионате мира в Москве США. За США шли команды каких-то там стран (по-моему, Гондурас и Панама), где в футбол почти не умеют играть. Причем ситуация осложнялась тем, что эти Гондурас и Панама играли с лидерами, сильными командами Мексики и Коста-Рики, и им надо было выиграть. Это невозможно в принципе. И поскольку отношения к американцам в Центральной Америки весьма своеобразное, мексиканцы, которых, как известно, хочет приручить Трамп и строит там какую-то стену, выводит оттуда предприятия, и Коста-Рика решили проиграть этим аутсайдерам. Причем проиграть они не могли, потому что те не умеют играть. Мексиканский вратарь, например, забил гол в свои ворота головой. Судьи там были из этих вот четвертых-пятых стран, которые засчитывали голы, которых в принципе не было, FIFA рассматривает…

Ольга Арсланова: То есть, может быть, даже и мы забили бы чего-нибудь.

Сергей Лесков: Да. В итоге американцы не попали на Чемпионат мира, но все это… Понимаете, это очевидный совершенно сговор латиноамериканских стран, которым надоели эти американские фокусы.

Ольга Арсланова: Наши зрители интересуются, как вы вообще относитесь к политике всепрощения нашего государства – прощения долгов (там какая-то очередная рекордная сумма всплыла в 151 миллиард), за безответные молчания на выпады некоторых стран и так далее в одном ключе.

Сергей Лесков: Но эти же долги все равно… Вы понимаете, это не совсем так. На Западе наоборот обвиняют Россию в крайне агрессивной политике.

Юрий Коваленко: Потому что мы уже подошли, на пороге НАТО стоим? – пришли и стоим.

Сергей Лесков: Да, мы подошли к границам НАТО. Не НАТО ползет на восток, а мы подползли. Видите, правды нет, а есть только трактовка тех или иных событий в выгодном для себя ключе. Об этом говорил еще такой циничный политолог, как бы сейчас сказали, как Никколо Макиавелли: мы себя оцениваем так, а наши оппоненты себя оценивают иначе.

По поводу прощения денег… Эти деньги, к сожалению, имеют очень давнее происхождение, и прощают обычно те долги, которые все равно вернуть невозможно. Кстати, и другие страны прощают долги. Хотя обидно, конечно, когда деньги уходят из твоего кармана, здесь я… Честно говоря, эмоционально каждый раз, конечно, когда слышишь и читаешь, что прощен – конечно, жалко.

Ольга Арсланова: Да, суммы просматриваешь когда.

Сергей Лесков: Может быть, все равно если наши друзья убегают от нас, как тараканы, то может быть, и не давать кому-то в долг? Но в тот момент, когда даешь, ты же не знаешь, что так окажется.

Юрий Коваленко: Еще телезрители спрашивают, как вы относитесь к тому, что Корея признала Крым российским? Они выпустили карты с российским Крымом – официальные карты. Это о чем может сказать вообще? – такой жест доброй воли?

Сергей Лесков: Я думаю, что это один из элементов огненного града, который прольется на Запад. Ситуация, конечно… В Крым все-таки приезжают в том числе и европейские политики. Я не знаю, сколько это продлится, но здравомыслящие люди на Западе говорят, что, в общем-то, рассчитывать на то, что повернется так ход событий, что Россия откажется от Крыма, невозможно, здесь отрицательная вероятность, ну это просто невозможно. И то, что некоторое время Крым пребывал в составе Украины – это некий абсурдный исторический казус, который возник из-за распада огромного государства под названием СССР. Об этом много достаточно сказано. А не признало ли… Там еще было какое-то экзотическое государство в Микронезии – они, по-моему, Абхазию признали. Это что-то типа этого.

Юрий Коваленко: Тут Корея-то, я чувствую, просто пытается заручиться поддержкой или показать, что она с Россией вместе.

Сергей Лесков: Ну что же, это мудро. Может быть, даже и какая-нибудь дипмиссия будет открыта в Крыму? – консульство Северной Кореи, например? Это тоже было бы чрезвычайно интересно.

Давайте поговорим о детях. Вы знаете, несколько лет назад, когда принимался нашумевший закон Димы Яковлева, в общем-то, было достаточно много критики, и на мой взгляд, достаточно справедливой.

Ольга Арсланова: Когда приводили статистику, говорили, что в российских семьях несопоставимо больше…

Сергей Лесков: Все это справедливо. Кстати говоря, мне и самому, честно сказать, казалось, что в том категорическом виде, в котором был принят закон Димы Яковлева, чрезвычайно жесткий и может быть, даже жестокосердный. Но посмотрите, ведь число детей – или сирот в детских домах, сиротских приютах и других социальных учреждениях – в России за время действия этого закона резко снизилось. Даже за последние 2 года оно снизилось, по-моему, в 2 раза, а за последний год в 15 раз.

Ольга Арсланова: Вопрос, почему нельзя было делать то же самое, не запрещая иностранцам усыновлять при этом. Какой-то, видимо, нам всегда нужен толчок – как с санкциями, чтобы развивать… И здесь то же самое.

Сергей Лесков: Но согласитесь, что почему американских детей не усыновляют? Мы же не усыновляем американских детей. Давайте мы…

Ольга Арсланова: Не знаю статистики, не знаю, сколько детей, и вообще существует ли в таком виде там в США…

Сергей Лесков: Надо поднимать одновременно прожиточный уровень в стране, уровень здравоохранения в семье и самим заботиться о детях, которые волею судьбы остались без родителей и живут бедно. Все-таки тут это есть. Очень сложная ситуация, и я не могу дать тут однозначного решения. Но в тот момент, когда принимался закон Димы Яковлева, у нас в этих сиротских учреждениях жило, по-моему, около 200 тысяч детей. Сейчас осталось 60 тысяч, и статистика усыновления очень велика. У нас в несколько раз больше стали усыновлять детей. Вопрос, конечно, о тяжело больных детях, которых усыновляли американцы, а мы на самом деле не можем усыновить, потому что это бремя, мы не можем таких детей вылечить, а там они даже олимпийскими чемпионами становятся.

Но попалась на глаза статистика о том, как живут дети даже и не в детских домах, не в сиротских учреждениях. Мы вчера говорили о семьях с доходами ниже прожиточного минимума. 5 лет назад 17% детей жило в таких семьях, то есть каждый 6-й ребенок, а сейчас 22%. То есть раньше был каждый 7-й ребенок, а сейчас каждый 5-й ребенок.

Юрий Коваленко: Почти каждый 4-й.

Сергей Лесков: Почти 4-й. Это совершенно ужасная статистика. Непонятно, как эти семьи живут, даже если бы и не было детей.

Юрий Коваленко: Меня вот всегда интересовал один вопрос: где логика? То есть ребенок может жить в малообеспеченной семье с дотацией матери 50 рублей в месяц, как мы все это знаем. А вот для того чтобы усыновить ребенка, условия должны быть идеальными, чтобы зарплата была не меньше 5 МРОТ и так далее.

Сергей Лесков: Необязательно усыновлять, можно оформить опекунство.

Юрий Коваленко: Даже опекунство, кстати.

Сергей Лесков: Да, и государство за это платит. Для многих это стало бизнесом, изымали в этом году детей из таких семей.

Но совершенно, конечно, удручающая статистика – еще одна цифра. Будем прямо говорить, что очень часто эти семьи, которые ведут, мягко говоря, нездоровый образ жизни… Детский омбудсмен говорит, что в год примерно 3.5 тысячи случаев ограничения в родительских правах. Наверное, иногда родители должны хвататься за своих детей и пытаться сохранить их в семье, даже если денег не хватает. Так вот из 3.5 тысяч случаев по стране лишения родительских прав только 13-17 случаев обжалования – вы представляете?

Юрий Коваленко: То есть только рады, что у них детей забрали?

Сергей Лесков: Только рады: дети в тягость. То есть из 200…

Ольга Арсланова: Они даже не пытаются или просто у них не получается?

Сергей Лесков: Нет, не пытаются – не подают никаких заявок, не делают попыток. Из 200 случаев, когда детей изымают, только 1 родитель пытается вернуть себе ребенка. Дети не нужны в этих семьях, понимаете? Твоего ребенка уводят в приют, и ты рад, получается. Было такое когда-нибудь вообще в нашей стране? Я не знаю, это какое-то падение нравов ниже какого-то уровня…

Ольга Арсланова: Это совершенно точно вопрос не только бедности.

Сергей Лесков: …минимального уровня добра и зла. Не нужны дети значительному числу родителей. И поэтому нужны какие-то совершенно очевидные изменения и в Семейный кодекс, и в законодательство по опеке и попечительству, Гражданский кодекс. Надо что-то делать, эти цифры просто вопиют.

Юрий Коваленко: Просто это опять же, насколько я понимаю, очень сильно отражается на экономике государства. Я не говорю, что за ребенком уход, кормить его надо и так далее, а когда после детского дома ему 18 лет исполняется, государству необходимо ему предоставить квартиру. То есть каждый этот ребенок, изъятый из семьи, это минус деньги на покупку квартиры.

Сергей Лесков: Надо сказать, что эти деньги предоставляются регионам из федерального бюджета и практически во всех регионах они предоставляются, потому что по этой программе нет возврата денег.

Еще одна, самая страшная статистика: в год в нашей стране – к вопросу о Диме Яковлеве – гибнет 480 детей. Это убийство, убийство матерью новорожденного ребенка. Из 480 120 – это дети в возрасте до 1 года; 140 детей убиты своими родителями. Вы помните, когда был закон Димы Яковлева, там была потрясающая такая цифра, на которую наши пропагандисты напирали? – за 20 лет в США погибли от рук родителей 17 российских усыновленных детей. 17 за 20 лет, а у нас 140-150 детей убиты своими родителями. Ну что это такое? Вы понимаете, это какие-то цифры, которые просто комментировать невозможно.

Юрий Коваленко: И 17 детей в Штатах и наши 140 – это одинаково печальная статистика.

Сергей Лесков: Каждый год, да.

Ольга Арсланова: А еще интересно сопоставить наказания, которые получают родители там…

Сергей Лесков: Там жестче, конечно. Там жестче.

Ольга Арсланова: Даже если мы говорим, что неважно, свой ребенок или усыновленный.

Сергей Лесков: Да. У нас это еще и родители такого асоциального уровня, что, в общем, наказывай или не наказывай, а их жизнь хуже не станет, их еще в тюрьме кормить будут.

У нас еще была третья тема. Вы понимаете, в 2013 году под бурные аплодисменты родителей о здоровом образе жизни был принят антитабачный закон – там какие-то штрафы, ограничения, везде все запрещено. С тех пор цена на сигареты выросла многократно; по-моему, в следующем году опять ожидается повышение акцизных каких-то налогов.

К чему все это привело? Только за последний год доля нелегальной табачной продукции выросла в 4 раза.

Юрий Коваленко: А где она? Я вот ни разу в продаже не видел нелегальных сигарет.

Сергей Лесков: Вы живете в Москве. Они продаются в основном в каких-то точках стихийной торговли. У нас по законодательству сигареты можно продавать в стационарных местах, но по всей стране уже 11 тысяч объектов стихийной торговли, и каждый месяц в России число таких объектов на 200 штук увеличивается.

Ольга Арсланова: Подождите, это получается, что сигареты на каком-то рынке? Где?

Сергей Лесков: Другой вопрос интересен: откуда эти сигареты поступают. Они поступают из братского Казахстана и братской Белоруссии, потому что там другое налогообложение на эти сигареты. Они провозятся контрабандой.

Ольга Арсланова: Но они сделаны там же, да, просто ввезены?

Сергей Лесков: Ну да, это контрабанда.

Ольга Арсланова: То есть это контрабанда, но не контрафакт.

Сергей Лесков: В США снимали такие фильмы про бутлегеров, про этот самый нелегальный рынок алкоголя – может быть, в России пора снимать фильмы про нелегальный табачный рынок? Классикой Голливуда считается фильм "Однажды в Америке" – помните этот совершенно фантастический фильм с созвездием совершенно гениальных актеров? Может быть, снять фильм "Однажды в России" про наше злоупотребление на табачном рынке?

Кстати говоря, надо вспомнить, что все выдающиеся персонажи и исторические деятели в России много курили – давайте вспомним: Петр (собственно, он и "скурил" Россию, если так можно сказать), Екатерина, Николай II (о котором сейчас столько копий ломается) тоже, как известно, курил не останавливаясь; Сталин, который самый популярный, как выяснилось, политический деятель; наш любимый Брежнев курил…

Юрий Коваленко: Он бросил потом.

Сергей Лесков: Пришлось, да, он уже в какой-то момент… Видите, все самые популярные истории деятели России курили. Я думаю, что даже антитабачный закон в 2013 году не приняли бы, если бы Путин и Медведев любили курить, но они ведут здоровый образ жизни.

Ольга Арсланова: Антитабачный закон – самый жесткий в Европе, между прочим.

Сергей Лесков: Да, конечно. При этом в мире выкуривается в день 15 миллиардов сигарет, из них 1 миллиард сигарет в день выкуривается в России. Это 7% рынка табака контролируют курильщики в России, которых 45 миллионов. Если учесть, что ВВП России – это 2% мирового, а курильщиков 7%, то можно сделать вывод, что мы курим в 3 раза сильнее, чем работаем.

Ольга Арсланова: Но с таким законом я думаю, что нужно уже остановиться. Видимо, это те люди, которых никогда и ничто не остановит. Это легализованная наркомания и с ней ничего не поделаешь: всегда будет процент людей, который курит все.

Сергей Лесков: Тут я хочу две вещи сказать. Если мы боремся за здоровый образ жизни – а это хорошее направление законотворчества – то надо строить больше стадионов, физкультурных центров и не брать безумную цену за их посещение, что сейчас происходит. Даже ребенка ты в секцию не можешь записать, потому что это накладно для бюджета. А если же ты повышаешь акцизы, то все-таки здесь ты должен знать, что существует какая-то граница, потому что всегда, если ты переступаешь какую-то золотую середину и нарушаешь здравый смысл, рынок уходит в нелегальное поле. И мы видим, что деньги вот эти вот с нелегальной торговли, конечно, обходят бюджет. Даже посчитали, где-то я видел эту цифру, что бюджет лишается 30 миллиард рублей налогов из-за нелегальной торговли, которая выросла за год в 4 раза.

Юрий Коваленко: И будет расти судя по тому, что цена на сигареты растет.

Сергей Лесков: И будет расти, конечно. Реальные доходы падают, цена растет. Запомним эту цифру, что сейчас доля нелегального рынка 5% (это много) – посмотрим, сколько будет в следующем году, если наши законодатели не возьмутся за ум. Хотя курить вредно, конечно – саднит в глазах и першит в горле.

Ольга Арсланова: Да и удовольствие, в общем, спорное. Скорее только синдром отмены – сплошные минусы.

Сергей Лесков: Удовольствие сомнительное.

Ольга Арсланова: Спасибо. Сергей Лесков с итогами этого дня. А завтра мы будем изучать уже неделю, посмотрим, что интересного произошло. Так что до встречи завтра, в пятницу.

Сергей Лесков: До завтра. До свидания.

Юрий Коваленко: До свидания.

Ольга Арсланова: До свидания.

Источник

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  27.10.2017  Сергей Лесков

 

Сергей Лесков: Можно не соглашаться с тем, что говорит Ксения Собчак, но если у нее состоится батл с Зюгановым или Жириновским, она разнесет их их в пух и прах

 

Юрий Коваленко: Ну а главные темы недели в трактовке обозревателя ОТР Сергея Лескова – он уже приближается в нашу студию. Все-таки пятница…

 

Сергей Лесков: Семимильными шагами в пятницу.

Юрий Коваленко: …и сейчас мы будем красной чертой все подводить.

Марина Калинина: Вы говорили в среду, что среда – это маленькая пятница.

Сергей Лесков: Да.

Юрий Коваленко: Поздравляю вас с большой пятницей.

Марина Калинина: Теперь большая пятница.

Сергей Лесков: Про четверг мы не сказали ничего. Большая, настоящая пятница.

Марина Калинина: Давайте потихоньку подводить итоги.

Сергей Лесков: Хорошо. Вы меня оставляете здесь, как Робинзона с Пятницей?

Марина Калинина: Мы с вами, мы чуть-чуть отошли, рядышком.

Юрий Коваленко: Мы оставляем вас с новостями.

Сергей Лесков: Мы обещали вчера поговорить о важнейших событиях этой недели. Давайте начнем по ходу движения Солнца.

В Китае завершил работу XIX съезд партии, приняты важнейшие решения. Какие? Товарищ Си приравнен к товарищу Мао. Взят курс на то, чтобы Китай стал самой могущественной страной мира. Кроме того, заявлено, что Китай является примером для всех хороших и прогрессивных стран. По существу это означает, что Китай хочет взвалить на свои плечи мессианскую роль, которую долгое время исполнял СССР и надорвался и которую теперь пытается исполнить США. Но Китаю в последнее время удавалось выполнить все свои задачи.

Что касается России, то у нас все признаки матриархата: мужчин-политиков не слышно, на авансцену вышли две молодые женщины – Наталья Поклонская и Ксения Собчак. Обе молоды, красивы, по-своему талантливы. Но и они отличаются смелостью, в отличие от многих мужчин. Что ожидает российскую политику. И вообще, возможно ли, что как и во многих, кстати говоря, развитых европейских странах женщина займет лидирующие позиции в государстве?

Ну а в США другая картина: там разворачивается и несется уже на всех порах истерия, связанная с недоказанным участием и влиянием России на американскую президентскую гонку. Кроме того, сегодня опубликованы документы, огромный массив документов, связанных с убийством президента Кеннеди. Выяснилось, что семья Клинтон получала деньги от России. По существу теперь уже можно сказать, что в президентской гонке участвовали агент Трамп, агент Клинтон, а русские хакеры давно, в 1960-х годах убили президента Кеннеди.

Наконец, новость последнего часа: Каталония объявила независимость, а Испания предполагает какие-то силовые меры. Что это означает? Означает ли это, что глава Каталонии Карлес Пучдемон станет новым Тилем Уленшпигелем, который когда-то в Средневековье боролся против испанцев (правда, в другой стране)? Может быть, Пучдемон уйдет в горы? И вообще как гордые каталонцы могут теперь потерпеть какие-то силовые методы воздействия на их волеизъявление со стороны испанцев?

Марина Калинина: Как вам удалось, Сергей, приберечь двух женщин на пятницу и промолчать об этом всю неделю?

Сергей Лесков: Я готов говорить о женщинах, особенно столь прекрасных, каждый день, и отбросить всех Пучдемонов, Трампов.

Юрий Коваленко: Но про этих женщин, я так понимаю, за неделю как раз-таки и накопилось.

Сергей Лесков: В общем-то да. Мы должны будем тогда переставить нашу повестку дня, все смешаем.

Марина Калинина: Нет, давайте уж пока…

Сергей Лесков: Давайте мы начнем с Китая. Там закончился XIX съезд партии, он шел довольно долго. Мы уже и забыли, сколько дней продолжались съезды КПСС в нашей стране, да и вообще уже забыли, что это было главное событие, как мы уверяли, вообще во всей мировой политике. Кстати, сама по себе цифра "19" – номер этого съезда – для наших съездов имеет какой-то мистический характер, потому что в 1949 году XIX съезд ВКП(б), как он тогда назывался, был последний съезд, где присутствовал Сталин…

Юрий Коваленко: А XXсъезд был о-го-го каким.

Сергей Лесков: А потом да, через много-много лет, где он предполагал вообще сменить все политбюро, как и товарищ Си Цзиньпин хочет сделать. А XIX съезд ВЛКСМ, на котором я, кстати, еще был, будучи совсем юным комсомольцем, тоже был последним, потому что после этого XIX съезда в 1982 году началась перестройка, и комсомол уже не просил у партии порулить, а стал медленно рассыпаться, вообще сейчас исчез, и никто уже даже, наверное, не помнит, что это такое.

Что же случилось на этом XIX съезде? В устав партии включено имя Си Цзиньпина, нынешнего главы. До этого в уставе партии упоминались имена только двух китайцев. Естественно, это Мао Цзэдун – при нем было сделано очень много, его обожали хунвейбины. Если уж мы говорим про советское руководство, то Брежнева, как говорят, трясло при одном упоминании имени Мао Цзэдуна, жуткая была вражда, хотя сам Мао, кстати говоря, поклонялся Сталину больше, чем Ленину. И там был, конечно, творец китайского экономического чуда Дэн Сяопин. Что интересно, в уставе партии говорилось об идеях Мао и о теории Дэн Сяопина. По китайской иерархии – это для нас удивительно – идеи выше, чем теория. Так вот теперь туда внесено имя Си Цзиньпина – как вы думаете, с идеями или с теорией?

Юрий Коваленко: Полагаю, что только с идеями.

Сергей Лесков: Да. То есть он сразу перескочил через Дэн Сяопина и приравнялся к Мао Цзэдуну. Еще раз: у него идеи, а у Дэн Сяопина всего лишь теория. Хотя его идея о том, что Китай станет самой могущественной страной мира в 2050 году… Это довольно далеко от нас, и я не думаю, что кто-то из делегатов XIX съезда компартии Китая увидит этот счастливый момент…

Марина Калинина: Но главное же сказать и поставить цель.

Сергей Лесков: Ну правильно. Но в любом случае это такой аванс – это напоминает Нобелевскую премию мира президенту Обаме, который еще ничего не сделал, вот примерно так же поступило и китайское руководство с этим самым… Но это как бы их внутренние дела, а в принципе, конечно, при Си Цзиньпине Китай растет семимильными шагами. Все знают, там 7-9% роста ВВП каждый год; за 5 лет, пока он руководит Китаем, более чем в 1.5 раза увеличился ВВП. Они вытащили из бедности 60 миллионов человек – это население Великобритании.

Юрий Коваленко: Но по меркам Китая это маленькая деревушка.

Сергей Лесков: Нет, 60 миллионов – это для них все-таки тоже немало, не надо так уж. Следующие 5 лет они вытащат из бедности 40 миллионов человек – это население Вьетнама. Что такое бедность по китайским меркам? У них богатые русские, может быть, считались бы бедными, хотя в это трудно поверить, потому что прожиточный минимум в Китае, в китайских городах – 21 тысяча рублей в пересчете. То, что они вытаскивают – это они повышают прожиточный минимум для этих людей до 20 тысяч российских рублей. Для многих наших граждан даже с высшим образованием…

Марина Калинина: …это мечта.

Сергей Лесков: Это мечта, будем прямо говорить. И Китай сейчас распространяет свой опыт борьбы с бедностью среди третьих стран. С нами бы поделились, мы бы были благодарны.

И кроме того, там провозглашена еще вторая цель – это продолжение курса тотальной борьбы с коррупцией. За 5 лет Си Цзиньпин посадил в застенок 1.2 миллиона китайских чиновников за коррупцию. Это мы вот, видите: у нас там какого-нибудь министра одного арестуют, и мы об этом говорим 2 года, а в Китае больше миллиона этих людей, и они сидят не под домашним арестом, а рубят скалы в Тибете на стройках социализма. То есть совершенно, конечно, другие подходы. Конечно, нас больше всего интересует наша страна, и кардинальный вопрос – почему же Китаю удалось, не отказываясь от социализма, построить такую развитую экономику, а СССР это не удалось, хотя там даже не про 1950-е гг. говорить, а про 1970-е гг., когда еще не было реформ Дэн Сяопина, экономика СССР превосходила китайскую в 8 раз, а сейчас наоборот, китайская в 8 раз превосходит нашу. Мы очень любим ссылаться на опыт Петра Великого: Петр Великий, когда прорубал окно в Европу, пригласил к нам немецких и голландских промышленников, ученых. Поскольку мы сейчас прорубаем окно в Китай, то хочется задать вопрос: не пригласить ли нам из Китая…

Марина Калинина: …китайских специалистов?

Сергей Лесков: Да. К тому же тут воображение нашей просвещенной публики потряс китайский миллиардер Джек Ма, который 12 лет был безработным и мыкался, а потом придумал такие вещи, что стал богаче любого российского нефтяного олигарха в несколько раз. Ну я не знаю, поедут ли китайцы поднимать российскую экономику, настолько ли они благочестивы, но по этому поводу мне вспоминается…

Был такой китайский мудрец… У них, кстати, очень много мудрецов, помимо Конфуция и Лао-Цзы целая плеяда еще с древних времен. Вот был такой Чжуан-Цзы, который жил в какую-то эпоху сражающихся царств: это IV век до нашей эры, то есть он фактически современник Сократа и Платона. Вот он был такой мудрый, что однажды император к нему прислал послов с предложением возглавить государство, на что этот Чжуан-Цзы спросил этих послов: "Вот скажите, я слышал про черепаху, которая была очень умная. Император ее завернул в шелк, этот сверток положил в ларец, и черепаха там сдохла, зато ее костям поклоняются и на них гадают. Скажите, а вот кем бы вы хотели быть? – такими вот костями черепахи, которой поклоняются, или хотели бы быть живой черепахой, которая ползает по земле и с трудом добывает себе пропитание?" И послы сказали, что, конечно, лучше живая черепаха. На что Чжуан-Цзы сказал: "Вот и я хочу остаться живой черепахой – подите прочь". Не исключено, что и те китайские экономические мудрецы, которых могут пригласить в Москву, вспомнят своего мудреца и скажут что-нибудь подобное, потому что никакого экономического движения даже отдаленно у нас, к сожалению, нет.

 

Юрий Коваленко: Но почему же? Можно же запросить, скажем так, этих легионеров – такой экономический десант. Мы, вон, комсомольцев отправляли на стройку в Китай.

Сергей Лесков: Знаете, есть такое понятие политической воли. Вот при Петре Iполитическая воля была, поэтому эта публика, которая приехала из Западной Европы, была востребована, им дали какой-то карт-бланш. Если приедут сюда китайские чиновники, которым удалось дать дикое ускорение Китаю, может быть, их завернут в шелк и положат в ларец.

Юрий Коваленко: Хранить в теплом, прохладном месте.

Сергей Лесков: Да. Потому что как бы политической воли сейчас почему-то к реформам нет, но об этом можно долго говорить, а факт остается фактом.

Давайте мы поговорим – Марина же хотела поговорить про женщин. Что может быть слаще, особенно в пятницу?

Марина Калинина: Я все думаю: когда же вы начнете об этом говорить? Уже с понедельника жду.

Сергей Лесков: Несколько раз мы касались этой темы.

На самом деле… В принципе еще Николай Бердяев говорил, что у России женская душа, много по этому поводу распространялся. Иногда Бердяева вспоминают, цитируют. Правда, его выслали из советской России не за эти измышления, но как-то вот этот наблюдение он оставил. Так вот, через 100 лет после Бердяева мы можем прийти к выводу, что, пожалуй, началось наступление женщин-политиков в России. Смотрите: мы давно не говорим про мужчин, они все куда-то откатились на задний план.

Марина Калинина: Ну о китайских мужчинах мы практически постоянно говорим.

Сергей Лесков: Это совсем другое. Наталья Поклонская и Ксения Собчак, я уже говорил, красивые, интересные женщины, вне всякого сомнения. Они молоды, они по-своему талантливы (каждая из них), они харизматичны; с их речами можно не соглашаться, но это яркие заявления. Но мало того, и та, и другая отличаются смелостью. Мужчины-политики наши, будем прямо говорить, в любом случае конформисты, а если по чести говорить, то они просто трусоваты. А две эти барышни за словом в карман не лезут.

Вы посмотрите про последнее заявление Натальи Поклонской, которое она сделала на Красной площади, на фоне Кремля, в котором она атаковала – это слабо сказано: в котором она торпедировала – генерального прокурора, да и не только генерального прокурора, но она там делала намеки на ошибки РПЦ, и смотри выше. Вообще... Ну кто вот, если взять таких политиков, которые работают на том же монархически-православном поле… Возьмем Виталия Милонова, который как бы был неформальным лидером этого крыла. Я сегодня прочитал, что он вызвал на батл блогера Соколовского.

Юрий Коваленко: Того самого, который покемонов ловил?

Сергей Лесков: Который покемонов ловил, да.

Юрий Коваленко: Достойный соперник, по-моему.

Сергей Лесков: Представляете, какой уровень. Итак, значит, политик-мужчина вызвал на бой покемона, а политик-женщина сражается с генеральным прокурором. Причем когда Милонов вызывал покемона на бой, голос его дрожал, и он был совершенно не уверен в том, что там произойдет. Поклонская на Красной площади, фактически на Лобном месте зовет на батл генерального прокурора. Это напоминает этот замечательный фильм "Майкл", помните, где ангел в исполнении Джона Траволты вызывал быка какого-то пятисоткилограммового удариться лбами.

Юрий Коваленко: Ну а почему же вы промолчали про нашу вторую, скажем так, женщину-политика, которая вообще…

Сергей Лесков: Вторая женщина – да, она бесстрашна, говорит про Крым. Можно соглашаться с этим, не соглашаться; может быть, она даже поплатится какими-нибудь преследованиями. Но факт остается фактом: она не боится говорить того, что не решаются сказать, как я полагаю, испытывая, наверное, схожие мысли другие политики либерального крыла – она это заявляет. Причем, значит, можно как-то толковать, какие-то осторожные делать выводы, но… Вообще из этого нашего информационного поля исчезли политики. Более того, если, Юра, вы спрашиваете про Ксению Собчак, которая называется "кандидат против всех", конечно, само по себе появление такого политика спровоцировано бессодержательностью вот этой вот псевдооппозиции, которая десятилетиями сидит в парламенте, изображает из себя подтанцовку и думает только о своей карьере, а вовсе не о каких-то принципах. Видимо, у нее есть какие-то принципы, с ними можно не соглашаться.

Юрий Коваленко: Вообще она… лозунги выбрасывает в надежде на то, что какой-то выстрелит. Последний лозунг о том, что когда она станет президентом, ее первый указ будет…

Сергей Лесков: Эм…

Юрий Коваленко: Да, достать лидера нашей революции и убрать его с Красной площади подальше.

Сергей Лесков: Вот бы им сейчас с Поклонской сойтись, потому что я думаю, что Поклонская тоже…

Юрий Коваленко: В рэп-батле.

Сергей Лесков: Нет, почему батл? Они были бы здесь союзниками. Я думаю, что как православный человек Поклонская думает, что русский человек должен быть похоронен по русскому обычаю, а не по каким-то там восточным обрядам с этими восточными мавзолеями. Я уж не говорю… Если уж вы говорите про Ленина… Ленин бы поперхнулся, если бы узнал, что сейчас партия Зюганова называется коммунистической – да что же в них такого коммунистического? Ничего, кроме того, что они хотят оставить Ленина в мавзолее, не роднит нынешнюю КПСС с ленинской партией под названием РСДРП.

Марина Калинина: Они повязывают красные галстуки детям.

Сергей Лесков: Это лицемерие полнейшее. Точно так же, как и партия Жириновского не имеет ничего общего с либеральными идеями. И я совершенно уверен… Еще раз: можно не соглашаться с тем, что говорит Собчак, но если у нее состоится батл с Зюгановым, даже с Жириновским, конечно, она разнесет их в пух и прах. И это наступление не только политиков новой волны, которые совершенно очевидно востребованы временем, это надо понимать, они неслучайно появляются, есть какая-то историческая закономерность. Но и не случайно то, что они женщины. Видимо, русский мужик измельчал, здесь был Бердяев прав: он, как и многие философы, заглядывал далеко вперед. Поэтому я поздравляю женщин, а мужчинам надо что-то делать. Но кто может с ними посоперничать? Я просто не вижу…

Марина Калинина: А вот, кстати, кто мог бы? Вы не знаете?

Сергей Лесков: Я не вижу мужчин, которые могли бы… Мог бы Путин. Кстати, идеальный вариант был бы, если бы в президентских выборах участвовали сейчас три этих человека – нормально. Они бы как бы закрыли, пожалуй, все ниши и страты электората – или почти все.

Юрий Коваленко: Только три, а остальных не пускать?

Сергей Лесков: Ну если взять парламентскую оппозицию, которая имитирует свою оппозиционную роль… Ну что они изменят? Почему не пускать? Нет, ради бога, насчет не пускать я не говорил. Я говорю о том, что, пожалуй, три вот этих вот политика, о которых мы сейчас сказали, смогли бы замкнуть на себя значительную часть электората. Впрочем, если мы говорим о Китае, опять же, не могу не сказать, что в Китае женщин нет во главе государства, несмотря на их успешность. Если вы меня натолкнули на китайские аналогии, последняя женщина, которая стояла во главе Китая – это знаменитая императрица Цыси. Она, кстати, была современницей Матильды, нашей любимой Матильды. Она сидела на троне 50 лет. Императрицу ЦыСи по жесткости и коварству сравнивают с Иваном Грозным, с Нероном, с Чезаре Борджиа, даже с графом Дракула.

Юрий Коваленко: Может быть, не надо нам…

Сергей Лесков: Почему, в общем, надо сказать, что в новейшие времена, когда женщины приходят к власти, если мы ориентируемся на Китай, не всегда это заканчивается благополучно. И надо сказать, что несмотря на то, что она 50 лет сидела, она развалила империю, после нее Китая уже не было.

Юрий Коваленко: Давайте на опыт лучше посматривать не будем тогда.

Марина Калинина: Бог с ними. Давайте дальше тогда.

Сергей Лесков: Ну и в Америке, конечно, интересные дела. Сразу просто они идут валом, новости из Америки. Опубликован список из 19 российских компаний – в основном это компании силового блока, оборонные; там и знаменитые, например, "МиГ", "Сухой", "Росвооружение", "Рособоронэкспорт" и многие другие, в том числе там есть, например, ФСБ, ГРУ, еще какие-то, то есть там валом все завалено – которые могут попасть под санкции, если американцы там что-то установят. Я по поводу этого вот что хочу сказать. После каждой новой волны санкций нам не верится, что возможно еще какое-то ужесточение, а они находят все время какие-то способы еще в чем-то уязвить Россию.

Марина Калинина: Изобретательные люди.

Сергей Лесков: Давайте будем говорить прямо. Россия хранит многие свои международные сбережения в американских ценных бумагах, в американских облигациях. Существует ли вероятность того, что американцы их заморозят? Наши экономисты и финансисты говорят, что нет, они на это не пойдут, потому что это подорвет, дескать, доверие к американскому финансовому рынку. А деньги Ирана они заморозили? Это тоже казалось невероятным. Поэтому надо быть к этому готовым. Сколько денег Россия хранит в американских ценных бумагах? За последний год эти вложения увеличились, по-моему, на 20%, и сейчас 100 миллиардов долларов хранится в американских ценных бумагах – 100 миллиардов. Россия не единственная страна, которая так доверяет Америке, мы вообще на 18-м месте. Лидирует Китай, у которого 1.1 триллиона, то есть в 10 раз больше, на втором месте Япония (там тоже триллион), а Россия на 18-м месте. Всего американцы аккумулировали у себя 6 триллионов чужих денег. Но это не означает, что они с уважением отнесутся к нашим деньгам. А всего мы храним в иностранных ценных бумагах: в США 100, а всего 400 миллиардов. То есть каждый наш 4-й доллар мы доверили американцам.

Но при этом – это очень важные цифры – 70% наших международных вот этих вот вкладов лежат в странах, которые присоединились к антироссийским санкциям. А поди-ка они все договорятся заморозить российские капиталы?

Марина Калинина: А мы не можем их обратно вернуть себе?

Сергей Лесков: И что с ними сделать?

Марина Калинина: Положить в банку.

Сергей Лесков: Куда? Во "Внешэкономбанк" или в "Сбербанк"?

Марина Калинина: Не знаю.

Юрий Коваленко: Под проценты.

Сергей Лесков: Это финансово невыгодно. Что делают другие страны? Та же самая Америка или Германия (наиболее удачная из европейских стран) хранят подобного рода сбережения в золоте. И США, и Германия 70% хранят в золоте.

Марина Калинина: Как вариант. А почему мы не храним?

Сергей Лесков: Но дело в том, что золотовалютный рынок колеблется. Бреттон-Вудские соглашения уже не работают, отменены, и цена золота то падает, то растет, там есть довольно большие колебания, чего не происходит с американскими ценными бумагами, которые только растут и дают неплохой процент, надо это признать.

Марина Калинина: Но если есть угроза, что мы вообще можем лишиться денег…

Сергей Лесков: Но есть угроза, да. Вот видите, что же? Не надо было разрушать собственную экономику. Надо сказать, что в 1940-х гг., когда фактически одновременно с Организацией Объединенных Наций создавалась эта Международная финансовая Бреттон-Вудская система, Россия (СССР) была единственной страной, которая не вошла в это международное соглашение, хотя ей предлагали чрезвычайно выгодные условия, фактически был разработан план Маршала для СССР. СССР отказался и остался экономически независимой страной, в 1950-е гг. у нас был очень бурный экономический рост. Но что сделано, то сделано.

И, наконец… Я не знаю, свистопляска с Трампом и Клинтоном продолжается: оказалось, что оба они уже работали на Кремль. А теперь идет изучение документов по поводу убийства Джона Кеннеди в 1963 году. Там огромный массив документов. Я думаю, что историки будут внимательно изучать. Оказывается, Ли Харви Освальд выезжал в Мексику и встречался с резидентом советской разведки. Да он и вообще жил в СССР…

Юрий Коваленко: И с американской разведкой он встречался.

Сергей Лесков: Да.

Юрий Коваленко:WikiLeaks сейчас готова 100 тысяч долларов заплатить каждому за утаенный процент информации.

Сергей Лесков: Да. Это вообще человек еще тот, совершенно непонятно. Я, честно говоря, думаю, что его убили нефтяные короли техасские.

Юрий Коваленко: Либо за то, что он был католиком.

Сергей Лесков: Трамп тоже, по-моему, так думает: он что-то подобного рода заявления делал.

И, наконец, мы не можем не сказать несколько слов о гордой Каталонии, в которой буквально 2 часа назад Женералитет объявил о независимости. Тут же собралось экстренное совещание совета министров Испании, и Мариано Рахой думает, как бы теперь поставить Каталонию на место. Не исключено, что туда будут введены какие-то военные соединения. Уже Пучдемона решили арестовать, отстранить от власти. Благополучная Европа и тихая, счастливая Испания, куда многие ездили отдыхать, погружается в такие беспорядки, что трудно даже предположить. 500 предприятий перерегистрировались и выехали из экономически развитой Каталонии; не исключено, что там начнется экономический кризис в результате. Но я не знаю, у нас там есть фотографии? – улицы Барселоны ликуют, там вышли сотни тысяч человек.

Предсказать, что будет, невозможно. Ни один испанский политик в своих прогнозах не предполагал такого развития событий. Надо сказать, что, конечно, это решение нарушает испанские законы, но в то же самое время во многих декларативных документах ООН написано, что есть приоритет права нации на самоопределение. Вот теперь пусть и решают, где тут начинается и где кончается международное право. Мы уже говорили неоднократно: одним можно, другим нельзя.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое за эти темы.

Сергей Лесков: Вопросов-то нет от наших зрителей?

Марина Калинина: А вы знаете, вы практически на все вопросы-то и ответили, то есть они по ходу…

Сергей Лесков: Может быть, углубить и развить?

Марина Калинина: Ну, спрашивают, как вы прокомментируете высказывания Ксении Собчак по поводу Крыма и Украины – вы, собственно говоря, сказали…

Сергей Лесков: Ну а что комментировать? Она сказала, что согласно международному праву Крым украинский. Международное право – это как дышло. Можно вспомнить ее отца Анатолия Собчака, который уже в 1990-е гг. говорил, что это гримаса истории и Крым является российским, и то, что сделали коммунистическая номенклатура и националисты, уступив Крым Украине, является временной ошибкой. Она же уважает своего отца, вне всякого сомнения. Наверное, она была не в курсе его мнения.

Марина Калинина: Еще спрашивают, почему нельзя часть денег, которые мы храним в Соединенных Штатах, в частности, вернуть в Россию, вложить в производство…

Сергей Лесков: И? Мы не вкладываемся в производство.

Марина Калинина: …и как-то делать собственную экономику.

Сергей Лесков: Мы тоже говорим об этом неоднократно. У нас нет инвестиционных программ практически, если не считать какие-то стратегические стройки типа того же Керченского моста.

Юрий Коваленко: Ну что же мы, 100 миллиардов не сможем потратить?

Сергей Лесков: У нас многие экономисты – например, "Столыпинский клуб" – постоянно призывают к инвестициям в российскую экономику, но слишком часто наши крупные проекты оборачиваются крахом. Но мы кое-что строим – мы ведь строим заводы сжиженного газа…

Марина Калинина: Сергей, мы сегодня придумали план развития нашей страны: завозим китайцев, которые специалисты по развитию экономики, берем деньги, они их вкладывают, развивают инвестиционные проекты, появляются рабочие места, люди начинают получать нормальные зарплаты – представляете, как замечательно?

Сергей Лесков: Очень хорошо.

Юрий Коваленко: Я думаю, ты будешь третьей женщиной в политике в глазах Сергея Лескова.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Сергей Лесков, наш обозреватель, был сегодня в студии.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Лесков: До свидания.

ОТР

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  31.10.2017  Сергей Лесков

Пользователь: OTVrussia

Сергей Лесков — о женской "моде" на выдвижение в президенты России 31.10.2017

Темы Дня: с Сергеем Лесковым

Сергей Лесков: Женская "мода" на выдвижение в президенты вызвана тем, что русские мужчины в последние десятилетия доказали свою трусость и никчемность

ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  08.11.2017  Сергей Лесков

Пользователь:OTVrussia

Сергей Лесков: Наша парламентская оппозиция – это "уголок Дурова" 08.11.2017

 

Сергей Лесковобозреватель Общественного телевидения России

Константин Чуриков: Кому вы можете позвонить? Ну конечно, в это время вы можете, должны и наверняка хотите позвонить самому Сергею Лескову, обозревателю ОТР, который к нам всячески стремится. Еще, кстати, нелишним будет напомнить, что у нас есть и соцсети.

А вот уже и мэтр – мэтра в студию!

Марина Калинина: Ворвался просто в студию. Здравствуйте, Сергей.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей. Ну что, пробки?

Сергей Лесков: Здравствуйте. Наш родной город не перестает удивлять, это просто что-то невероятное, конечно.

Константин Чуриков: Я думаю, что у вас есть новости и поважнее сегодня для нас для всех.

Сергей Лесков: Да, конечно, есть новости глобального масштаба, а есть маленькие, как зубная боль, и те, которые похожи на зубную боль, конечно, ближе тебе.

Марина Калинина: Не будем терять времени.

Константин Чуриков: Ну тогда о зубной боли немножко забудьте: сейчас пока о глобальном, а потом и до зубов дойдем.

Сергей Лесков: Наконец-то пришел сладостный и долгожданный день: Геннадий Зюганов объявил, что практически все партийные организации нашей страны выдвинули его в качестве президента Российской Федерации. С большой степенью вероятности можно ожидать, что Геннадий Зюганов опять станет президентом. Ну мы, в общем-то, привыкли к этому политику – это, скажем так, неотъемлемая часть нашего политического ландшафта: мы к нему привыкли, мы его любим. Он баллотировался уже 4 раза, сейчас будет 5-й раз. Он каждый раз занимает второе место. Но вот на этот раз возникает, конечно, естественный вопрос: а займет ли Зюганов 2-е место и как скажется это на судьбе Коммунистической партии, да и на судьбе самой коммунистической идеи, о которой мы в эти дни в связи со столетием Октябрьской революции говорим достаточно часто?

Тем временем в другой коммунистической стране – может быть, сейчас самой могущественной коммунистической стране – в Китай прибыл президент США Трамп. По дороге во Вьетнам, где состоится саммит АТЭС и встреча Трампа и Путина, которая намечена. О чем же будут говорить два крупнейших мировых лидера, товарищ Си и господин Трамп? По всей видимости, Трамп предложит Си Цзиньпину идею так называемого дуумвирата, когда весь мир, который сейчас распался на многие-многие куски, должен стать опять биполярным, как во времена СССР и США. Но согласиться ли с капиталистом и миллиардером последний коммунист на планете Земля товарищ Си Цзиньпин? Это вопрос очень интересный.

И, наконец, наши внутренние новости. Недавно наше правительство отрапортовало о том, что рождаемость в нашей стране растет. Но тут же стараниями нашего Росстата выяснилось, что смертность тоже растет, и смертность растет быстрее, чем растет рождаемость. Это означает, что общее население в стране, конечно, снижается. Это большая демографическая проблема. Об этом говорил, конечно, и президент Путин недавно: тут и эхо войны, и эхо 1990-х гг., когда из-за социальных условий рождаемость упала. Конечно, просто констатировать эту проблему мало – можно ли предложить какие-то меры, которые позволят выйти, вырваться из этой демографической ямы?

Константин Чуриков: Сергей, чтобы вы немножко перевели дух, вот такая ремарка. Вы говорите, что несколько задержались из-за московских пробок. Но вот у нас заторов в очереди на пост президента страны среди кандидатов что-то как-то не наблюдается. Что у нас там происходит в этой пока еще не объявленной гонке?

Сергей Лесков: Если в одном месте убывает, то в другом месте прибывает, как сказал великий русский ученый Михаил Ломоносов. Вы знаете, мне кажется, что еще один колоритный персонаж объявил о том, что собирается баллотироваться в президенты – это… О, господи, как его фамилия-то на букву "П" – этот миллиардер, который строил небоскребы в Москве, а потом…

Константин Чуриков: Сергей Полонский?

Сергей Лесков: Да. Сергей Полонский сказал, что 14 ноября он официально выдвинется в президенты.

Константин Чуриков: По крайней мере он знает, как бороться с обманутыми дольщиками.

Сергей Лесков: Правильно, это одна из самых болезненных проблем, на самом деле.

Марина Калинина: У него денег просто сейчас нет.

Константин Чуриков: Он даже знает, как их приумножать.

Сергей Лесков: Ну он может подтянуть деньги на этой кампании. Как известно, президентская кампания требует немало средств, а при талантах Сергея Полонского некоторые из этих средств могут осесть в его глубоких карманах.

Константин Чуриков: А представляете, кандидат в президенты скажет, как он уже однажды сказал: "У кого нет миллиарда, тот идет…"

Сергей Лесков: Потом, Костя, что вы удивляетесь? Вот, например, Дональд Трамп несколько раз прогорал, а потом опять поднимался. Может быть, Сергей Полонский… Кстати, он тоже ведь занимается недвижимостью, как и Трамп. Может быть, это наш родной, родимый Трамп? Тоже достаточно экзальтированный персонаж. Трудно сказать, что там произойдет, но вот это вот последняя новость.

Что касается Зюганова… Конечно, это достаточно серьезный политик. Стоит напомнить, что он участвовал во всех выборах президента России, начиная с 1996 года. У нас вообще выборы с 1991 года, но тогда он не участвовал, там как бы коммунистическую идею представлял, может быть, уже нынче забытый Николай Рыжков. Он тоже занял второе. Только однажды, только на одних выборах не участвовал Зюганов – это были выборы 2004 года. Стоит, наверное, напомнить: он там выдвинул Николая Харитонова, достаточно приличного человека, наверное, второй человек в партии. Выборы 2004 года были проведены на волне необычно возросшей популярности молодого президента Путина, при котором тогда Россия показала бурный экономический рост и какую-то социальную стабильность. Они все, оппозиционеры, приняли решение с ним не соперничать. Вы помните, что тогда, например, Жириновский выставил в качестве кандидата какого-то боксера по фамилии Малышкин, который сейчас вообще неизвестно чем занимается. Правда, там была Хакамада, был Глазьев, но это фигуры, конечно, не первого ряда. По-моему, Явлинский тогда тоже не участвовал в выборах. Очевидно, что это был, наверное, первый сознательный компромисс так называемой оппозиции с властью, с Кремлем, и эта малодушная позиция, конечно, много стоила вот этим вот партиями, которые как бы формально борются за лидерство в Думе и за пост президента. Поскольку здесь они смалодушничали, они потеряли вообще всякое моральное право на какие-то электоральные перспективы.

Константин Чуриков: И вот уже вопрошает Республика Мордовия: "Неужели нет коммунистов младше, чем Зюганов?"

Сергей Лесков: Да, я, конечно, хотел об этом сказать. Вы понимаете, сейчас совершенно очевидно, что… Можно как угодно относиться к коммунистам, но 100 лет назад это была, конечно, самая молодая, самая амбициозная партия, которая олицетворяла идеи прогресса, который дался нам, конечно, тяжелой ценой. Но так или иначе эти люди были молоды, они рвались к победе; мы оказались в космосе, перекрыли реки, как известно, покорили целину, образовали… Россия была самой необразованной страной в Европе, вырвались мы из этого чада мракобесия. Очень много было достижений. Но говорить о том, что сейчас Коммунистическая партия ассоциируется с какими-то прогрессивными идеями – такое в голову никому не придет. Единственная идея, на которой Коммунистическая партия сейчас паразитирует – это сохранение тела вождя пролетарской революции в Мавзолее. Более того, я даже скажу, что это парадокс: мертвый Ленин позволяет Коммунистической партии оставаться живой. Если бы вдруг Ленина похоронили по-человечески, то за что бы тогда боролась Коммунистическая партия, я не понимаю. И не только я не понимаю, а, наверное, никто не скажет, да и Зюганов сам не скажет.

Таким образом, одной из главных и нерешенных проблем СССР позднего периода было постаревшее руководство, которое не успевало за требованиями времени, и то же самое мы сейчас видим в Коммунистической партии Российской Федерации: это как будто бы на машине времени брежневское руководство транспортом таким оказалось в наше время. Вопрос: есть молодые коммунисты? Да, есть. Вот, например, губернатором Орловской области, откуда родом Иван Грозный, как известно, стал молодой коммунист, если я не ошибаюсь, Андрей Крючков.

Константин Чуриков: Иван Грозный – тот, который ехал в Петербург?

Сергей Лесков: Да, в Петербург лечить своего сына. Это тоже идея коммунистов. Кстати, я не могу, если вы сами это дело затронули: я слышал последнюю речь Зюганова, к которому в гости на празднование столетия Октября приехали представители многих коммунистических и рабочих партий… Вообще коммунист, мне кажется, в бога не должен верить, особенно если он ленинец, как-то эти вещи не уживаются. Зюганов сказал, что Гагарин побывал в гостях у бога: перечисляя достижения СССР, он перечислил космонавтику и сказал, что Гагарин побывал в гостях у бога. Как-то мне это кажется странным.

Марина Калинина: Сергей, а у меня вот такой вопрос. Допустим, Зюганов побеждает на выборах – допустим. Как вы думаете, у него реально есть конкретная программа, что делать со страной?

Сергей Лесков: Нет, конечно, этой программы нет. Но, Марина, я попутно скажу, что, конечно, и у Ленина такой программы не было.

Константин Чуриков: Но номинально Геннадий Андреевич заявляет, что есть некая программа "10 шагов к достойной жизни", по-моему.

Марина Калинина: Да.

Константин Чуриков: Очень часто за власть борются, не имея программы преобразований. У Ленина была стройная программа критики капитализма, но программы построения социализма и коммунизма в стране у него не было. Это очевидно, это не мое мнение. И были позаимствованы многие промышленные и индустриальные проекты царского и Временного правительства, многих из которых были реализованы, кстати, довольно успешно. Тот же план ГОЭРЛО был разработан отнюдь не большевиками.

Ну так вот, тем не менее он победить, конечно, не может, это…

Константин Чуриков: Даже Ксению Собчак?

Сергей Лесков: А вот насчет Ксении Собчак это очень неочевидно. Он привык быть вторым. Более того, этот максимум его притязаний. Я думаю, что… Вот Ленин не любил капитализм. Я думаю, что Зюганов еще пуще не любит, ненавидит идею победы на выборах. Это такой политик, который не хочет побеждать. В этом отношении, конечно, Ленин бы от него открестился и бежал бы. Это непонятно, это не по-большевистски.

Константин Чуриков: А мне интересно, почему вы считаете, что Геннадий Андреевич не любит и не хочет побеждать на выборках? Это исходя из чего?

Сергей Лесков: Ну известная история 1996 года, например.

Константин Чуриков: Я просто хотел, чтобы вы об этом рассказали.

Сергей Лесков: Да, конечно. Но, может быть, это уже забытая история, 20 лет прошло, но до сих пор высказываются сомнения. Помните этот анекдот о том… Они вышли с Ельциным во второй тур.

Константин Чуриков: Это когда… проиграешь, а у нас же голосуют сердцем.

Сергей Лесков: Да-да. Это был единственный случай, когда на президентских выборах в нашей стране был второй тур, вышли Зюганов и Ельцин, за Ельцина отдал свои голоса третий кандидат популярный (генерал Лебедь), но тем не менее многие люди, которые ориентируются в коридорах власти, говорят, что Зюганов-то победил. Как гласит популярный анекдот, к Ельцину пришли и сказали, что есть две новости – хорошая и плохая. Плохая – это то, что Зюганов набрал больше голосов. Хорошая – то, что Ельцин победил. Но Зюганов не боролся за это – видимо, он получил какие-то отступные, я могу предполагать, или еще что-то, но он не проявил себя как политик. Вы можете себе представить, чтобы Ленин или Троцкий пошли на какой-то договор со своим идейным противником? Нет, это невозможно. Он тихо отошел, и с тех пор популярность Коммунистической партии… Надо напомнить, что она набирала более 25% голосов на парламентских выборах, а на последних выборах только 10%. И те губернаторские посты, которые они получают – это, конечно, крошки с барского стола.

Константин Чуриков: Сергей, совсем провокационный вопрос из Брянской области. Вот мы с вами говорили о молодых коммунистах: "А от молодых единороссов возможен какой-либо прогресс?"

Сергей Лесков: Возможен. Гарантий нет, но возможен. У "Единой России", вне всякого сомнения, очень много проблем, и главная проблема "Единой России" – это некие патерналистские устремления нашего народа и отсутствие политической конкуренции (на последних выборах в Думу было 218 одномандатных округов, в 217 победили члены "Единой России"). Это не говорит о политической конкуренции. Отсутствие конкуренции погубило Советский Союз. Конкуренция – это свежие идеи, это неожиданные какие-то, нестандартные выходы из тупика. В отсутствие конкуренции… Вспомним: между прочим, Советский Союз ведь, либералы, которые пришли к власти, критиковали именно за это, и справедливо критиковали. А сейчас-то есть конкуренция?

Марина Калинина: Нет.

Сергей Лесков: Этот вопрос был риторическим, а Марина считает, что нет. Мы с Костей осторожно промолчали. Но тем не менее я не могу себе представить, как мы обойдемся без Жириновского, без Зюганова. Это какая-то ферма домашних животных, которых хорошо кормят, они дрессируют…

Константин Чуриков: Давайте мягче скажем: питомцев.

Сергей Лесков: Питомцев. Это наши друзья меньшие. Некоторые из них хорошо дрессированы, умеют выполнять команды, ничего плохого от них ждать нельзя.

Константин Чуриков: Вставать на лапы.

Сергей Лесков: На лапы вставать, прыгать в обруч, когда надо. Это "уголок Дурова", наша парламентская оппозиция. Как мы обойдемся без этого "уголка Дурова", я даже себе представить не могу. Я думаю, что реальная угроза, как это ни парадоксально звучит, для Геннадия Андреевича Зюганова состоит в появлении Ксении Собчак, которая сейчас кажется маргинальной фигурой, но если молодежь пойдет на выборы, они же не будут голосовать за Зюганова. Вы помните, сколько лет Зюганову? – 73 года. Столько лет было Брежневу в 1981 году, в 1982 году он умер. Все это странно. Коммунистическая идея по своей сути – это идея, которая должна звать молодых людей вперед, на борьбу.

Марина Калинина: А есть вообще взрослой ценз?

Сергей Лесков: Нет. Для президента есть снизу – 36 лет, по-моему.

Марина Калинина: А дальше со всеми остановками?

Сергей Лесков: Нет, ну что же… Какой же взрослый ценз? Аксакал набирается мудрости. В Китае есть, кстати, верхние пределы – там возраст в 66 лет уже…

Константин Чуриков: Уже все?

 

Сергей Лесков: Да, в 66 лет ты уже в последний раз можешь избраться на руководящий пост, а потом сидишь там 5 лет и уходишь.

Марина Калинина: То есть баллотироваться в президенты – возраст не ограничен?

Сергей Лесков: Даже вот этот вот китайский закон уже Зюганов превзошел. Я не знаю, он же сказал, что, в общем-то, съезд примет окончательное решение. Ну съезд будет. Но если кандидат от Коммунистической партии, кем бы он ни был, не займет второе место и проиграет Ксении Собчак, которая сейчас… Они же изображают ее как комическую фигуру, хотя они сами…

Константин Чуриков: Смеется тот, кто смеется последним.

Сергей Лесков: …из "уголка Дурова", то это будет означать полный крах коммунистической идеи. Поэтому я думаю, что все-таки партийным лидерам стоит хорошенько подумать, в общем.

Константин Чуриков: А сколько должно быть в бюллетени кандидатов, чтобы вы, например, сказали: "Ой, выборы конкурентные"? Вот в Киргизии недавно были выборы – там сколько было? Около 20?

Сергей Лесков: Нет, дело не в количестве кандидатов, а дело в их качестве. Совершенно очевидно, что если будет баллотироваться Путин, то будет борьба только за второе место, а сам победитель… Но это будет похоже не на выборы, а на референдум поддержки. Но тем не менее и второе место будет много значить для понимания какого-то политического расклада сил. Не исключено, что если Коммунистическая партия проиграет, а за ней окажутся в хвосте и ЛДРП, а также партия "Справедливая Россия", ведь Миронов тоже все время выдвигается в президенты, но ни разу в его богатой политической биографии он не набирал – внимание – 1% голосов, тем не менее он каждый раз идет на выборы. Я хочу напомнить изречение великого Альберта Эйнштейна, который говорил, что безумие – это когда ты каждый раз повторяешь одно и то же действие, которое неизменно приводит к провалам.

Константин Чуриков: Извините, расскажите это Дональду Трампу, потому что он тоже многократно участвовал в президентской гонке, набирал там всего чуть-чуть…

Сергей Лесков: Трамп?

Марина Калинина: Он никогда не участвовал.

Сергей Лесков: Он не участвовал.

Константин Чуриков: Он в каких-то предварительных, он пытался пройти эти фильтры, было такое.

Марина Калинина: Ну это праймериз, наверное.

Сергей Лесков: Он до праймериз не доходил все-таки. По-моему, он один раз участвовал.

Константин Чуриков: Он рвался, рвался все равно.

Сергей Лесков: Ну может быть.

Константин Чуриков: Мы потом сверимся.

Сергей Лесков: Да, мы плавно переходим к Дональду Трампу, который предлагает… Он же совершает сейчас турне: он побывал в Японии, Южной Корее, сейчас Китай и потом полетит во Вьетнам на этот самый саммит АТЭС. Опять он делает массу экстравагантных заявлений. Кстати, если мы говорили о Брежневе, мне попалась на глаза его речь, которую он сказал перед американскими военнослужащими в Японии – как он сказал? – "мы господствуем в воздухе, мы господствуем на море, мы господствуем на суше и в космосе, и не потому, что у нас лучшее оборудование – хотя это так – но потому что у нас есть нечто большее, чем оборудование: у нас лучшие в мире люди – это американцы". Брежнев отдыхает, конечно. Но это типичное фанфаронство. Причем пока он был в Японии, он обещал силой подавить Северную Корею; когда он долетел до Южной Кореи – лететь, по-моему, там недолго, меньше часа – у него настроение изменилось, и он уже стал говорить о том, что он предлагает Ким Чен Ыну лично встретиться и за столом переговоров обсудить их проблемы. Совершенно непредсказуемый человек, конечно.

Но в Пекин он принес старую идею Бжезинского о разделе биполярного мира, о некоем дуумвирате. Раньше это были США и СССР, а теперь Китай же провозгласил на XIX съезде партии курс на мировое господство (они добьются своего), и обеспокоенный представитель западного мира хочет им предложить как бы разделить мир на зоны влияния. Я думаю, что Си Цзиньпин на это не пойдет, это не укладывается ни в какие идеологические каноны Китая. Но в связи с этим мне вспоминается притча, которую высказывал китайский мудрец Чжуан-цзы где-то в III-IV вв. до нашей эры. Он говорил о мастере Чу, который все отдал, для того чтобы овладеть искусством убивать драконов: он учился этому искусству 5 лет и добился в этом искусстве совершенства. Но трагедия состояла в том, что он жил после этого еще 100 лет и ни разу не видел дракона. Вот так будет, я думаю, и с Трампом, с его идеей дуумвирата и биполярного мира. Он может все что угодно предлагать китайцам, но вся трехтысячелетняя история этого самого древнего государства говорит о том, что китайцы никогда ни с кем не договаривались, всегда были себе на уме, и предлагать им какую-то стратегическую сделку совершенно бессмысленно. Это не получилось ни у Сталина, ни у Хрущева, вообще ни у кого. Они идут своей дорогой. У нас на картинке запретный город – это императорский дворец, где будет, кстати, принят Трамп. Не знаю, правда, в каком круге этого закрытого города, куда он там будет допущен, но это чрезвычайно интересно.

Но нам остается, наверное, ждать здесь какого-то коммюнике по результатам этой встречи. А самое главное начнется через несколько дней во Вьетнаме. Во Вьетнаме уже сейчас находится министр иностранных дел Лавров, и министры иностранных дел готовят всякие там встречи и документы.

Ну и, наконец, такая, с одной стороны, радостная какая-то новость… У нас сокращается в стране смертность на 32 тысячи за последний год, и Ольга Голодец, вице-премьер, считает, что это свидетельство успехов в здравоохранении…

Марина Калинина: На 32 тысячи – это по сравнению с каким?

Константин Чуриков: С аналогичным периодом прошлого года?

Сергей Лесков: Да, с прошлым годом. И благодаря этому средняя продолжительность жизни достигла 72.5 лет. Есть страны, где, конечно, значительно больше: в той же Японии, например, больше 80, в Эстонии почти 80, я говорил несколько дней назад.

Константин Чуриков: У нас в основном достижение за счет роста продолжительности жизни женщин, подчеркнем. А мужчины по разным данным, извините за выражение, вымирают.

Сергей Лесков: Да, мужчины… Это правильное замечание. Но тем не менее в России самая высокая продолжительность жизни из всех стран СНГ: даже там, где живут аксакалы (высокогорье типа Армении) продолжительность жизни меньше. Но в этом году на 11.5% упала рождаемость. Голодец это не объясняет провалом здравоохранения, хотя тоже можно было бы, потому что у нас не все в порядке с детской смертностью. Я приводил эти цифры, они по некоторым категориям, конечно, катастрофичны. Мы несколько выправили положение только со смертностью младенцев, которая находится на европейском уровне, но детская смертность у нас на самом деле по-прежнему остается чрезвычайной низкой, и решить эту проблему не удается. Таким образом… Вы помните, у нас вот эта демографическая яма 1990-х гг., когда каждый год население России сокращалось на 1 миллион? Сейчас сокращается благодаря вот этой вилке между растущей рождаемостью и растущей смертностью на 100 тысяч в год. Давайте радоваться, что не так много, как в прежние времена.

Константин Чуриков: Падающая рождаемость?

Сергей Лесков: Нет, рождаемость у нас растет, сейчас только, может быть, снизилась в этом году, а так год от года она росла. Нет, я не знаю, у нас сейчас рождается 1.9, почти 2 миллиона детей каждый год, а вот в те годы рождался 1.3 миллиона – видите, на 600 тысяч удалось поднять. Надо прямо признать – это, видимо, какое-то достижение вот этого социального блока. Но не удается справиться с другими тенденциями.

Так что же делать? Вообще влиять на демографию еще сложнее, чем влиять на климат – такое количество параметров. Например, мы предлагаем материнский капитал, но сами демографы говорят, что это, конечно, хорошо и матерям помогает, но считать, что эта точечная мера может помочь, когда доходы падают уже 3 года, было бы чрезвычайно наивно.

Константин Чуриков: Мы хотели вообще отдельно поднять эту тему, спросить людей, зачем они заводят детей – не только если эти программы, а и что-то еще.

Марина Калинина: Но дело еще не совсем в этом.

Сергей Лесков: Более того, есть же зависимость… У нас есть регионы, где достигнуто относительное материальное благополучие, а есть регионы с плохим социальным и материальным положением – там выше рождаемость. На том же Кавказе люди-то живут хуже, чем в Москве и в Питере, но рождаемость выше. Не все так просто. Слишком большое число факторов.

Константин Чуриков: Традиции, уклад, религия.

Сергей Лесков: С одной стороны, традиции, да. А что, вы знаете, на Руси тоже были многодетные семьи, просто у нас разрушены какие-то традиции и село вымерло. Видите, это тоже еще один фактор. Я думаю, что…

Марина Калинина: Я вам скажу еще один фактор: сейчас очень много женщин – гораздо больше, чем в прошлые годы – просто не могут родить по состоянию здоровья. Это действительно очень большие проблемы.

Сергей Лесков: Ну да, и это проблема. А там нет такой проблемы на Кавказе?

Марина Калинина: Я не знаю. Я говорю о том, что, поскольку сама…

Сергей Лесков: Ну вот, видите, еще один вопрос.

Но я-то думаю, что если все-таки брать какие-то масштабные выводы и следствия, здесь важен не столько уровень, сколько уровень ожиданий. Ведь и революции свершаются не оттого, что люди плохо живут, как показывает мировая история, а революции совершаются, когда уровень ожиданий населения (граждан и потенциальных революционеров) не совпадает с теми предложениями, которые может реализовать правительство. Вот и здесь, когда мы говорим о рождаемости, видимо, на нее влияют не какие-то абсолютные величины, а динамика этих величин. Например, тревожность, неуверенность в своем будущем, а сейчас, в общем-то, у нас эти факторы растут: мы не уверены в своем будущем, будем прямо говорить, и вот эти параметры, как говорят социологи, достаточно сильно увеличиваются. Кроме того, конечно, мы говорим о материнском капитале, но есть еще так называемый детский бюджет, который у нас в стране 0.5 ВВП, а в тех европейских странах, где эта проблема решена (например, в скандинавских странах – Норвегия), он равен 4-5% ВВП. Мы говорим о любви к детям, но денежки жалеем давать в детскую кассу, и это тоже проблема. Когда я вижу, как всякие благотворительные фонды на… собирают примерно 150 тысяч рублей на ребеночка, в той же самой Госдуме, о которой мы сегодня говорили, на Новый год покупают бутылку красного вина за 1.5 миллиона рублей (а это не слухи, это на сайте госзакупок)...

Константин Чуриков: Это такое расставление приоритетов.

Сергей Лесков: Да, одна бутылочка – это 10 больных детей. Ну какие тут могут быть комментарии? И, конечно, люди все это видят, люди все это понимают. В общем, каким-то образом надо…

Кстати, я согласен с новым Уполномоченным по делам детей Анной Кузнецовой: она говорила, что из всех социальных проблем самой главной является обеспеченность жильем. У нас какая-то цифра, я поймал: у нас 130 тысяч многодетных семей нуждаются в новых жилищных условиях, а обеспечено жильем в прошлом году только 5 тысяч. 130 тысяч нуждаются, 5 тысяч обеспечено.

Константин Чуриков: А сколько семей потенциально хотели бы стать однодетными, двухдетными, многодетными, но как только папа с мамой понимают, во сколько им обойдется эта квартира и что у них с получкой, решение на семейном совете принимается однозначное.

Сергей Лесков: С милым и рай в шалаше только в стихах.

Наверное, вопросы какие-то есть.

Константин Чуриков: У нас Петр из Мурманска на связи – Петр, здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать, что сейчас Сергей Лесков сказал, что у нас повышается рождаемость и так далее в нашей стране. За счет кого повышается она? Только не за счет русских, а за счет ближнего зарубежья. Русские не могут сейчас повышать рождаемость, потому что зарплаты низкие, зарабатывать негде. И все время говорят, что при советской власти было хуже. А чем хуже было при советской власти? При советской власти хуже не было. Вот даже я свой пример элементарно приведу. Я учился в институте, получал 40 рублей стипендию. Отец у меня уже получал в то время пенсию 132 рубля 47 копеек, он мог проехать по всей стране с матерью вместе, понимаете? Без проблем, хватало денег. И еще мне они отправили… Мать пенсию не получала у меня, потому что у нее 7 детей было, то есть она сидела с детьми, не работала.

Сергей Лесков: Вопрос-то в чем?

Зритель: В том, что у нас, как говорится, в стране сейчас беспредел полный. Нет правового государства на самом деле, добиться где-то справедливости у нас невозможно – вот в чем вопрос. А там говорят, что какая-то рождаемость повышается.

Сергей Лесков: Все-таки у нас формат предполагает вопрос-ответ, а вы выступаете с трибуны, хотя многие ваши тезисы невозможно оспорить. Да, проблем очень много, однако я хочу заметить несколько вещей. Во-первых, в ваших логических построениях есть ошибка: вы говорите о том, что русские не заводят детей, потому что у них низкая зарплата, но я вас уверяю – и это факт – в тех регионах, где рождаемость выше, зарплата еще ниже, причем она ниже намного. Вы посмотрите, сколько у нас (гастарбайтерами их не назовешь) людей, ищущих работу, из регионов приезжает в крупные, относительно благополучные города. Здесь у вас логическая ошибка. Когда вы говорите про то, как жили ваши родственники, то при всем уважении к вашей замечательной родне (я это говорю без всякой иронии) все-таки когда речь заходит о макроэкономике, абсолютизировать свой личный опыт тоже нельзя. Кто-то жил лучше, кто-то жил хуже. Кто-то вам возразит, что для советского человека была закрыта заграница, а сейчас около 5% наших граждан выезжают отдыхать за границу, а некоторые даже бороздят мировые океаны на собственных яхтах.

Константин Чуриков: Петр, наверное, хотел сказать, что в благополучной стране плодится и размножаться, как нам завещали, проще.

Сергей Лесков: Есть многие европейские страны, которые экономически благополучны, но уровень рождаемости там еще ниже, чем в России. Я еще раз повторю: демография является наукой – если это наука вообще, может быть, это область знаний? – где невозможно поставить эксперимент, невозможно четко установить причинно-следственные связи. Скорее это какое-то искусство, как и, наверное, любая область экономики. Здесь нет точных законов и однозначных закономерностей.

Константин Чуриков: Вы раззадорили нашу аудиторию.

Марина Калинина: Давайте еще один звонок возьмем. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Алло.

Марина Калинина: Алексей, слушаем вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте, уважаемый канал, уважаемый эксперт. Это меня сейчас, да?

Константин Чуриков: Это вы целиком и полностью в эфире, слушаем вас.

Зритель: Да, спасибо большое. Две такие линии: сейчас нефть выросла до рекордных отметок за последние несколько лет, а рубль за последние дни упал на 4 рубля. У меня вопрос: это заработал тот миллиард, который отдали банку "Освобождение", или это просто у них разминка такая, и тот миллиард еще не успел заработать? Помните, про который Никита Кричевский говорил, что он не повлияет…, он вообще нас не коснется.

Константин Чуриков: Подождите, секундочку, Алексей. Это вы говорите о нашем российском банке, да? "Возрождение"?

Зритель: Да, наш банк, которому наше правительство…

Константин Чуриков: А как это может быть связано со стоимостью нефти?

Сергей Лесков: Алексей, вы опять выступаете как трибун. Давайте будем считать…

Константин Чуриков: Будем считать, что вопрос, что с нефтью.

Сергей Лесков: Да, вы задали вопрос. Я думаю, главный фактор роста цен на нефть сейчас достаточно неожиданный – это массовые аресты в королевской семье Саудовской Аравии, где арестовано уже 11 принцев; двое из этих принцев при аресте погибли. Дикое количество тамошних министров арестовано самого высокого ранга, и антикоррупционная кампания в Саудовской Аравии, конечно, вызывает некоторую неуверенность в стабильности нефтяного рынка, на фоне чего и растут эти цены. Одновременно я хочу сказать, что когда начались эти аресты, стало понятно, зачем король Саудовской Аравии по имени Абдулла недавно приезжал в Москву. Как понятно, что с недавних пор на Ближнем Востоке самой сильной военной группировкой является российская группировка, ему необходимо было накануне этих арестов заручиться, скажем так, нейтралитетом России в случае каких-то непредсказуемых действий всяких там инсургентов в Саудовской Аравии и окрестных государствах. Я думаю, что, получив от России нужный ответ, король туда вернулся и начал чистку в своей семье.

Константин Чуриков: Смотрите, королевство пополняет свой бюджет таким образом (там же речь идет о конфискации). Вот спрашивает Архангельская область – последний на сегодня вопрос к вам: "Да, там конфискуют активы, а у нас как?" Мы бы тоже могли, наверное, экономику как-то поднять.

Сергей Лесков: Мы тоже много конфискуем. Вот мы конфисковали у полковника Захарченко деньги непонятного происхождения в совершенно немыслимых масштабах.

Константин Чуриков: Но он же в стране, наверное, не один такой, нет?

Сергей Лесков: Настоящий полковник? Настоящих полковников у нас очень много. Вопрос, конечно, в том, насколько глубоко штыковая лопата должна погрузиться в землю. Я думаю, что в деле полковника Захарченко, если уж мы о нем вспомнили, самым главным является вот какой вопрос – не выяснить, чьи это деньги, а не признаться в том, чьи это деньги.

Константин Чуриков: Сохранить лицо.

Сергей Лесков: Да, сохранить в тайне происхождение этих денег.

Марина Калинина: Давайте на этой интриге мы завершим нашу сегодняшнюю дискуссию. Ждем вас завтра.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей.

Марина Калинина: Сергей Лесков, обозреватель ОТР.

Константин Чуриков: А через минут продолжим – будем говорить о плацкартных вагонах. Собственно, билеты в эти вагоны пока, граждане, не продаются. А почему, расскажем.

ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  13.11.2017  Сергей Лесков

Пользователь: OTVrussia

Сергей Лесков: Объяснение тому, что Путин и Трамп во Вьетнаме не встретились самое прозаическое - не о чем говорить 13.11.2017

Сергей Лесков  обозреватель Общественного телевидения России

Ольга Арсланова: У нас впереди очень много интересного – например, будем подводить итоги дня вместе с Сергеем Лесковым, который уже появляется в нашей студии. Вот он.

Ольга Арсланова: У нас впереди очень много интересного – например, будем подводить итоги дня вместе с Сергеем Лесковым, который уже появляется в нашей студии. Вот он.

Коваленко: Может быть, поучаствуете сразу в нашем соцопросе заранее, в понедельник?

Сергей Лесков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей.

Юрий Коваленко: Вы когда в последний раз взятку давали?

Ольга Арсланова: Мы никому не расскажем, Сергей.

Сергей Лесков: Это было при царе Горохе в незапамятные времена, видимо, еще борзыми щенками.

Юрий Коваленко: Ну это хотя бы честно.

Сергей Лесков: Меня, кстати, сегодня остановил очень вежливый инспектор ГИБДД, мы с ним мило поговорили, он никаких денег не требовал.

Ольга Арсланова: Даже не попросил?

Сергей Лесков: Да, хотя у меня в правах лежали деньги, он на них посмотрел совершенно индифферентно, я бы даже сказал свысока, и мы разъехались.

Ольга Арсланова: Сергей, как вы думаете, почему? Потому что вы можете теперь это все, например, заснять и выложить в Интернет, или за ним следят?

Сергей Лесков: Нет-нет, мы же на прошлой неделе говорили, что уровень общественного доверия полиции вырос на 20% всего лишь за 1-2 года, и встреченный мною инспектор ГИБДД являлся живым олицетворением этого народного доверия к силовым структурам.

Ольга Арсланова: Сергей, мы обещаем вас случай рассказать экспертам, внести в досье и запротоколировать.

Сергей Лесков: Это было недалеко от памятника Ленина, буквально в 100 метрах от Министерства внутренних дел. Я думаю, что близость к цитадели…

Юрий Коваленко: Энергетика.

Сергей Лесков: Да, энергетика…

Ольга Арсланова: Дипломатическая.

Сергей Лесков: …заставляла его соблюдать все каноны.

Ольга Арсланова: И быть дипломатичным.

Ну что же, тогда к другим темам сегодняшним? Мы с удовольствием послушаем.

Сергей Лесков: Ну вот, а теперь от частного к общему.

В Евросоюзе изменили законодательство в области трубопроводов, и теперь перед российским газопроводом, который называется "Северный поток-2", с большой степенью вероятности может опуститься шлагбаум. Вы, конечно, все знаете, что "Северный поток-2" – это газопровод, который по дну Балтийского моря ведет в Германию и далее в европейские страны. Газопровод этот совершенно необходимый для энергетической безопасности европейских стран, однако на его пути оказались оппоненты России, которые под всяким странным экономическим соусом ставят всякие рогатки и втыкают палки в колеса. В этой ситуации, конечно, надо задаться следующим вопросом: есть ли дальнейшая перспектива у газопровода "Северный поток-2" и все-таки будет ли он построен, или России следует искать какие-то другие варианты для энергетического взаимодействия с европейскими странами?

Наш любимый Дональд Трамп завершает свое турне по Юго-Восточной Азии: он посетил 4 крупнейшие страны, принял участие в саммитах АТЭС и АСЕАН, сегодня он на Филиппинах. Главная цель этого самого длительного в карьере нынешнего президента США вояжа – это, конечно, попытаться убедить эти страны, удельный вес которых в мировой экономике растет неуклонно, в том, что США по-прежнему остаются мировым лидером. И вот вопрос: удалось ли убедить? Нет, большинство комментариев сводится к тому, что страны региона склоняются в пользу Китая, который семимильными шагами на вираже обходит Америку, и через лет 10-20 (это гарантировано) займет место на экономическом пьедестале.

Наши внутренние события: наконец-то открылась самая главная спортивная арена России – "Лужники". Она открылась после реконструкции. Там проведен футбольный матч Россия – Аргентина. Марадона не играл, но играл Месси. Но мы сегодня не будем говорить о футболе, а речь о другом. Кстати, стадион, по мнению всех экспертов, просто шикарный. Однако не обошлось в бочке меда без ложки дегтя, и эта ложка дегтя какого-то нашего российского засола, российского рецепта – это неуважение к болельщикам, какое-то фантастическое неуважение. Люди сидели на трибуне после финансового свистка еще час, а потом два часа под дождем, на морозе, среди каких-то боевых коней шли к метро. Скоро начнется Чемпионат мира, в "Лужниках" будут самые важные матчи – будут ли сделаны выводы по организации работы с людьми? Об этом надо думать уже сегодня. Пока, конечно, "Лужники", обеспечивающие организацию футбольных матчей структуры, показали полную неготовность к работе с большими массивами людей.

Ольга Арсланова: Ну что же, Сергей, давайте начнем с "Северного потока". Наши зрители интересуются: вложили огромные деньги в него – что же теперь? Неужели они все потеряны?

Сергей Лесков: Вложили деньги не только мы, а большей частью немцы. Стоимость "Северного потока-2" оценивается в 9 миллиардов евро. Стоит напомнить, кто является оппонентами "Северного потока" – это прежде всего американцы, которые спят и видят, как бы накормить Европу сжиженным газом, который значительно дороже, чем трубопроводный газ природной консистенции (его не надо перерабатывать, а сразу можно направить на производство и в жилищный сектор), и, как ни странно, это наши бывшие собратья по социалистическому лагерю во главе с Польшей, балтийскими странами (к ним еще присосалась Украина) – они выискивают всяческие рогатки, которые можно вставить в колеса этому "Северному потоку-2".

Стоит напомнить, что его мощность примерно 55 миллиардов кубометров в год, притом что в Европу мы поставляем около 160 миллиардов кубометров в год, то есть это треть. Не надо думать, что если он не будет построен, то мы будем можно продавать, потому что по существу это замена тем газопроводам, которые тянутся сейчас по территории Украины, откуда десятилетия наши украинские братья высасывают газ, как известно, все время там какие-то странные споры ведутся с ними. Но самое главное: в 2019 году устаревшие украинские газопроводы выходят из строя, кончается гарантированное время их работы. Украина за время своей незалежности не потратила ни гривны на ремонт…

Юрий Коваленко: А должна была?

Сергей Лесков: Ну конечно, это же ее собственность. Надо же…

Юрий Коваленко: Они рассчитывали, что мы будем ремонтировать?

Сергей Лесков: Ну это же не наша собственность. Твои ботинки – ты сам свои сапоги чистишь. А кто будет твои сапоги чистить? Мы и так поставляли Украине газ по цене значительно ниже, чем не то что в Европу, но и наши российские граждане покупали газ дороже, чем Украина, что тянулось очень и очень долго.

Сейчас я расскажу, в чем вот эти вот придирки экономические к "Северному потоку-2", которые вообще кажутся совершенно нелепыми, но там есть своя логика. Насколько вообще Европа зависит от российского газа? Такие страны, как Австрия, Германия, Польша – 60% их потребления приходится на российский газ. Италия (казалось бы, далеко от России) – 40%. Великобритания, казалось бы – 30% потребления приходится на российский газ, хотя у них там в Северном море есть залежи.

Юрий Коваленко: У них шельф.

Сергей Лесков: Да. У Норвегии покупают. Великобритания – 30%. В Европе есть только три страны, которые не покупают российский газ – это Пиренейский полуостров (до Испании и Португалии не дотянулись руки Кремля), и есть еще в Центральной Европе страна под названием Люксембург, которой, наверное, просто не надо. Наверное, там просто нет предприятий, а только банки. Они, наверное, настолько богаты, что просто сжигают евро и этим топятся. Ну а так только на Пиренеях нет российского газа, а так вся Центральная и Восточная Европа… Там даже есть страны, где 100% приходится на российский газ (Болгария).

Ольга Арсланова: С другой стороны, Сергей, наши зрители замечают, что такое развитие событий можно было спрогнозировать заранее, каким-то образом подстраховаться.

Сергей Лесков: Да, мы прогнозировали. А подстраховаться как? "Южный поток" нам закрыли несколько лет назад. Сейчас я отвечу на этот вопрос – он, конечно, важен, он на самом деле важен. При этом они не просто много потребляют российского газа: в последние годы рост потребления очень заметен. В Германии на 20%, в Австрии на 20%. То есть очень очевидная нужда, не только зависимость, но и нужда. Заменить это какими-то альтернативными источниками энергии не удается. Мало того, во всей Европе из-за экологических требований происходит отказ от экологически вредного угля и экологически опасной – хотя я не разделяю этого мнения, но так они решили – атомной энергетики. На время этой паузы, опять же, без газа не обойтись.

Однако у нас есть оппоненты, которые, конечно, обеспокоены тем, что Украина останется без денег за транзит российского газа. Сколько, вы думаете, Украина получает за транзит российского газа? – 3% ВВП. ВВП Украины – это примерно 100 миллиардов долларов.

Юрий Коваленко: 3 миллиарда долларов они недополучат.

Сергей Лесков: За транзит российского газа они получают около 3 миллиардов долларов. Много это или мало? Стоит напомнить, что это та самая сумма, которую Россия одолжила Януковичу, из-за чего сейчас ведется сыр-бор, а тут каждый год они за это по старым и ржавым трубам просто получали ни за что. Трубы советского периода, естественно, протянуты еще в 1970-е гг.

Юрий Коваленко: Декоммунизировали трубы.

Сергей Лесков: Да. Но деньги не пахнут, как известно.

Итак, что же придумали? Есть такое… Это сложные материи, но я постараюсь объяснить предельно примитивным языком по той причине, что я сам не очень хорошо понимаю. Есть такое понятие в законодательстве, касающемся трубопроводов – интерконнектор – это трубы, которые соединяют разные участки газопроводов, соединяют одну страну с другой. Этими интерконнекторами считались те трубы, которые между странами проходят. А теперь Еврокомиссия вносит поправки, и этими интерконнекторами будут теперь даже те трубы, которые просто входят в Евросоюз, они как бы становятся юридической собственностью, на них распространяется европейское право. Таким образом, поскольку трубы "Северного потока", которые тянутся по дну Балтийского моря, входят в Евросоюз, они попадают под категорию интерконнектора, и попадают не в российское законодательство, а в европейское, поэтому переговорщиком по всем вопросам, связанным с "Северным потоком-2", становится не Россия, а Евросоюз – представляете, какую свинью подложили? Это противоречит морскому праву: Евросоюз не владеет Балтийским морем, и Балтийское море не поделено, оно как бы находится в нейтральном статусе и никому не принадлежит. Однако видите, как получается, придуманы такие поправки. Этот закон еще не принят, но все ведет к тому, что там все эти прибалтийские страны, в общем, спят и видят, как бы вот этот закон провести, и Дональд Туск (поляк, который сейчас возглавляет Евросоюз) шлет всем телеграммы о том, что, дескать, давайте срочно-срочно все это принимайте.

Юрий Коваленко: Так а Прибалтике какая выгода? Они явно дешевле…

Сергей Лесков: Прибалтика полностью живет на европейском газе. Юра, на самом деле сейчас затронут вопрос принципиальный, я бы даже сказал философский (это, наверное, одно и то же – где философия, там и принципы). Почему нам удается более-менее найти общий язык с нашими прежними идеологическими соперниками в Западной Европе… Германия, кстати говоря, просто защищает этот проект, это самый большой лоббист "Северного потока". А наши друзья по социалистическому лагерю все время нам подкладывают свинью и вставляют палки в колеса.

Здесь возможно, конечно, три варианта: либо они настолько наелись нашей дружбой, что пытаются просто перечеркнуть все какие-то связи, перечеркнуть прошлое и возненавидели как бы бывший советский блок. Либо их науськивает по какой-то там странной логике тот же Запад, и они являются марионетками на этих пальцах западных политиков, которые на самом деле прячутся за кулисами. И наконец, третий и самый обидный для нас вариант – мы сами с такой непомерной настойчивостью навязывали свою дружбу, что окрестные страны наелись. Но так или иначе нам сейчас приходится жить с тем, что именно Польша и Прибалтийские страны проводят самую антироссийскую политику, а не Германия и не Франция, которая тоже является лоббистом этого проекта. Самые главные лоббисты этого проекта – Германия, Франция, Нидерланды и Австрия. Представляете, страны НАТО.

Юрий Коваленко: Наши товарищи не могут младшим как-то объяснить…

Сергей Лесков: А наши друзья и братья, экономику которых мы фактически отстроили, будем прямо говорить…

Ну а по поводу того справедливого вопроса, который задавал наш слушатель, я должен сказать следующее. Могли ли мы подумать об этом раньше? Что значит "подумать об этом раньше"? Да, надо построить такую экономику, которая не зависела бы от газа. Я уже назвал цифру, что примерно 230 миллиардов кубометров мы продаем, при ориентировочной цене 200 долларов за тысячу кубометров даже школьник посчитает, что от продажи газа мы получаем в год порядка 40 миллиардов рублей – нормально.

Ольга Арсланова: Но совершенно ведь очевидно, что вот то, о чем вы говорите, та атмосфера, которой мы окружены своими бывшими соседями, ни для кого не секрет. Мы понимаем, что отношения ухудшаются.

Сергей Лесков: Хорошо, надо просто слезть с этой нефтегазовой иглы. Об этом речь ведется бесконечно. Если нам не удастся построить "Северный поток-2", а потом те же самые препятствия встанут и перед "Турецким потоком"… Ну что же, давайте тогда заменим доходы от нефти и газа производством какой-нибудь там машиностроительной техники, того же оружия, еще чего-то. Может быть, мы освоим, сделаем первые шаги в области электроники, где еще в 1970-1980-е гг. мы не отставали от Америки. Давно мы об этом говорим. Может быть, если наша газопроводная песня прервется на этой высокой ноте, может быть, мы что-нибудь начнем делать? Может быть, мы обратим внимание на свое авиастроение? В советское время каждый второй гражданский самолет в мире производился в СССР, а сейчас мы делаем меньше гражданских самолетов, чем, предположим, "Boeing", в 400 раз. Это ни в какие ворота не лезет. Может быть, если возникнут эти сложности, мы от неизбежности, от "припертости" к стенке найдем этот выход.

Юрий Коваленко: Так надо начинать искать уже сейчас, потому что процесс-то пролонгированный в любом случае.

Сергей Лесков: Но с другой стороны, не надо забывать о том, что не только мы заинтересованы в продаже газа, но еще больше в этом заинтересована Европа: они не смогут – это очевидно – заместить российский газ никаким другим энергоносителем. Поэтому с антисоветчиками придется договариваться вот этим вот капиталистам, которые вскормлены на ненависти к идеям социализма. Вот интересно будет посмотреть.

Ольга Арсланова: И небольшой штрих от наших зрителей, которые ждут газ в России.

Сергей Лесков: Да. Я знал, что этот вопрос будет.

Ольга Арсланова: "Когда же нам ждать газа? Трубы прошли через наши города, а газа нет и не предвидится".

Сергей Лесков: Я согласен. Мы неоднократно и на прошлой неделе говорили об этой проблеме. Это вопиющая социальная несправедливость. Я с этим совершенно согласен. Но у нас 40% поступлений в федеральный бюджет так или иначе связаны с доходами от продажи нефти и газа. Это все то же самое, что я только что говорил. Вот в США, например, половина федерального бюджета формируется за счет налогов с предприятий – представляете, как развита промышленность? Половина федерального бюджета. А у нас половина федерального бюджета – это вот эти продажи нефти и газа. Вот мы и гоним его, а промышленность стоит. Как разрубить этот гордиев узел? При всем сочувствии к нашим малым городам, которые отапливаются сжиганием старой газеты "Правда", я не знаю, никто не знает. Очень много деклараций, а движения нет, вот так вот вышло.

Ну вот, я затронул, я сказал "США". Почти 2 недели Америка жила без своего горячо любимого президента, который оставил ее и колесил по странам Юго-Восточной Азии, посетил там два саммита. Вы помните эти страны? – Япония, Южная Корея, Китай, Вьетнам. Страны этого региона – это почти 3 миллиарда человек, то есть это половина мирового населения и 60% мирового ВВП.

Ольга Арсланова: Но за Вьетнамом мы следили особенно пристально, потому что там должна была состояться встреча президентов нашего и их, и что-то там пошло не так.

Сергей Лесков: Всякие объяснения есть. Я думаю, что объяснение прозаическое: не о чем говорить. Можно было бы обсуждать сирийскую проблему, но там успехи вооруженных сил России, они просто настолько доминируют в этом регионе... По корейской проблеме уже все сказано. Наконец, по поводу Украины сегодня Сурков и Волкер встречаются в Белграде. Непонятно, по-моему, это будет бесконечная совершенно история. Наверное, Трамп хотел бы поговорить насчет якобы российского вмешательства в выборы, а Путин не хотел про это говорить. Нет общих тем, наверное, поэтому и не состоялось.

Но на самом деле мне показалось, что – это мое личное мнение – что поведение Трампа, который в каждой стране переодевался в национальные одежды, переодевал свою сногсшибательных внешних данных супругу Меланию тоже в национальные одежды… В этом не было чего-то такого величественного, что неизбежно должно споспешествовать облику мирового лидера. Какие-то странные он писал все время комментарии в Twitter, даже обиделся на Ким Чен Ына за то, что тот назвал его толстым и старым – видели эту последнюю его запись?

Юрий Коваленко: Детский сад.

Сергей Лесков: Да. Он клялся и божился в любви и преданности всем этим восточным деятелям, пел какие-то песни (сейчас на Филиппинах). Что-то в этом было мельтешение, он вел себя как купец (а он, собственно говоря, купец и есть) на ярмарке, который пытается заинтересовать всех потенциальных покупателей. Ничего не вышло. Китай совершенно ответил ему церемониальным молчанием; Китай уже настолько разогнался, что уступать очевидное перспективное лидерство он не будет. Трампу дали понять, что дальнейший нажим на Северную Корею невозможен. Он в ответ сказал, что готов подружиться уже с Ким Чен Ыном, и однажды это случится. Вы же помните, какими проклятиями он окружал этого, как он его назвал, "маленький человек с ракетой"? Тот его в ответ назвал старым и толстым.

Юрий Коваленко: "Дураком" еще добавил.

Сергей Лесков: Да, это мы съели. В общем, все это достаточно от нас далеко. Но почему мы об этом говорим? Надо достаточно внимательно относиться к тем процессам, которые происходят на Востоке, ведь разворот на Восток никто не отменял. По сути наш разворот на Восток (кстати, сейчас Медведев находится в Маниле) предполагает какие-то там взаимные инвестиции. Но инвестиции стран региона в российский Дальний Восток не превышают 5 миллиардов долларов, а Трамп с Си Цзиньпином, несмотря на политическое непонимание, подписали контракты на 250 миллиардов долларов. Достаточно сказать, что Китай покупает у "Boeing" 300 самолетов разной модификации. Это, конечно, будет не единоразовая закупка, она будет растянута во времени, но вы можете себе это представить? Кстати говоря, Китай каждый день строит 1 новый аэропорт – это фантастическая страна. Поэтому говорить о…

Юрий Коваленко: Каждый день?

Сергей Лесков: Каждый день вводится новый аэропорт.

Юрий Коваленко: То есть у них даже не аэропорт в недельку, а…

Ольга Арсланова: А зачем им так много?

Юрий Коваленко: Чтобы было куда 300 Boeing поставить.

Сергей Лесков: Зачем так много? Вот для нас это непонятно, мы закрываем аэропорты, как известно, а они строят. Потому что бурное экономическое развитие, оказывается, не противоречит идее коммунизма. Но об этом мы опять же много говорили. Таким образом, есть все-таки какие-то китайские проекты. С участием китайского капитала строятся два завода по сжиженному газу – один на Дальнем Востоке, а другой на берегу Северного Ледовитого океана (где-то в районе Ямала). Но так или иначе участие Китая в российской экономике пока мизерное по сравнению с тем, что они вкладывают на Запад, в Европу и США, но политическое сближение есть.

Наконец, важная тема, которая, конечно, не оставила равнодушной мужскую часть населения, а также прогрессивных женщин, которые интересуются тем, что интересует мужчин – это то, что произошло после футбольного матча Россия – Аргентина. Я уже сказал, что Марадона не приехал, зато приехал Месси, современный Марадона. Про футбол мы говорить не будем, про него уже все сказано…

Ольга Арсланова: Наш уважаемый коллега Петр Кузнецов сегодня родил, мне кажется, гениальную шутку в своем Twitter-канале – он сказал, что "наша главная задача на Чемпионате мира – это выйти из "Лужников". Вероятно…

Сергей Лесков: В общем, да, это хорошо сказано, я присоединяюсь к аплодисментам и овациям, хорошая штука. Ведь на самом деле оказалось, что выйти из "Лужников" невозможно. Я не думаю, что это связано с тем, что матч посетил премьер-министр России (а он там был), наверное, его эвакуировали сразу и, в общем-то, если это и создало какую-то заминку, то не в таких масштабах.

Ольга Арсланова: Просто что-то не срослось.

Сергей Лесков: Вы знаете, есть мировые стандарты. Вы понимаете, вот эти проклятые англосаксы везде вводят стандарты и шаблоны, которые…

Ольга Арсланова: …мы очень не любим.

Сергей Лесков: …просто омерзительны русскому человеку. У нас же все по доброте сердечной делается. Ну продержали тебя на морозе час – ну а что? А там есть стандарты. Итак, стандарт FIFA утвержденный предполагает вывод болельщиков со стадиона в течение 7-12 минут. Еще раз: 7-12 минут. Например, из стадиона "Камп Ноу" в Барселоне (один из крупнейших в Европе, где играет команда "Барселона", в которой тот же Месси играет) люди выходят за 10 минут.

Юрий Коваленко: Неспешным шагом или для эвакуации?

Сергей Лесков: Нет, нормально, никакой эвакуации, пробок на городских улицах нет, они спокойно идут мимо этих самых строений Гауди. Что происходит на "Лужниках"? Почему у нас каждый раз так? Это совершенно непонятно. Конечно, в основе всего этого лежит наплевательское отношение к человеку. Есть свидетельства, по которым дети рыдали, взрослые, родители снимали с себя одежду и кутали детей, женщины, пожилые люди. Потом, когда их через час выпустили со стадиона, они шли между этими боевыми конями Диомеда, которые… Вы знаете? Если кто-нибудь когда-нибудь был на футболе, кони-каннибалы стоят. Помните, один из подвигов Геракла заключался в том, что он похитил коней-людоедов у царя Диомеда? Вот примерно такими же конями вооружена московская милиция. И вот огнедышащие кони стоят, между ними идут люди 2 часа до метро. Почему нельзя просто дать этим людям рассредоточиться? Огромная территория "Лужников", люди бы сами пошли куда хотят. При этом наш замечательный мэр Собянин когда показывал "Лужники" президенту России Путину и главе FIFA Джанни Инфантино, как сейчас помню, сказал, что люди выходят с "Лужников" за 7 минут, полная чаша "Лужников" освобождается за 7 минут.

Юрий Коваленко: Что-то пошло не так.

Сергей Лесков: Что-то пошло не так. И вот первый же матч – 3 часа. Мне кажется, что между 7 минутами и 3 часами есть некоторая разница.

Юрий Коваленко: Какое-то здравое объяснение вообще есть? Предположить хотя бы?России не только из прибалтийских стран сделают все возможное, для того чтобы изобразить Россию Мордором и исчадием ада. Есть еще время исправить эту ситуацию, и мировой опыт показывает, что людей со стадионов, которые больше, чем "Лужники", с соблюдением всех требований безопасности можно вывести за несколько минут.

Сергей Лесков: Вы понимаете, Россия… Вот так мы работаем. Это просто наплевательское отношение к людям. Вот есть у нас много милиционеров, которых мы поздравляли с Днем милиции (полиции) только в минувшую пятницу – у них, конечно, есть всякие достижения. Но вот когда дело доходит до какого-то уважения прав гражданина – нет, это качество, наверное, на последнем месте.

Почему я об этом говорю? Дело не только в неуважении к российским гражданам. Через полгода начинается Чемпионат мира. Мы же видим по тому, что происходит сейчас в мировой политике, как относятся к России, и там каждое лыко будет в строку: всякая промашка будет использована для того, чтобы еще больше снизить репутацию нашей страны. И если московские власти, руководство МВД, какой-то оргкомитет Чемпионата мира не сделает выводов, то доброжелатели

Ольга Арсланова: Давайте попробуем, да?

Юрий Коваленко: Может быть, они объяснят это какими-нибудь повышенными мерами безопасности?

Сергей Лесков: Зачем врать президенту России и главе FIFA, что мы умеем это делать? Ну не умеете это делать – спросите, как это у людей делается.

Юрий Коваленко: Поздно уже, полгода осталось.

Сергей Лесков: Полгода осталось.

Юрий Коваленко: Эти-то стадионы не успевают доделать, некоторые из них.

Сергей Лесков: Ну сами по себе "Лужники", я еще раз хочу подчеркнуть… Мне много раз приходилось бывать в "Лужниках" на футболе, я даже Яшина видел в "Лужниках", кстати, во что трудно поверить, но видел. Но сейчас этот стадион стал значительно лучше, чем в советские времена, и его как бы архитектурные достоинства не подлежат сомнению, и он построен за вменяемые деньги (вы понимаете, на какой другой стадион я намекаю) – в срок и за нормальные деньги. Но видите, все время у нас в этой самой бочке меда находится какая-то зловонная ложка.

Юрий Коваленко: Но в целом про Чемпионат мира мы будем говорить завтра, у нас этому будет посвящена отдельная тема, мы будем обсуждать как раз объекты, которые должны были быть построены, которые построены и которые не будут построены – грубо говоря, кто виноват и что делать.

Сергей Лесков: Может быть, к нам есть какие-то вопросы?

Ольга Арсланова: А у нас времени, Сергей, больше нет.

Сергей Лесков: Время?

Ольга Арсланова: Представляете.

Юрий Коваленко: Время пролетело незаметно.

Ольга Арсланова: Так что до завтра.

Сергей Лесков: До завтра.

Ольга Арсланова: Зрителей просим формулировать вопросы побыстрее, для того чтобы мы успели время сэкономить для ответов. Спасибо Сергею Лескову, увидимся завтра. До встречи.

ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  14.11.2017  Сергей Лесков

 

Пользователь:OTVrussia

Сергей Лесков: По нашим законам мы никогда не узнаем, какие страны и сколько получают денег российских налогоплательщиков 14.11.2017

ГОСТИ

Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

Ольга Арсланова: Юра сказал о том, что мы узнали главные события в России и в мире, а сейчас настало время их проанализировать, выбрать самое интересное и узнать точку зрения на события дня Сергея Лескова, он уже в нашей студии.

Юрий Коваленко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Чего у нас сегодня будет больше – международных событий или российских?

Сергей Лесков: Вы знаете, они всегда так переплетаются в клубок и напоминают змею, которая сама себя кусает за хвост, так что даже трудно разделить одно от другого. Вы знаете, я сегодня когда ехал на работу, вдруг услышал по радио, что мэр Москвы Собянин сказал, что москвичи "отмучились".

Ольга Арсланова: Это, видимо, какие-то другие москвичи.

Сергей Лесков: Москвичи отмучились, потому что закончился ремонт.

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Лесков: В связи с этим я подумал, что благодаря ремонту в Москве – тотальному, когда по городу невозможно было проехать и пройти – все встречи лидеров государств перенеслись в другие места нашей страны, чаще всего они встречаются в Сочи. Таким образом (я отвечаю на ваш вопрос) локальная городская проблема повлияла на судьбы всего мира. Если бы президент и премьер-министр России назначали встречи своим зарубежным гостям в Москве, то они бы просто заблудились среди строительных сооружений.

Ольга Арсланова: Ну что же, теперь обо всем подробнее. Слушаем Сергея Лескова и готовим вопросы – это обращение к нашим зрителям.

Сергей Лесков: Собственно, я плавно подошел к первой теме – к встрече президентов России и Турции не в Москве, а в Сочи, как вы уже поняли. Это уже четвертая встреча президентов России и Турции, и вы знаете, Путин даже с Александром Лукашенко встречается реже, чем с президентом Турции, особенно если учесть совсем недавний кризис, то, в общем, это совершенно удивительно. На этой встрече было сказано, что поставлены задачи поднять уровень товарооборота до 100 миллиардов долларов (пока что он 36 миллиардов долларов); опять было сказано и про газопровод "Турецкий поток", и про атомную электростанцию "Аккую". Но почему-то кажется, что самый главный вопрос, из-за которого Эрдоган приезжал в Сочи, не был афиширован на пресс-конференции и на совместных заявлениях. Давайте попробуем в нашем анализе этой встречи догадаться, что это за главный вопрос, который не дает покоя турецкому президенту.

Вторая тема как бы тоже и внутренняя, и внешняя. Наверное, все обратили внимание на то, что в последние дни рубль стал стремительно дешеветь. Что самое удивительное, это происходит на фоне дорожающей нефти. Ведь мы знаем закон: чем дороже нефть, тем крепче рубль. А тут получается совсем другая картина. Нефть перестала поддерживать наш дорогой российский рубль. Может быть, кто-то там и радуется (какие-нибудь экспортеры), а мне кажется, что крепкая национальная валюта – это благо для национальной экономики. Но инвесторы думают иначе, и многие эксперты считают, что у российского рубля уже в ближайшие месяцы перспективы весьма печальные. Давайте мы и на эту близкую всем нам тему поговорим.

И, наконец, перенесемся в другую часть полушария – в Венесуэлу, где Россия преследует некие свои не всем понятные геостратегические интересы. Эта страна богата нефть почти как Арабские Эмираты, но несмотря на это Венесуэла находится на грани дефолта. Сейчас в Каракасе, столице Венесуэлы, собрались кредиторы со всего мира; там есть и представители российского Минфина. Судя по всему, Россия спишет, простит Венесуэле долг в 3 миллиарда долларов. Здесь встает вопрос, что нам вообще дороже – деньги, которые всегда можно пощупать, или некие геостратегические интересы? И еще: кому вообще Россия в последние годы списывала долги и займы?

Ольга Арсланова: Ну что же, теперь поговорим обо всем подробно. И начнем, как я понимаю, что встречи российского и турецкого президентов, тем более что Путин перед встречей заявил, что наши отношения можно считать восстановленными практически в полном объеме, что, видимо, мы и увидели.

Сергей Лесков: Ну да, "помидорная война" закончилась.

Ольга Арсланова: И вот 4-часовая встреча.

Сергей Лесков: Да, там, по-моему, часов 5 они встречались. Вы знаете, даже министр иностранных дел Турции был вынужден выйти из помещения, где остались тет-а-тет Путин и Эрдоган. Из этого можно сделать выводы, что вряд ли они говорили о "Турецком потоке", о поставках турецких баклажанов, о возвращении безвизового режима. Вы, кстати, помните, что Россия ввела визовый режим для Турции, а Турция не ответила взаимно, чтобы туристы ездили. Кстати, в этом году, если Оля говорит о восстановлении отношений, восстановился туристический поток в Турцию – за 9 месяцев 4.2 миллиона российских туристов там побывало. Туристами их можно назвать, этих отдыхающих курортников? Россия составляет 12% всего объема этих самых курортников Турции, второе место в мире, на первом месте немцы (по технологии которых и построены эти замечательные отели), а на третьем месте посланцы туманного Альбиона. В общем-то, это и понятно – это наиболее такие богатые страны, которые имеют деньги и любят ездить туда. Тут уровень комфортности и соотношение цены и качества в Турции, наверное, не знает равных в мире. Было сказано Путиным и Эрдоганом, что товарооборот вырос на 36%; впрочем, аплодировать этому бессмысленно, потому что в прошлом году он упал на 32%. То есть речь идет о том самом восстановлении прежних объемов.

А теперь давайте пофантазируем, о чем же все-таки они говорили 5 часов? Видимо, темы были настолько деликатные, что и министр иностранных дел… Знаете, чем больше ушей во время разговора, тем быстрее об этом узнают посторонние – видимо, у них там…

Юрий Коваленко: Может быть, Владимир Владимирович укорял его за то, что он признал Крым нерусским? Или в двойной игре обвинил?

Сергей Лесков: Да нет, но это да, хороший вопрос, сейчас мы его осветим. Для Эрдогана самый больной вопрос, конечно, не ИГИЛ. Они там говорили, что ИГИЛ должен быть истреблен до конца; может быть, кто-то так в мире и считает, но только не Турция. Турция больше всего на свете боится курдской автономии, самостоятельности, государственности. Стоит напомнить, что курды – это самый большой народ в мире (40 миллионов человек), который не имеет государственности, что само по себе нонсенс и абсурд. Они живут на территории Турции, Сирии, Ирака, наверное, еще где-то, и в каждой из этих стран очень влиятельная курдская община. Мы можем, например, вспомнить, что в Ираке город Мосул был освобожден силами курдов, Ракка в Сирии была освобождена тоже силами курдов. То есть они имеют даже и какие-то еще сильные воинские формирования. И многие теракты на территории Турции совершались тоже какими-то курдскими радикалами, лидер которых – знаменитый Оджалан – получил пожизненное наказание, но является там вообще как бы живым Лениным для курдов.

Ну так вот, в Астане скоро должна состояться очередная встреча по Сирии, которых там уже было несколько, и туда… Это будет такой некий конгресс народов Сирии, и судя по всему туда приглашены и сирийские курды. И, конечно, Эрдогану это бритвой по горлу. Он не хотел бы легитимации сирийских курдов, потому что чем больше политического признания у сирийских курдов, тем больше политического признания, как в сообщающихся сосудах, и у турецких курдов, а зачем ему это надо? Я совершенно уверен, что именно об этом и шла речь в эти 5 часов. Они, кстати, и вышли с уставшими и опрокинутыми лицами. Не знаю, вряд ли удалось договориться по этому поводу.

Юра спрашивал про Крым – логично было бы предположить, если бы президент России спросил президента Турции: "Ну ладно, мы будем против сирийских курдов, но а как же вы тогда с Крымом?" Нельзя ли эти вопросы разменять друг на друга? Мы же помним, что Эрдоган недавно делал неприятные для России заявления касательно Крыма, который он признал за Украиной, вызывал там всяческую озабоченность этими крымскими татарами. Это была как бы позиция не совсем пророссийская. Вообще мы не можем рассчитывать на такую позицию, но она играла как бы на обострение в этом болезненном для России вопросе. Не знаю, может быть, и возникал такой вопрос, но в Астане скоро эта встреча будет, и приедут ли туда курды, даже интересно посмотреть.

Юрий Коваленко: Я с трудом представляю, что они могли разговаривать 5 часов исключительно по теме только курдов.

Сергей Лесков: Нет, ну они могли торговаться. А что?

Но есть еще одна болезненная тема. Помните, мы вчера говорили о "Северном потоке-2" по Балтийскому морю, где мы использовали страшное слово "интерконнектор", которое изобрели в Евросоюзе? Надо сказать, что Турция тоже входит в Европу, и тот "Турецкий поток", который… Россия-то уже построила свою часть "Турецкого потока", уже вложилась, осталось только построить трубы со стороны Турции по дну Черного моря, а потом перебросить эти трубы в эту самую дорогую нам Европу – в Болгарию, по-моему, и в Грецию. А вдруг Евросоюз применит страшное ругательство "интерконнектор" и к российско-турецким трубам? – все, куда "Турецкий поток" пойдет? Хватит тогда одной трубы для снабжения Турции? Ну да, Турции нужен газ, там большая нужда в потреблении. Но России хотелось бы и в Южную Европу протянуть эти ветки – тоже, может быть, не получится. Это уже зависит не от нас, а, как ни печально, от стран Восточной Европы, но мы об этом достаточно подробно вчера говорили.

Тем очень много. Кстати говоря, мы начали наш спич с того, что закончилась "помидорная война". Мне кажется, что там еще какие-то ограничения существуют на эти помидоры, баклажаны и какие-то другие овощи. Мне вообще странно, конечно, то, что Россия – очень большая страна, как же она не может себя обеспечить дешевыми помидорами? И Турция, значительная часть которой, по-моему, не приспособлена для сельхозугодий, прямо забрасывает Россию помидорами.

Ольга Арсланова: Но там же тепло, можно парнички устраивать.

Юрий Коваленко: У нас тоже можно парнички устраивать.

Сергей Лесков: Существует, конечно, еще более неразрешимая загадка, которая… Израиль и вообще евреи – это сплошная загадка. Каким образом на территории Израиля удается выращивать столько редиски, что ее продают во всех российских городах?

Ольга Арсланова: Смотрите, Сергей, я вот уточнила по поводу помидоров – действительно интересно. Итак, новость сегодняшняя: Минсельхоз утвердил объем поставок турецких помидоров в Россию – речь идет о 50 тысячах тонн томатов.

Юрий Коваленко: И эта цифра не менялась, потому что изначально и говорилось о 50 тысячах.

Ольга Арсланова: Это допустимый объем ввозимых.

Сергей Лесков: То есть есть потолок.

Ольга Арсланова: Да, это, разумеется, потолок, и какой-то объем рынка для отечественных помидоров все-таки остается, когда сезон.

Сергей Лесков: То есть мы боимся конкуренции с турецкими помидорами?

Ольга Арсланова: Вероятно, да. Но тем не менее это в 6 раз меньше, чем было до эмбарго, в любом случае их не так много, как могло бы быть.

Сергей Лесков: Ну вот видите. То есть мы обижаемся, когда сами попадаем под санкции, но в то же время прибегаем к санкционным мерам защиты собственного рынка. Ну не знаю, в общем, благодатный Краснодарский край не может выдержать конкуренции с турецкими помидорами – ладно бы только с баклажанами.

Вторая тема, о которой мы говорили – это… Я не знаю, все автовладельцы, наверное, заметили рост цен на бензин, он достиг годового максимума (по-моему, даже двухлетнего максимума), бензин дорожает. Казалось бы, нефть тоже дорожает, могли бы наши нефтяные компании вертикально интегрировано снизить цену для внутреннего потребления – нет. Какие бы события ни происходили на мировом рынке, в России бензин дорожает всегда – это закон, который не снился Марксу абсолютно.

Юрий Коваленко: Они же говорили о том, что налоги повысили, акцизы повышаются, а в следующем году вдвое повысится акциз.

Сергей Лесков: Да, требуется переоборудование нефтеперерабатывающих заводов на благо автовладельцев. Можно еще и "Платон" сюда каким-нибудь образом приплести. Но ладно, ладно бензин, но рубль! Мы же всегда знали: нефть дорожает, рубль крепнет, там было какое-то даже соотношение. Тут рубль, по-моему, уже подбирается к отметке в 60, хотя пару недель назад было 50.

Юрий Коваленко: Уже подобрался.

Сергей Лесков: Уже перебрался, рубль вырос процента на 3% примерно. И я видел опросы российских граждан – они считают, что в начале следующего года курс будет 63. Граждане смотрят на жизнь оптимистичнее, чем Минэкономразвития во главе с бравым министром Орешкиным: они считают, что 64-65, а к концу 2018 будет 67-68. Безрадостные перспективы.

Что же там происходит? Почему нефть не поддерживает? Есть несколько факторов. Это, конечно, какие-то макроэкономические параметры, может быть, они не укладываются в нашей голове, но все-таки давайте постараемся расширить горизонты нашей эрудиции, это на самом деле весьма любопытно. Ну экономикой мира правят США, и там есть некая ставка Федерального резерва, а есть такая же ставка у Центробанка. У Центробанка была высокая ставка, а у Федерального резерва низкая. И поэтому всякие валютные спекулянты могли брать деньги, предположим, в США под низкий процент, конвертировать их в российские рубли и под более высокие проценты Центробанка их здесь прокручивать, да? Получается прибыль за счет разницы вот в этих ставках российского банка и американской системы. Здесь не надо быть семи пядей во лбу, и даже многие люди, которые грызут локти и жалуются на скудость своего кошелька… Друзья мои! Просто немного наглости и образования на уровне средней школы вполне позволяют заниматься валютными махинациями. Но вот у нас нет почему-то такой традиции, мы не играем на рынке. Это известно, кстати говоря: в Америке больше половины населения занимаются всякими фондовыми операциями, а у нас, по-моему, 0.01%, никто этим не занимается.

Юрий Коваленко: Может быть, не хватает стартового капитала?

Ольга Арсланова: Конечно, там же…

Юрий Коваленко: Чуть-чуть.

Сергей Лесков: Чего-то не хватает. Не хватает традиции такой. И теперь Федеральная резервная служба поднимает процент, а госпожа Набиуллина опускает, то есть все это снижается. Валютные спекулянты потеряли почти интерес к спекуляциям с рублем – это первое.

Второе: будем смотреть правде в глаза – надвигается февраль 2018 года, когда Конгресс США обещал новую порцию жестких российских санкций, что отпугивает многих инвесторов и тех же спекулянтов от российского рынка. Они уже предпочитают не рисковать своими спекулятивными капиталами. Как бы это было ни прискорбно, но это факт. Что может… Кстати говоря, накануне выборов это очень неприятно. Конечно, власть, Кремля хотели бы стабильности национальной валюты, это фактор важный для какой-то уверенности избирателей.

Юрий Коваленко: То есть ждем, какую свинью подложат в феврале, чтобы…

Сергей Лесков: Да. Но тут многие сейчас политологи говорят – да и сам Путин говорит – что вот эта вот свистопляска с Олимпиадой, с допингами опять новые претензии тоже имеют отношение к президентским выборам в России. Как-нибудь мы поговорим на эту тему. Но и удар по карману каждого российского гражданина в преддверии этих выборов – это тоже важный фактор.

Ну что может спасти рубль? – еще большее повышение цен на нефть. Все-таки это некая подушка. Но до какой степени может расти, совершенно непонятно. Если в Саудовской Аравии молодой принц продолжит массовые аресты своих братьев и арестует еще пару десятков принцев… Хотя там принцев, по-моему, 700-800, они расплодились как кролики.

Юрий Коваленко: Никто даже не заметит.

Сергей Лесков: Да, как кролики. Кролики плодятся медленнее, чем арабские принцы. Но тем не менее какие-нибудь катавасии в Саудовской Аравии – это первое, что приходит в голову, для того чтобы мы смотрели на кривую российского рубля с неким оптимизмом.

И, наконец, опять про деньги. Вот вы знаете, в быту считается, что если ты не хочешь потерять друга…

Ольга Арсланова: …не давай ему в долг.

Сергей Лесков: …не одалживай и не одалживайся.

Юрий Коваленко: И не занимайся с ним общим бизнесом.

Сергей Лесков: Да. Но у Маркса с Энгельсом ведь был общий бизнес.

Юрий Коваленко: У них был общий капитал.

Сергей Лесков: То есть здесь надо быть осторожным. По крайней мере одалживать и одалживаться нельзя – это точно. А вот почему-то в международной политике иначе, особенно применительно к СССР, России. Мы почему-то выбираем какие-то страны, которые мы считаем своими друзьями (считают ли они нас друзьями, непонятно), даем им займы без особенной надежды на возвращение…

Ольга Арсланова: Казалось бы, за такие суммы они просто обязаны взять нас в друзья.

Сергей Лесков: Ну вот нам очень нравился этот самый Уго Чавес, а теперь Николас, Николай Мадуро. Они уже очень много денег задолжали России. И вообще страна была безумно богата нефтью. Там есть две страны рядом – Венесуэла и Колумбия. Две страны, два цирка – два шапито, вот так и с ними. В Колумбии нефти нет, в Венесуэле нефти завались, просто завались. И лет 20-25 назад, когда и там, и там были одинаковые правительства, Колумбия вела – ну это естественно – жалкое, полунищенское существование, а Венесуэла просто купалась в относительной роскоши. Потом к власти в Венесуэле пришли социалисты, почти коммунисты, они пошли своим путем, а Колумбия пошла путем, проверенным многократно, как и многие латиноамериканские страны, стала строить какую-то чилийскую модель капитализма. Теперь доход на душу населения в Колумбии в 5 раз выше, чем в Венесуэле, Венесуэла находится на грани дефолта, какой-то уровень бандитизма фантастический; люди, которые там бывали, говорят, что там вообще на улицу выходить опасно реально, а в темное время суток просто невозможно. Но нам эта страна мила нашему сердцу, потому что они провозглашают нелюбовь к США и преданность каким-то непонятным ценностям России, хотя чего у нас там может быть общего, непонятно.

Юрий Коваленко: Дороговато стоят пустые лозунги.

Сергей Лесков: Мы все время вкладываемся, вкладываемся; туда входят наши авианосцы ядерные. В общем, уже 4 миллиарда там займа, и сейчас Антон Силуанов, министр финансов, сказал, что долг в 3 миллиарда будет реструктуризирован, то есть прощен, потому что там называется срок возврата 10 лет – извините, там непонятно, что через год будет, не то что через 10 лет. И вообще страна находится просто на грани дефолта, не хватает никаких денег, для того чтобы вернуть кредиторам. Общий долг – треть ВВП. Это мировой рекордсмен по долгу, таких долгов нет ни у кого в мире.

Юрий Коваленко: Как так может быть? – и нищее государство, и нищий народ? Где тогда все их боливары, скажем так? Где?

Сергей Лесков: Там огромная армия, которая держит в узде. Но все равно есть оппозиция, там есть некое подобие выборов. Мы как-то рассказывали о странной политической ситуации там. Там есть оппозиция, в которой считают, что долг даже в 2 раза выше, чем говорит Мадура.

Юрий Коваленко: Так и деньги куда ушли, я так и не могу понять. Где они могли осесть, если их нет ни у государства, ни у народа?

Сергей Лесков: И если нет у олигархов, на которых мы все списываем. Профукали – неэффективная модель экономики.

Ольга Арсланова: Все просто.

Сергей Лесков: Они строили социализм. Мы знаем, что в мире существует только один эффективный пример строительства коммунизма-социализма, но там вообще непонятно, каким образом это получилось. Ни в одной стране этого не вышло, это не получилось и в Венесуэле несмотря на всю харизматичность Уго Чавеса.

Для нас, когда мы об этом говорим, все время, конечно, возникает вопрос, кому мы вообще еще списываем деньги. Я тут покопался… На самом деле, с 2000 года мы списали – дышим ровно – 140 миллиардов долларов.

Ольга Арсланова: Долларов.

Сергей Лесков: 140 миллиардов долларов. С чем это можно сравнить? Федеральный бюджет российский – 250 миллиардов долларов. То есть больше половины федерального бюджета годового мы списали просто… Я думаю, даже в значительной мере, когда мы давали эти деньги, мы понимали, что возврата не будет, и очень часто…

Ольга Арсланова: Но это же советские долги в основном.

Сергей Лесков: Нет, это российские долги.

Ольга Арсланова: Там много?

Сергей Лесков: Очень часто, например, мы продаем оружие, потом радостно докладываем о том, что у нас растет продажа оружия, но эти деньги нам не возвращаются, потому что мы поставляем в такие страны, с которых как с гуся вода, взятки гладки, как кот, глядя на повара, облизнулся и скрылся за печкой. Так вот больше всего мы списали Кубе – 32 миллиарда долларов. Причем когда списывали – это было недавно – кубинцы обещали, что у нас будут какие-то проекты в области энергетики, здравоохранения, которым Куба гордится не без оснований. Время прошло, деньги списали, никаких проектов Куба не предложила, а наоборот, пытается завязать осторожный роман с США, хотя с Трампом это не получилось, а с Обамой это получалось вполне. Я не понимаю, почему списали 21.5 миллиардов долларов Ираку, который просто захлебывается от нефти, это один из крупнейших мировых экспортеров нефти, да и по газу, по-моему, это третья в мире страна.

Юрий Коваленко: Напрашивается вывод сам: если Ирак – один из крупнейших экспортеров нефти, почему нельзя ему было простить этот долг в обмен на то, что он сокращает добычу нефти, чтобы цена нефти выросла и всем было хорошо, (и Ираку, и нам), если это крупнейший производитель, естественно.

Сергей Лесков: Я согласен с этим вопросом. Давайте я оглашу весь список, как в известном фильме, чтобы мы понимали, кто что стоит, а потом постараюсь ответить на этот вопрос. Вся Африка в сумме – 20 миллиардов. Есть такие любопытные страны, как Монголия и Афганистан – по 11 миллиардов. Как Монголия с микроэкономикой сумела "надыбать" у России 11 миллиардов, мне совершенно непонятно: такое впечатление, что мы просто кормили весь этот народ. При этом ВВП… Вы помните, мы говорили, они растут быстрее, чем Китай, там процентов по 10% в год.

Юрий Коваленко: У них хотя бы есть что развивать, у них все развивать надо.

Сергей Лесков: Да. Северная Корея – 10 миллиардов (ну тут понятно все), Сирия – тоже почти 10 миллиардов. Вот Сирия – это понятно, это некое геостратегическое влияние. Может быть, и с Кубой было когда-то геостратегическое влияние. Эфиопия – 6 миллиардов. Что нам Эфиопия? Совершенно непонятно. Вьетнам – почти 10 миллиардов и тоже геостратегическое влияние, хотя сейчас наш бывший вьетнамский друг полностью переориентировался на США и Китай. Пусть Китай ему прощает тогда, или пусть Китай нам вернет окольным путем. И из наших стран СНГ Узбекистан и Киргизия, которым мы простили несколько сотен миллионов, Узбекистану почти миллиард, а всего получается 140 миллиардов.

Возникает этот риторический вопрос: во всех ли этих случаях Россия получила какие-то геостратегические приобретения в обмен на потерянные деньги, что было почти очевидно в момент оформления этого займа? Очень важно: когда мы прощаем долг, об этом официально объявляется, а вот оформление займа является закрытой частью федерального бюджета. Мы никогда по российскому законодательству, по законам нашего федерального бюджета не знаем, кто и сколько получает денег российских налогоплательщиков. Это некие закрытые статьи федерального бюджета, поэтому повлиять на это мы не можем. Но из этого следует однозначный вывод: не оказывается ли так, что предоставление займов нашим потенциальным и не всегда верным "друзьям" является удовлетворением неких политических амбиций тех или иных деятелей, которые могут быть вполне ошибочными? Это находится за рамками общественного обсуждения. Потом они лишаются своих постов, а мы лишаемся своих денег. Еще раз: оформление займов иностранцев – это закрытая часть федерального бюджета, и только потом, когда оказывается, что деньги ушли в песок, граждане об этом узнают. Справедливо ли это? Вопрос риторический. Мне кажется, что это не совсем справедливо. Иногда дешевле купить эту страну просто, чем давать ей в долг.

Юрий Коваленко: А мы фактически Монголию и купили – я вот посмотрел: 11 миллиардов долларов – это их бюджет годовой.

Сергей Лесков: Это чей?

Юрий Коваленко: Монголия.

Ольга Арсланова: То есть купили на год.

Юрий Коваленко: Может быть, мы ее купили, но не знаем?

Сергей Лесков: Ну вот. Вы знаете, вот мы вчера говорили про Филиппины, вернемся на одну секунду, это очень любопытный пример. С 1898 года, когда США выиграли у Испании войну, до 1950-х гг. Филиппины были в составе США, поэтому туда сейчас президенты США приезжают как домой. Вы не поверите, США купили Филиппины у Испании. Вы помните, за сколько Америка купила Аляску у России при Александре II?

Юрий Коваленко: 5 миллионов…

Сергей Лесков: 7 миллионов. Мы считаем, что это маленькие деньги, но цена денег изменилась. Итак, запомнили: Аляску США купили у России за 7 миллионов. За 20 миллионов фактически в тот же период США купили у Испании Филиппины, Кубу, Пуэрто-Рико и Гуам, который сейчас Ким Чен Ын хочет обстрелять ядерным оружием. Может быть, Россия все-таки даже выиграла, потому что, согласитесь, за 20 миллионов купить Кубу, Филиппины и Пуэрто-Рико…

Юрий Коваленко: Мы тогда не знали о том, что на Аляске месторождения нефти и золота есть, а так бы дороже продали.

Сергей Лесков: Вы прямо думаете, что ничего на этих территориях нет, кроме тростника? Нет. Но так или иначе американцы на определенном этапе своей истории не давали в долг: нужны деньги – ну пожалуйста, становись частью Америки.

Ольга Арсланова: Рассчитывайтесь тем, что у вас есть.

Сергей Лесков: Мне кажется, что это предельный цинизм американцев в данном случае как-то оправдан.

Юрий Коваленко: Хороший пример.

Сергей Лесков: Ну а что, это выгодный бизнес. А так получается, что ты даешь деньги, потом эти друзья оказываются не друзьями. Ну мы же знаем, ну сплошь и рядом. Они дружат до тех пор (как мы знаем по примеру Восточной Европы), пока у твоего опекуна не кончились средства на дружбу.

Ольга Арсланова: Давайте к вопросам – нам Николай дозвонился, он лично задаст свой вопрос. Здравствуйте, добрый вечер.

Сергей Лесков: Николай Мадура?

Зритель: Здравствуйте. Алло, можно задать вопрос?

Ольга Арсланова: Можно.

Зритель: У меня такой вопрос к вашему гостю. Скажите, пожалуйста, когда у нас действительно начнется реальный рост экономики и когда у нас прекратится утечка капитала за рубеж? А то у нас за 26 лет ельцинских и путинских реформ 1.5 триллиона долларов ушло за рубеж, вообще уже обескровлены этими реформами. Я не знаю, когда-нибудь они закончатся? Что это за финансовая система, что у нас миллиарды долларов за рубеж уходят и Путин называет это свободным перемещением капитала? Вы меня извините, но только дурак может такое сказать. До свидания.

Юрий Коваленко: Спасибо…

Сергей Лесков: Это был не Николай Мадуро.

Ольга Арсланова: Слишком хорошо говорил по-русски.

Сергей Лесков: Потому что, видимо, Мадуро рад, что деньги из России утекают.

В этой филиппике было много боли, но если Россия претендует на роль мирового лидера, то приходится, конечно, какие-то геостратегические интересы преследовать так или иначе. Делается ли это эффективно? – про это мы говорили. Может быть, надо какую-то другую стратегию в реализации геостратегических интересов выбирать?

Юрий Коваленко: Да, что-то я тоже думаю: Монголия нам особенно не нужна.

Сергей Лесков: Когда наш замечательный зритель говорит о реальном росте экономики, здесь надо договориться о терминах. Реальный рост экономики есть, но он маленький. ВВП по всем показателям растет на 2% в год – к сожалению, это не сказывается (здесь зритель может с большим основанием использовать слово "реальные"): реального роста доходов населения нет, есть реальное падение. Мы об этом едва ли не каждый день говорим.

Юрий Коваленко: А кстати, почему мы на самом деле говорим по поводу роста? Вот я сейчас зашел и посмотрел – 1.5% в год рост ВВП у Соединенных Штатов, они не бедствуют.

Сергей Лесков: Ну да, во Франции еще меньше. Нет, в США, по-моему, больше: в США… Юра, надо посмотреть.

Юрий Коваленко: Ну вот 1.6%.

Сергей Лесков: Надо посмотреть реальный рост доходов населения там больше, чем у нас, и ВВП на душу населения в США, по-моему, в 8 раз выше, чем в России, надо отдавать себе в этом отчет. А вэлфер там такой, что, конечно…

Ольга Арсланова: Проще не работать.

Сергей Лесков: Можно не работать, да.

Ольга Арсланова: И у нас многомиллионная армия нищих, бедных работающих россиян для контраста.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо Сергею Лескову. Завтра увидимся. Все, кто не услышал ответы на свои вопросы – завтра все будет.

Юрий Коваленко: Мы их сохранили, кстати.

ОТР

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  21.11.2017  Сергей Лесков

Пользователь:OTVrussia

Сергей Лесков: "Вина" школьника из Нового Уренгоя в том, что он стал думать" 21.11.2017    

Сергей Лесков: "Вина" школьника Николая Десятниченко из Нового Уренгоя в том, что он стал думать и чувствовать. А его травлю начали бесчувственные дураки.

 

Оксана Галькевич: Я уверена, что и в эти самые секунды наш СМС-портал уже работает в усиленном режиме. А все потому, что Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения, к нам присоединяется. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Сергей Лесков: Здравствуйте. А вы знаете, где самые лучшие в мире системы здравоохранения?

Константин Чуриков: Сейчас мне это очень важно. Где?

Сергей Лесков: В Зимбабве.

Константин Чуриков: Вы не шутите?

Сергей Лесков: Это совершенно очевидно. Ведь президент-долгожитель. 93 года не мешали Роберту Мугабе эффективно исполнять свои обязанности. Я почему о нем заговорил? Я только что услышал, 20 минут назад, что он подал в отставку.

Константин Чуриков: Мир изменился. Вот с этого надо было начинать.

Сергей Лесков: После этого система здравоохранения в Зимбабве моментально рухнет. Что касается других новостей, то, может быть, для нас самым важным является то, что Конгресс США принял рекордный военный бюджет. Обычно вообще правительство запрашивает парламент, а парламент урезает аппараты чиновников. В данном случае произошло совершенно обратное, нечто несусветное: Белый дом попросил конгрессменов меньший бюджет, а Конгресс решил накинуть военных расходов. Почему? Это же очевидно.

Дело в том, что враги окружили Америку со всех сторон и угрожают Америке. Поэтому, конечно, Пентагон должен получить больше денег. Для нас самое неприятное, конечно, в этой истории то, что отдельной строкой в этом бюджете содержится предоставление Украине летального оружия. Что из этого выйдет? Пока непонятно. Но мы должны, конечно, быть готовы к обострению конфликта на Донбассе, который, как получается, хотят урегулировать только на словах.

Германия. В Германии, как вы помните, 2 месяца назад были проведены выборы в парламент – бундестаг. Надо было сформировать коалиционное правительство. И 8 недель велись переговоры. Однако же они оказались бесплодными. Ангела Меркель, несмотря на весь свой политический авторитет, не смогла снять многие противоречия и сплотить 3,5 независимые партии, которые должны были составить это коалиционное правительство. Что будет дальше в Германии? Здесь возможны несколько вариантов, и каждый из них не безразличен для России, если учесть, что Германия – не только лидер в Европе, но и наш самый крупный экономический партнер.

И наконец наша внутренняя новость. В Бундестаге выступил школьник из Нового Уренгоя (это город на Ямале). Он говорил о немецких военнопленных, которые умерли в России. На самом деле мне кажется, что это тема благородная, гуманная. И ничего страшного этот 17-летний отрок не сказал. Но поднялась целая волна. Наши диванные, квасные, канцелярские патриоты стали обвинять мальчика, его родителей, его учителей, его школу, да и всю городскую администрацию Нового Уренгоя в отсутствии патриотизма. Это, кстати говоря, те самые гримасы патриотизма, о которых мы говорили на прошлой неделе. И я думаю, что подобные обвинения могут привести к тому, что мы похороним патриотизм под этими фальшивыми лозунгами.

Константин Чуриков: Тем временем, кстати говоря, еще на той неделе, кажется, у нас в Государственную Думу поступил целый законопроект.

Сергей Лесков: Мы об этом очень подробно говорили.

Константин Чуриков: Тогда давайте начнем издалека, с Запада.

Сергей Лесков: Начнем с Запада. В общем-то, цифры. Конгресс США утвердил бюджет Пентагона в размере 700 млрд долларов. А просило правительство всего лишь 668 млрд. Представляете? То есть они на довольно большую сумму (4,8%) решили добавить. Сейчас мы поговорим более подробно по статьям, где Конгресс решил все-таки не ущемлять Пентагон, который хотел какие-то свои военные базы, которые разбросаны по всей планете, закрыть. Нет, нельзя ничего закрывать, потому что враги не дремлют везде.

Они все равно просили больше, чем сейчас. Сейчас бюджет Пентагона 619 млрд долларов. Он увеличивается в 2018 году на 12%. Это рекордная сумма в абсолютном значении и рекордная для мирного времени (то есть если не считать Вторую мировую войну или войну во Вьетнаме, сейчас же США ни с кем официально не воюет).

Константин Чуриков: Назовите эту сумму финальную.

Сергей Лесков: Финальная сумма – 700 млрд долларов. Мы, конечно, не можем не сравнить это с военными бюджетами других стран.

Оксана Галькевич: Кстати, нас спрашивают – как мы можем сравнить это с бюджетом нашей страны?

Сергей Лесков: Не надо спрашивать. Мы готовы к этому вопросу и понимаем, что да.

Константин Чуриков: Спрашивать, кстати, надо. Вы звоните, пожалуйста, и пишите.

Сергей Лесков: Очевидно, что все в мире познается в сравнении. Например, у женщины непонятно, 44 размер – это много или мало, если не сравнить ее с другими столь же неотразимыми женщинами.

Есть еще военный бюджет НАТО – это 946 млрд долларов. Это тоже большая сумма. Но нас интересует военный бюджет России на 2018 год. У нас он, конечно, рассчитывается в рублях. Но в данном случае мы переводим его в доллары. В России он на 2018 год 160 млрд долларов.

Оксана Галькевич: У них 700, у нас 160.

Константин Чуриков: Где-то в 5 раз меньше.

Сергей Лесков: А вообще бюджет у США в 10 раз больше. То есть в относительном измерении мы тратим на оборонный бюджет больше. Если учесть, что у нас ВВП около 1.5 трлн долларов, то мы тратим на оборонный бюджет больше 10%. Это очень много. Больше, чем в любой другой равновеликой стране мира. А в этом году (2017) оборонный бюджет был больше – 170 млрд долларов. Он в 2018 году сокращается. Но вы прекрасно понимаете, что тут нельзя считать тратами только на один год, потому что были большие пролонгированные вливания – военные заказы, например, на следующий год. Поэтому здесь надо брать какой-то консолидированный за несколько лет бюджет.

Так или иначе, военные расходы России существенно меньше, чем у "потенциальных противников". Особая статья расходов Пентагона – это противостояние так называемой российской агрессии. Американские политики в последние годы говорят об этом прямо. Итак, 4,6 млрд долларов идет на усиление безопасности союзников США в НАТО. Европейская политика сдерживания агрессии России в Европе. Видимо, они обнаружили следы такой агрессии. На мой взгляд, это достаточно сомнительное доказательство. Но у тех людей, которые лоббируют рост военного бюджета, понятно, что может быть своя логика. При этом министр обороны и командование Вооруженных Сил США в Европе должны предоставить Конгрессу план развертывания военных сил на 5 лет вперед. То есть военная пятилетка.

Самое болезненное для нас – это наконец-то решен вопрос о предоставлении Украине смертельного оружия. Это 350 млн долларов. Правда, Конгресс ограничил это финансирование наполовину под очень интересным соусом: "До тех пор, пока Украина не докажет, что она провела реформирование оборонной сферы". Говоря на человеческом языке, пока она не докажет, что не сворует эти деньги. Доказать это будет чрезвычайно затруднительно, потому что все финансовые организации, которые имеют дело с Украиной, просто уже изошли кровавыми слезами по поводу того, что эти деньги утекают в песок и не производят никакого позитивного эффекта. Короче говоря, все разворовывается. Такое летальное оружие – это противоракетные зенитные комплексы под названием "Javelin" (англ. "копье"). Это противотанковое оружие 3 поколения, наделенное многими достоинствами, с дальностью стрельбы 2,5 км. Последний ли это писк военно-технической мысли, честно говоря, я сомневаюсь. Потому что еще лучшие ракетные комплексы 3-го поколения делает Израиль и делает Индия, которая прежде не была замечена в том, что изготовляет вооружение самого высокого уровня. Если Индия может сделать оружие лучше, чем этот "Javelin", то, наверное, не очень-то больших напряжений это требует.

Тем не менее, у России в Туле мы делаем противотанковые комплексы, которые называются "Корнет". Они относятся к поколению "2+".

Константин Чуриков: Можно совершенно дилетантский вопрос? Я понимаю, что все виды вооружений важны. Но когда речь идет со стороны США о якобы российской угрозе и если даже гипотетически представить себе возможный конфликт, то разве в ход пойдут танки?

Сергей Лесков: Речь идет о конфликте на Донбассе. Пока на Донбассе танки участвовали в сражениях. Это знаменитый там котел какой-то был. Несколько раз окружали. И там довольно много украинских танков советского производства погибло.

Кстати, вы знаете, что самый крупный завод СССР был в Харькове? Он и сейчас работает. Вы про ядерное оружие?

Константин Чуриков: Ну, собственно, да.

Сергей Лесков: Нет. Ну что вы, в самом деле? До этого, конечно, не дойдет. Но какие-то локальные столкновения там происходят и сейчас. И танки в них участвуют регулярно. Дело вот в чем. Не так важно, к какому поколению принадлежит танк. И не так важно, кто сидит за командным пунктом. Я не знаю, как называется. Там два человека только необходимы. Условно говоря, командным пунктом этой противотанковой установки, которая весит килограммов 50-60. Кстати говоря, у "Корнета", я не договорил, дальность 10 км, а у этого американского "Javelin" – 2.5. Но у него лучше система наведения, оптика лучше.

Но самое важное, конечно – это персонал, экипаж. Может ли антитеррористическая операция предоставить таких офицеров и сержантов, которые справятся с этим новейшим оружием? Я на самом деле сильно сомневаюсь. И весь ход военных столкновений на Донбассе говорит о том, что все-таки какой-то боевой дух этих украинских соединений оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Дело, одним словом, не в "Javelin".

Оксана Галькевич: Сергей, но у меня почему-то в голове вертится слово "прецедент".

Сергей Лесков: Но это прецедент.

Оксана Галькевич: Америка – страна прецедентного права. Это прецедент.

Сергей Лесков: Это прецедент. Это опасный прецедент. И мне не совсем понятно, как это соответствует вроде бы мирной миссии, которую исполняет там спецпосланник президента по имени Курт Уолкер, который регулярно встречается с Сурковым и обговаривает там введение каких-то миротворческих сил. Эти миротворческие силы тоже будут с этим противотанковым копьем ходить. Здесь есть какое-то совершеннейшее противоречие. Но уж давайте я договорю по поводу того, что еще Пентагон будет делать согласно новому бюджету. 60 млн долларов направлено на ракеты средней и малой дальности. Они считают, что Россия что-то там нарушает. Будут разрабатывать стратегию по борьбе с угрозами и пагубным влиянием России в гибридной войне. То есть в информационной войне. Будут пресекать российскую киберактивность, экономические инструменты принуждения, запрет на военное сотрудничество с Россией. В частности, программное обеспечение лаборатории Касперского нельзя теперь покупать. В общем, Пентагон включился в этот хор политиков, которые поют всякие странные песнопения с антироссийской мелодией.

Но и завершением, конечно, стал сегодняшний запрет на участие российской военной техники на одном из самых крупных авиасалонов - "Фарнборо" (это пригород Лондона). Надо сказать, что в этом нет ничего удивительного. Потому что он раз в 2 года проводится. В 2014 и 2016 годах российская военная техника там тоже не участвовала.

В значительной степени это, наверное, происходит потому, что по многим параметрам многие образцы военной техники, по крайней мере, не уступают американской и европейской. Они не хотят сравнений. А наши многочисленные пилотажные группы вообще, по-моему, превосходят американские группы уж точно.

Оксана Галькевич: То есть вы считаете, что выбивают одного из сильнейших?

Сергей Лесков: Конечно. Это конкурентная борьба на рынке вооружений. Россия – второй экспортер оружия. Естественно, борются с этим делом. Я не думаю, что об этом надо говорить бесконечно. Хотя дойдет ли до прямого столкновения российской и американской военной техники? Иногда кажется, что может дойти. Это бывало неоднократно. Не только в Корее в 1953 году. Это бывало и в Афганистане. Это бывало и в Сирии сейчас, потому что ИГИЛ ведь вооружен западной военной техникой.

Константин Чуриков: Который по закону запрещен в России.

Сергей Лесков: Да. Впрочем, такое вооружение ему не помогло.

Оксана Галькевич: Кстати, наши телезрители спрашивают: а как Европа отреагирует на применение летального оружия, поставленного США, у себя по соседству? Для Штатов это далеко. А для Европы это близко.

Сергей Лесков: Трагедия Пушкина "Борис Годунов" заканчивалась словами "Народ безмолвствует". Можно отредактировать это "Европа безмолвствует". Когда речь касается всяких военных демаршей США, то Европа это всегда проглатывает. Мы начали, как вы обратили внимание, с того, что США выделяет 5 млрд на укрепление европейского военного потенциала и 100 миллионов отдельно на прибалтийские страны. Потому что угроза российской агрессии в Прибалтику вообще несомненна и очевидна.

Константин Чуриков: Сергей, наш народ не безмолвствует. Вам активно пишут. Не скрою, очень всех взбудоражила тема №3. Есть еще масса тем, которые хотят обсудить наши телезрители.

Оксана Галькевич: Друзья, кстати, звоните, пожалуйста. Давайте общаться также с вами в прямом эфире и по телефону. Такая возможность у вас тоже есть, и это все бесплатно. Звоните.

Сергей Лесков: Не можем не коснуться бесплодных переговоров в Германии. Переговоров блока ХДС/ХСС во главе с Ангелой Меркель, "зеленых" и Партии свободных демократов, которые, как лебедь, рак и щука тащат в разные стороны и не могут сформировать коалиционное правительство. Между прочим, одним из камней преткновения (хотя не самым большим) является Крым. Потому что лидер этих свободных демократов по фамилии Линнер (это новая политическая фигура) предлагает если не признать Крым, то придать ему статус долгосрочно-временного решения. То есть снять эти разговоры, возобновить контакты с Россией, отменить санкции, на что категорически не соглашается Меркель и зеленые.

Константин Чуриков: Некая территория с неопределенным статусом?

Сергей Лесков: Да. Там есть, кстати говоря, и вообще российская альтернатива для Германии. Но они не привлечены для участия в этом коалиционном правительстве. Очень много у них несогласий и расхождений. Например, участие немецких солдат в военных конфликтах за пределами в том числе и Сирии. Это вопросы энергетики, что самое для нас интересное. Потому что Германия предполагает закрыть угольные станции, закрыть атомную энергетику. У каждой из этих партий свой путевой лист. А для России же важно. Мы же хотим туда не только Северный поток-1 протянуть, но и Северный поток-2. Очень много таких вопросов. И сейчас после 8 недель они разошлись и не понимают, как быть дальше. Президент Германии по фамилии Штайнмайер призывает их все-таки попытаться договориться. Это тот самый Штайнмайер, который недавно приезжал к нам в Москву, открыл здесь протестантскую церковь, говорил с Путиным. А потом он полетел к Римскому Папе. Он, кстати, является членом этой партии, которая не участвует в коалиции и который сидит сейчас как бы в засаде социал-демократической партии. Наверное, единственная возможность для Меркель – начать переговоры со второй по величине немецкой партией. А та не хочет. Может быть, будут переговоры. Это тогда будет вообще что-то невероятное.

А второй вариант – сформировать правительство меньшинства, как в Швеции. То есть у этого правительства не будет большинства в парламенте, и каждый раз надо будет договариваться. Очень интересная, конечно, история. А теперь про нашего замечательного мальчика, который выступал в том же бундестаге, с которым не может договориться Меркель.

Константин Чуриков: О котором нам подробно пишут наши зрители.

Сергей Лесков: Да. Это на самом деле, наверное, самая интересная сегодняшняя история, самый интересный сюжет. Мне кажется, что абсолютно безобидный был доклад. Школа Нового Уренгоя имеет долгое сотрудничество со школой в городе Кассель, где находится штаб-квартира "Wintershall", которая покупает наш газ у "Газпрома". Может быть, они даже города-побратимы. Немецкие школьники занимаются советскими воинскими захоронениями. Школа Нового Уренгоя тоже искала какие-то захоронения немецких солдат.

Константин Чуриков: Если позволите, сразу СМС-ка из Курской области: "Юный отпрыск не знает историю Сталинградской битвы, но очень хотелось угодить немцам".

Сергей Лесков: Никаких оснований для такого рода заявлений я не вижу. Почему он не знает истории Сталинградской битвы?

Оксана Галькевич: Почему такие выводы?

Сергей Лесков: Это скоропалительные выводы. Мальчик – круглый отличник, победитель олимпиад разного уровня по истории. Не надо забывать о том, что он в бундестаге всего 2 минуты. За 2 минуты, наш дорогой зритель, нельзя рассказать обо всей истории Второй мировой войны. Невозможно. Он акцентировал внимание на одном моменте – на судьбе немецких военнопленных. Надо сказать, что, например, верховный главнокомандующий Сталин говорил, что есть фашисты, а есть немцы. И, в общем-то, к военнопленным, к плененным солдатам в русской традиции всегда было гуманное отношение. Можно напомнить, например, мощные страницы в романе "Война и мир", когда фельдмаршал Кутузов увидел, как голодные пленные французские солдаты дерутся из-за куска мяса. И тогда Кутузов сказал, что русский человек должен пожалеть пленных. Можно привести и более из близких каких-то…

Например, у Виталия Закруткина, писателя и фронтовика, есть замечательная повесть, которая называется "Матерь человеческая". Я не исключаю, что ее изучают в школе. Хотя он давно умер, где-то в 1980-х годах. Он, кстати, лауреат Сталинской премии. Сюжет этой повести совершенно жуткий по жестокости: в деревне немцы уничтожили всех жителей, и спаслась только крестьянка по имени Марфа. У нее мужа, отца и маленького сына немцы повесили на площади в этом селе. И после войны, когда немцы уже были выгнаны, она в амбаре у себя увидела раненного немца. И она пошла на него с вилами, испытывая, конечно, ненависть к немцам, а он закричал: "Мама". И она его пожалела, накормила и стала жалеть. Кто не читал, я советую почитать. Там просто мороз по коже продирает.

Еще раз. Вот это настоящий патриотизм – умение прощать, которое свойственно русскому народу, не надо заменять травлей мальчика, который, может быть, сказал какое-то неосторожное слово. К нему прицепились из-за двух слов: "невинные жертвы". Он назвал немцев, которые умерли в плену, невинными жертвами.

Оксана Галькевич: Сергей, а вот эта ситуация чему нас учит? Через столько лет после войны.

Сергей Лесков: Она учит нас тому, что понятие "патриотизм" в настоящее время стало использоваться для карьеристских целей, что бесконечно далеко от истинного патриотизма, для того чтобы поднять свой рейтинг, выслужиться перед властью, чьи интересы ты понимаешь совершенно сомнительно. Кстати, насчет власти. Я хочу напомнить слова президента Путина, авторитет которого, видимо, неоспорим. Путин говорил, что его мать (они же во время войны были в блокадном Ленинграде) не могла ненавидеть немцев (особенно пленных), потому что она считала, что это такие же простые трудяги. Но все это забыто.

Оказалось, что у нас сейчас система ценностей такая, что самое главное – выслужиться на чем угодно. И вот именно это обвинение своих псевдооппонентов в отсутствии патриотизма для многих квасных и диванных патриотов является лучшим инструментом, для того чтобы выслужиться. Оставьте ребенка в покое.

Оксана Галькевич: Сергей, просто мне кажется, что мы в данной ситуации жестоки сами к себе в первую очередь оказываемся и к этому ребенку. Ведь так можно психику сломать. И задается определенный образец реакции и общественного поведения.

Константин Чуриков: В то же время, поскольку мы "Отражение" и отражаем мнение зрителей… Вот вы говорите "выслужиться". Но люди, которые сейчас нам пишут и критикуют этого юношу (я сомневаюсь, что они хотят себе сделать рейтинг с помощью СМС-портала и выслужиться). Давайте послушаем Петра из Краснодарского края. Петр, здравствуйте. Вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Добрый вечер. У меня вопрос Сергею. Вы говорите про наше вооружение, что мы занимаем второе место в мире. Но в последнее время прошла информация, что Индия отказалась от закупок нашей авиационной техники. И закупает у Соединенных Штатов на 100 млрд долларов. Как вы этот вопрос прокомментируете?

Сергей Лесков: Мне кажется, что вы опоздали с этим вопросом. Я даже не знаю, что сказать. Потому что мы перешли на другую тему, которая предполагает… Все-таки давайте соблюдать формат. По тому, что вы сказали, можно распространяться очень и очень долго. И это займет все наше оставшееся время. Но мне кажется, что это будет нарушением каких-то незыблемых правил нашей передачи.

Оксана Галькевич: Есть просто некоторая инерция на самом деле в сообщениях.

Сергей Лесков: Это понятно. Если вы хотите, мы можем как-нибудь отдельно вернуться к Индии. Проблемы там есть.

Оксана Галькевич: Давайте в пятницу мы будем подводить итоги этой недели.

Константин Чуриков: Если кто-то хочет спросить по поводу этой конкретной истории с выступлением…

Сергей Лесков: Если вы ищете какой-то звонок или СМС, я хочу еще раз сказать. Одно дело – это враг с оружием в руках на поле боя. Совсем другое дело – это пленный солдат. И не надо об этом забывать. Мальчик говорил о пленных солдатах. Но невинные жертвы, оказавшиеся в плену. Кстати, ведь есть статистика по поводу того, сколько немецких солдат погибло в российском плену. Я думаю, что всегда цифры отражают истину. Я могу даже сказать, как их кормило НКВД по сводкам. Около 2 млн немецких солдат оказались в российском плену. Даже 2.5 млн. 350 тысяч умерло в плену. Многих лечили, кстати говоря, советские врачи. Нормы НКВД были такие: 100 г рыбы в день, 25 г мяса в день, 700 г хлеба в день. Уверяю вас, это не так уж и мало. И я думаю, что в концлагерях, где содержались советские военнопленные, кормили, я думаю, похуже. Но, тем не менее, многие там умерли.

Константин Чуриков: Удмуртская республика спрашивает: "А во время войны эти бедные военнопленные не убивали наших дедов, детей и матерей?". И вообще, если обобщая: а почему это выступление вызвало такую бурную реакцию в обществе, в соцсетях?

Сергей Лесков: Я сказал, почему. Потому что суровая правда состоит в том, что патриотизм стал не интимным чувством, а инструментом корыстолюбивых интересов. Я с печалью это наблюдаю каждый раз. И дело даже не в мальчике. У нас в отсутствии патриотизма политические оппоненты обвиняют друг друга. Сейчас еще дойдет до подобного рода обвинений во время предвыборной кампании. Вот увидите.

Оксана Галькевич: Сергей, очень жаль мне детей, потому что, вы знаете, ведь мыслить нельзя, нельзя иметь другую точку зрения. Надо думать так, как сказано. Причем, надо как-то нос по ветру держать, уметь ориентироваться. Вот это страшно.

Сергей Лесков: Оксана, я с вами совершенно согласен. Я продолжу вашу мысль цитатой из французского писателя Андре Мальро, который сказал: "Каждый человек обречен на страдания, потому что он мыслит". Вина этого мальчика состояла в том, что он стал думать. В 17 лет, если человек не так сформулировал, не так отредактировал свою мысль, это простительно. В связи с этим возникает вот какой вопрос. Может быть, даже самый главный в этой истории. Не вызывает сомнения то, что этот мальчик чувствует и думает. И я совершенно убежден в том, что самое опасное для страны – это бесчувственные дураки. На самом деле бесчувственные дураки, которые сейчас начали травлю этого подростка.

Константин Чуриков: Ну что, тогда давайте к другим темам. Много вопросов по поводу радиационного выброса в Челябинской области.

Сергей Лесков: Знаете, что самое смешное? Что тот самый ефрейтор, жизнь которого описывал мальчик Николай из Нового Уренгоя, похоронен вблизи того места, где обнаружен этот самый радиационный выброс рутения.

Оксана Галькевич: Как жизнь все закольцевала-то.

Константин Чуриков: Почему был обнаружен рутений-106 еще в конце сентября-начале октября? Мы об этом узнали только сегодня по факту.

Сергей Лесков: Если это и был выброс, то на предприятии "Маяк". Я там, кстати говоря, был неоднократно. Это тот самый "Маяк", откуда в 1956 году был самый большой в мире выброс. Так называемая Кыштымская катастрофа. И на самом деле там даже до сих пор идет отселение татарских деревень, которые попали в этот след.

То есть в принципе "РосАтом" и Минсредмаш (это бывшее его название) признают экологические катастрофы. В данном случае "РосАтом" говорит, что ничего об этом не сообщил, потому что заражение было гораздо меньше, чем дозы, которые угрожают жизни. Хотя на самом деле, может быть, всегда надо сообщать. Потому что есть же так называемая радиационная боязнь, так называемый чернобыльский синдром. По поводу Чернобыля – гораздо больший ущерб принесла не сама радиация, а вот эта психическая травма.

Оксана Галькевич: Я просто сегодня послушала западные голоса, почитала западную прессу на вражеском языке. И там приводится, естественно, что первыми на это внимание обратили французы, Институт ядерных исследований, ядерной защиты, ядерной безопасности, как-то он там называется, сейчас не буду дословно цитировать. Но в этом докладе французского института говорится о том, что, конечно, до Европы это облако дошло в таких объемах, такой силы, что по крайней мере во Франции угрозы не представляет. Но в эпицентре, с уверенностью говорят специалисты этого французского института, опасность была чрезвычайно высока, и европейские власти наверняка бы приняли решение об эвакуации населения.

Сергей Лесков: Куда?

Оксана Галькевич: В сторону, куда-нибудь, в безопасное место. Вот это сейчас обсуждает в том числе и Европа. Понимаете, мы узнаем об этом очень постфактум. Очень интересно, что первыми об этом почему-то говорят французы. Мы сначала говорим, что нет, вообще ничего не было. Простите, они у себя на какой-то станции во Франции поймали эти изотопы.

Сергей Лесков: Та версия, которую я предложил вам… Вы отвергаю версию.

Оксана Галькевич: Вы только что говорили, что ярлыки не надо вешать. Я не отвергаю, я рассуждаю.

Сергей Лесков: То объяснение, которое я предложил, не опровергнуто ни в коей мере. Очень часто вокруг происшествий на объектах атомной энергетики разворачивается какая-то волна этой радиационной боязни. И в громадном большинстве случаев оказывается, что это область, которой должны заниматься врачи-психотерапевты, а отнюдь не специалисты по ядерной безопасности. Поверьте мне. Это в значительной мере даже касается такой несомненной трагедии, как Чернобыльская катастрофа. Почему нельзя верить дозиметристам, которые работают и на Урале (в Челябинской области их очень много), и врачам медико-биологической службы, и разветвленной сети "РосАтома"? Их еще ни разу не ловили на том, что они скрывают какие-то происшествия. Такого не было ни разу. Что говорят французы – пусть они на свои ядерные объекты смотрят.

Оксана Галькевич: Но "Росгидромет" же сказал, что они действительно обнаружили…

Сергей Лесков: Обнаружили. Но не было превышения нормы.

Оксана Галькевич: Было.

Сергей Лесков: Нет, не было. Было превышение среднего содержания. Но это все равно…

Константин Чуриков: В 100 раз меньше.

Сергей Лесков: Да, в 100 раз меньше, чем тот уровень, который представляет угрозу для здоровья. Я вас уверяю, в нашем родном городе Москва, если уж вы про это говорите, есть превышение среднего рациационного фона. Хотите, я вам даже назову эти регионы?

Оксана Галькевич: Куда сходить…

Сергей Лесков: Да, куда сходить, чтобы превысить. Вы ужаснетесь.

Оксана Галькевич: Скажите, куда ходить не надо, Сергей. Давайте обезопасим всех.

Сергей Лесков: Нас не только Москва смотрит. Есть стократное превышение радиационного фона, например, у здания МГУ. Там, где много гранита. Вы знаете это? К МГУ нельзя подходить. Кто-то из вас закончил МГУ.

Константин Чуриков: Я учился не в главном здании. Мне повезло. Я учился на Моховой.

Сергей Лесков: Не ходите на песчаный пляж. Самое опасное – это песчаный пляж. Если вы летите на самолете там, где нет ионосферного слоя защиты, вы получаете огромную дозу излучения. Если вы ходите в рентгеновский кабинет, вы получаете огромную дозу…

Константин Чуриков: Рентгеновский кабинет. Вот вы нас и подвели к нашей следующей теме. Будем говорить о состоянии системы здравоохранения уже через несколько минут. Большое спасибо обозревателю ОТР Сергею Лескову.

Сергей Лесков: Не бойтесь жить, друзья мои.

Оксана Галькевич: Да. Давайте не будем бояться жить. А также давайте не будем бояться разных мнений. Потому что то, что у нас сейчас происходит на СМС-портале, продолжение обсуждения вашей позиции, в частности, по этой истории с мальчиком и разных высказываний…

Сергей Лесков: Оставьте ребенка в покое.

Оксана Галькевич: Оставьте ребенка в покое. Просто разные мнения. Друзья, давайте принимать друг друга, а не вешать друг на друга ярлыки, оскорблять, говорить, что вы нас разочаровали, мы вас отключаем, выдергиваем телевизор.

Константин Чуриков: Никаких оскорблений пока не вижу.

Оксана Галькевич: Ты проглядел. Смотрите ОТР, уважаемые друзья. Обсуждаем самые разные точки зрения в нашем прямом эфире.

ОТР

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
reinchil

ОТРажение  на ОТР  28.11.2017